Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

ЕКСТРАКТ 200

Лариса ИВШИНА: слово к читателям
13 декабря, 2018 - 18:45
ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»

«Можно сказать, что этой книге нет конца. Книга протяжна во времени. Уже тогда, когда издание было готово к тиражированию, в «Дне» появилось еще несколько статей, которые лично мне очень запомнились», — сказал постоянный автор «Дня», доктор филологических наук, профессор Владимир Панченко во время прошлогодней презентации «Екстракт 150» во Львове на Форуме издателей. И действительно, отзывы, которые мы получали, представляя книгу в разных аудиториях страны, письма наших читателей показали, что «Екстракт» «Дня» востребован обществом. Издание сконцентрировало знаковые мнения украинских умных людей. Поэтому идея продолжения «Екстракту» возникла естественно — и у редакции, и у наших авторов и читателей.


...И все-таки мы работаем над новыми книгами. «День» не оставляет надежду на выполнение обществом позавчерашней работы. Мы убеждены, что продолжать разговор необходимо. Именно поэтому вы держите в руках третий и четвертый тома «Экстракта». В этот раз — «+200».

Изданный в прошлом году «Экстракт 150» стал новым измерением нашей книжной деятельности. Если предыдущие издания Библиотеки «Дня» «Украина Incognita» сосредоточивались на ключевых исторических узлах: «Дві Русі», «Українці — поляки: брати, вороги, сусіди», «День» і вічність Джеймса Мейса», «Ваші мертві вибрали мене» ets. — то новый двухтомник появился, в первую очередь, как необходимость прояснить не менее сложную, противоречивую и запутанную новейшую украинскую историю. И показать, как газета ее применяет.

«Экстракт» оказался не только удачным названием, но и точным образом — смыслом. Знания, которые заложены в книгах (при условии их «растворения») в общественной среде (в первую очередь — молодой), — способны оказать благотворное действие. Особенно, учитывая, что наше информационное пространство не перегружено интеллектом.

Поэтому сразу после представления на Львовском книжном форуме («Продукт «лаборатории» европейского мышления», «День» №166, 18 сентября 2009 года) «Экстракт 150» обсуждали в Волынском национальном университете («Быть высококлассными или второстепенными — зависит от нас», «День» №184, 14 октября 2009 года), потом — Винница, Житомир, Харьков, Черновцы, Острог, Симферополь...

Четыре тома «Экстракта» — это продукт-реакция на состояние общества, определенное сопровождение интеллектуального читателя. Мы пытаемся распространить микромир, созданный нашими яркими авторами, их взглядами и ценностями, — на все общество. По крайней мере, на ту его часть, которая готова слушать, слышать и сотрудничать. Последнее — особенно важно. Я часто повторяю в студенческих аудиториях: мы не говорим о национальной идее. Точнее, мы не просто говорим... Мы ее практикуем.

И еще — впереди европейской — должна идти внутренне украинская интеграция. Приятно, что этот подход видят и поддерживают наши авторы и партнеры.

Владимир ПАНЧЕНКО, доктор филологических наук, профессор Национального университета «Киево-Могилянская академия»: «В газете «День»... совсем иначе осмыслили и трансформировали идею деятельности газеты как такой. Оказалось, что газета может быть чем-то значительно больше, чем просто газетой. Потому что это и народная трибуна, и передвижной народный университет (если вспоминать художников-передвижников). Эти десанты по университетам — очень важная миссия, которая заставляет меня прибегнуть к метафоре. Есть «островки» интеллекта, мысли, культуры, которые иногда не знают друг друга. Газета «День» своей деятельностью объединяет их в «архипелаг». И сверхзадача для газеты — создать материк. Очень важно, чтобы эти островки чувствовали себя как одно целое. Этого нам очень недостает — ощущения себя как самодостаточной целостности».

Оксана ПАХЛЕВСКАЯ, профессор Римского университета «Ла Сап’енца», научный сотрудник Института литературы им. Т. Г. Шевченко: «Построение исторической памяти — это не просто подача печальной информации, это построение определенной этики отношений с существующим знанием». (Из выступлений на представлении «Экстракта» во Львове на книжном форуме-2009).

Очень интересна реакция на «Экстракт» и студентов, которые стажировались в Летней школе журналистики «Дня»-2010. Мы даже начали с их мыслей четвертый том нынешнего издания.

Почему это так важно?

После большого политического разочарования и неосуществленных надежд, — общество выглядит энергетически слабым. Уже будто бы так много потеряно. Но я убеждена, что потеряно не все. Напротив. Теперь время окончательной ясности.

Украинская ситуация непростая. Проблемы накапливались — некоторые веками, — и в результате имеем незавершенную национально-освободительную борьбу. Другие — десятилетиями — как следствие — сорванный в самом начале антикоммунистический процесс. И уже в последние годы потерян (на этом этапе) — уникальный шанс демократических реформ и присоединения к евроатлантическому сообществу.

В 1999 году, который я считаю вторым «Берестечком», не удалось преодолеть бездну одним прыжком, хотя шанс был. Пока большинство чесало затылок, размышляя, какое зло меньше, мир не стоял на месте. Развивалась конкурентная среда. К тому же «заговорили» незажившие раны ХХ века, которые активно бередит бывший центр. Распространяются информационные «бациллы», продуцируют уродливые, казалось бы, уже забытые явления. С одной стороны границы усиливается неоимпериализм с «демократическим» лицом на экспорт для Запада, — и с набором инструментов неосталинизма для близких соседей. Не просто сталинизма. Православного. С большими деньгами.

Я часто вспоминаю фильм « Холодное лето 53-го». Как по мне, эта талантливая российская лента является не наилучшим ли объяснением того, как и почему на постсоветском пространстве все случилось именно так.

Определенным образом мы до сих пор живем в парадигме ХХ съезда несуществующей партии. Именно того, на котором Хрущев выступил с развенчиванием культа личности, но который не привел к уничтожению метастаз, что проникли в общественный организм.

В настоящее время уже нет проблем с информацией о том, что Голодомор 1932—1933 годов был геноцидом. И отрицание этого неопровержимого факта является не столько политическим, сколько моральным выбором... Как сказал один мудрый человек, не ждите понимания от того, кто получает деньги, чтобы не понимать.

Большинство проблем страны по большей части совпадают с картой геноцида. Когда говорят, что его не было, я отвечаю: памятник Сталину в Запорожье — это и есть подтверждение — геноцид был. И только постгеноцидное общество могло это позволить.

Украинство после ХХ века я считаю феноменом, который требует глубокого изучения. Это действительно чудо в почти библейском смысле этого слова: во время Первой мировой войны — Украина театр военных действий — «Марсово поле Европы», потом большевистская вооруженная интервенция, кровопролитная гражданская, жестокие репрессии. Ужасающий террор голодом 1932—1933. Вторая Мировая война — Украина полностью оккупирована и воюет на двух фронтах. Безграничный героизм. Миллионы жертв. Голод 1946—1947... Война Советского Союза против Украинской Повстанческой Армии. Репрессии против духовенства и интеллигенции, той, которая уцелела и той, которая «наросла», как писал Мыкола Винграновский, от «наших худеньких матерей».

И в состоянии такого, казалось бы, безнадежного увечья народ смог получить независимость. Разве это не повод для гордости? Мне очень понравилось, когда во время одного из телеэфиров участник международного кинофестиваля в Киеве элегантный Отар Иоселиани как-то так очень твердо и четко сказал: послушайте, украинцы, вы же великий народ, вы же страна Довженко, Савченко, Параджанова, Ильенко... Так сообщите же о себе миру!.. И дальше говорит: я, грузин, приехал, чтобы сказать вам об этом. Прозвучало — как холодный душ. Он правильно прибавил: и если вы это сделаете искренне и от души, то весь мир это оценит... Очень важно объединяться с умными, где бы, в каких краях они не жили. Потому что украиноцентризм не означает «центропупизм». А тем, кто говорит, что независимость свалилась просто так, как «подарок судьбы», я советую прочитать скромную книжку гиганта духа — Евгения Грицяка — лидера Норильского восстания в ГУЛАГе, или мемуары правозащитника генерала Петра Григоренко, который спасал честь украинцев, отстаивая, в частности, право крымских татар вернуться на родную землю после насильственной депортации. Но осуществить мой совет не так легко. Парадокс: во времена информационного перепроизводства именно ценностная литература в стране оказалась в ситуации «самиздата».

К нам в Летнюю школу журналистики «Дня» ежегодно приходят талантливые и активные студенты из разных университетов и даже старшеклассники. Как тест называю им фамилию генерала Григоренко — они его не знают. Проверено — это не случайность. И рецидивы сталинизма сегодня — это и результат отсутствия целеустремленной и последовательной политики вроде «денацификации» в послевоенной Германии, это следствие дегуманизации школьного и высшего образования.

Кто же нам воспитает Граждан? Неотснятые фильмы, неизданные книги. В конечном итоге нереализованная историческая правда. Да, она уже сказана и кое-где даже услышана в стране и мировым сообществом, но не реализована.

Жаль, что последние, благоприятные для глубокой работы годы, отличались декларативным, и, так сказать, декоративным применением истории. И это так же опасно, как и ее умалчивание. Историю нужно использовать не для бесконечного проговаривания, а как основу (базовые расчеты) для программы развития государства, для моделирования будущего.

Из-за особенностей формирования — в Украине с разным темпом прогреваются и созревают гуманитарные и мировоззренческие поля. К сожалению, проукраинские властные элиты не смогли справиться с такой сложной страной. Не смогли настолько, что в СМИ с подачи известного литератора началась дискуссия по вопросу (что в принципе не дискутируется!) — не «отпустить» ли территории, которые продвинутым людям кажутся будто бы безнадежно утраченными для создания государства и европейской перспективы... Похоже на рекомендацию лечить головную боль с помощью гильотины. Или как у Эзопа — лиса хотела и не смогла достать виноград, тогда она объявила, что виноград зеленый...

В предисловии к книге «Українці — поляки...» я писала: «Если «Украина — не Россия» — то почему она не там, где Польша?» Почему в 20-ые годы прошлого века состоялось чудо на Висле, но не случилось чуда на Днепре? Почему поляки выстояли перед искушениями коммунизма с востока и объединились вокруг идеи единой Польши, вокруг Пилсудского... А украинцы нет? Почему после жертв и разрушений Второй мировой, после трагедий Катыни, после десятилетий советского тоталитаризма их Президент (тоже бывший комсомолец) привел свою страну в Евросоюз и НАТО, а украинские кормчие — нет?

Конечно, у них были единый язык, церковь, шляхта... Но, но, но... Запомнились слова Лины Костенко: все было в польской истории. Не было руины духа. И объяснение прежнего посла Польши в Украине Ежи Бара: «Просто вы были ближе к эпицентру поражения».

...До 2000 года человечество испытало все проекты улучшения будущего, — говорил на круглом столе «Дня» известный украинский философ, к сожалению, уже покойный, Сергей Борисович Крымский. И все проекты оказались с дефектами! И сразу стало понятно, что единственной ценностью являются сквозные ценности истории.

Какие они у украинцев?

Традиция свободной индивидуальности: «Украина, по-видимому, единственная страна, которая выдержала натиск Степи. ...Здесь можно проводить некоторые аналогии с пионерами американских прерий: там тоже могли выжить только свободные люди».

Рыцарская традиция — понятие чести и братства.

Архетип софийности. Дело не только в Лавре, — говорил Сергей Борисович. — Киев — один из мировых центров православия. Но дело в самом понимании духовности. Скажем, на киевских церквях, особенно старых, есть репиды. Знаете, что это такое? Это свет, добытый в темноте пещер праведниками и экстрагированный наверх.

С таким пониманием духовности связано в простом народе уважение к учености, к знаниям. Речь не только о том, что Тарас Бульба говорил: «И я Горация читал в оригинале».

В Украине был культ учености, культ духовности, культ софийности.

Сергей Борисович, наш мудрый наставник, очень сокрушался, что сегодня в нашей стране Интеллект не уважается... И часто говорил: каждое общество должно скрывать своих дураков. Нам время усвоить эту науку.

Становится все очевиднее, что главная битва на постсоветском пространстве продолжается не только за рынки, нефть, газ, но и за место в Истории. И, чтобы «перемогти поразку» — не провалиться в «цивілізаційний» люк, не быть «розкуроченим» на «запчастини» — нужно вернуть обществу культ Разума.

И не просто разума (потому что умные люди были и у сатрапов), а — по определению Сергея Крымского — «Разума Духовного».

Поэтому — все в Школу! А великие Учителя в Украине есть.

Благодарю читателей, авторов, друзей «Дня» за сотрудничество.

Искренне — Лариса ИВШИНА

12 августа  2010 года

Алушта

Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ