Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Сербия снова будет избирать президента

7 декабря, 2002 - 00:00

В воскресенье Сербия снова пойдет голосовать, пытаясь избрать своего президента. Предыдущая попытка, вылившаяся в два тура голосования — 29 сентября и 13 октября, — не дала результатов. Претендентов зарегистрировано трое, причем по-настоящему соперничать будут действующий президент Югославии Воислав Коштуница и лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель. Результаты выборов президента Сербии должны, наконец, продемонстрировать, по какому пути дальше пойдет Сербия, бывшая Югославия, и косвенно — как дальше будет развиваться ситуация в регионе.

Воислав Коштуница в случае его избрания на пост главы республики обещает бороться за «обычную, среднеразвитую, европейскую Сербию». Он, по его словам, выступает за демократическую, свободную, правовую и справедливую Сербию, за конституцию, которая обеспечит равновесие и разграничение власти, гармоничное развитие всех регионов, защиту прав каждого гражданина и всех групп — национальных, политических, религиозных. Данные опросов свидетельствуют, что шансы президента Югославии на победу в Сербии максимальны.

Должность президента Сербии приобретает значение в условиях, когда единого союзного государства — Югославии — уже несколько лет фактически не существует. Коштуница в результате перипетий выборов 2000 года сменил в кресле президента Югославии Слободана Милошевича, дело которого сейчас слушается в Гаагском трибунале (Коштуница, кстати, был противником выдачи Милошевича Гааге). Однако почти сразу оказалось, что у президента Югославии очень мало реальной власти, а сама должность скорее номинальна. Президент Югославии, в частности, фактически никак не влиял на событии в маленькой Черногории, а обстоятельства выдачи Милошевича Гаагскому трибуналу подтвердили и то, что в Сербии больше власти, влияния и возможностей у правительства, возглавляемого одним из лидеров Демократической оппозиции Сербии (ДОС, силы, выдвинувшей Коштуницу на должность президента Югославии) Зораном Джиджичем.

Коштуница подает себя в качестве «мягкого» националиста, который понимает и защищает интересы и ценности, присущие сербам, но демократическим путем, в отличие от Милошевича. Его поддержка обществом сегодня — самая высокая в республике, но она не достигает уровня в 50 процентов. Общественная поддержка Джинджича значительно меньше, и он с самого начала не принимал участия в президентских выборах. Вице-премьер югославского правительства Миролюб Лабус, сторонник либеральных экономических реформ, который на предварительном голосовании занимал вторую позицию, от участия в повторных выборах отказался.

Другой Воислав — Шешель, лидер радикальной партии и, как его рисуют, «ультранационалист» — получил во втором туре прошлой попытки выборов 23 процента голосов. Однако, к избирательным участкам явилось менее половины сербов, имеющих право голоса, поэтому выборы были признаны недействительными. С тех пор избирательное законодательство было изменено, теперь норма закона требует, чтобы победитель во втором туре выборов определялся простым большинством голосов. В поддержку Шешеля снова выступил из Гааги Слободан Милошевич, заявивший, что лидер радикалов — единственный представитель оппозиции, противостоящий превращению Сербии в колонию. Эти чувства не чужды многим сербам, особенно с учетом того, что смена режима не привела к одновременному значительному повышению уровня жизни.

В поддержку Коштуницы выступила ДОС — несмотря на резкое ухудшение отношений между этим движением и президентом Югославии в последнее время.

Коштуница, в свою очередь, заявляет, что если и вторая попытка не будет удачной, тогда игр с президентскими выборами больше не будет, а на повестке дня встанет вопрос о досрочных парламентских выборах. Хотя сначала следовало бы принять новую конституцию республики. Возможное избрание президента парламентом Коштуница считает нецелесообразным.

Сербия должна принять новую конституцию, избрать новую Скупщину, которая, как на днях сказал Генеральный секретарь Совета ЕС Хавьер Солана, фактический посредник между Сербией и Черногорией, делегирует депутатов в парламент нового союзного объединения.

Черногория также должна избрать президента. Это произойдет 22 декабря, а бывший ее президент Джуканович уже получил мандат на формирование правительства. Джуканович — сторонник независимости своей республики, его поддерживает большинство в черногорском парламенте. Итак, новым президентам двух последних югославских республик выпадет честь окончательно распрощаться с названием «Югославия», научиться договариваться между собой, поскольку Запад продолжает отмечать, что не будет воспринимать отдельно Сербию и Черногорию. Новым лидерам двух республик придется доказать и своим народам, и миру, что изменения 2000 года в Белграде, связанные с драматическими перипетиями, действительно были оправданны. Сегодня уже мало кто скрывает, что «проект Коштуница» состоялся не без значительной помощи со стороны Запада. Однако за два прошедших года не произошло ни одного прорыва, сербы в основном смирились с утратой Косово, иностранный инвестор преимущественно выжидает (хотя медиа-рынок Сербии уже связан с деятельностью западного капитала). Общество остается расколотым (хотя это уже не настолько остро), далеким от политической стабильности, далеко не все хорошо с экономическим развитием. С другой стороны, сербам уже начинают говорить, что у них есть европейская перспектива.

Виктор ЗАМЯТИН, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ