Ум не знает границ.
Джанни Родари, итальянский писатель, журналист

Критический момент: без давления нет реформ

Почему, по мнению министра, не проходит модель службы финансовых расследований
6 октября, 2017 - 10:55

На недавнем многолюдном собрании общественности, где должны были обсуждать перспективы введения службы финансовых расследований, для VIP-участников сделали какое-то подобие президиума, поставив ряд стульев. «Никто не хочет садиться?» — удивленно констатировала модератор, потому что все места за исключением одного, где разместился народный депутат, оставались свободными. Зал в ответ захохотал. И немного сконфуженные VIP-участники начали медленно рассаживаться.

ПЕРЕЗРЕВАТЬ ВРЕДНО

Впрочем, дальше всем было не до юмора. «Процесс может сильно растянуться. Хотя соответствующий закон точно должен быть принят, — отметил по поводу паузы по внедрению службы финансовых расследований министр финансов Александр Данилюк, — и очень быстро и эффективно принят». «У нас постоянно говорят, что этот вопрос перезрел и давно перезрел, — прибавил он, — хотя закон (о службе финансовых расследований) мы разработали и обсудили с МВФ. Это не просто какая-то идея — это необходимость. А также часть наших международных обязательств. В коалиционном соглашении также четко прописано о создании  этой службы и чем именно она должна заниматься. То есть уже время это реализовывать. Законопроект нужно вносить в Верховную Раду и голосовать».

«Я не знаю, каким образом, но было принято решение, — немного лукавил министр, потому что не мог не знать «каким образом», — дать комитету (по вопросам налоговой и таможенной политики) разрабатывать новый законопроект. Я не хочу наш законопроект присваивать. Но я рассматриваю это  (поручение) как огромный риск потери времени. Мы нередко  идем по кругу. Сегодня до конца не прекратилась работа (негативные ее аспекты) налоговой милиции. И другие силовые структуры до сих пор занимаются вопросами экономических преступлений и продолжают негативную практику, которая оказывает давление на бизнес, что недопустимо для нашей страны. Я вернулся из роуд-шоу, где встречался с сотнями инвесторов, и для  них всех главное — это инвестиционный климат. Пока мы не реформируем систему правоохранительных органов, не будем иметь позитивных результатов — потому не приходят инвестиции в Украину».

«Если комитет хочет разрабатывать (хотя это не свойственна ему функция), хорошо. Но в этом законопроекте должны быть ключевые вещи, — отстаивает министр свою точку зрения и отмечает, что законопроект Минфина является достаточным. — А если комитет  хочет создать что-то новое, то нет вопросов. Но если там что-то будет изменено, то оно может повлиять неоднозначно: или новый орган станет менее влиятельным, скажем, импотентным, или получит еще больше полномочий. Мы же, с учетом международного опыта, нашли оптимальную модель. Эта служба обязательно должна иметь право на ОРД (на оперативно-розыскную деятельность). Иначе... представьте себе НАБУ без ОРД. Что бы это было?»

ПОДСЛЕДСТВЕННОСТЬ И ПОДЧИНЕНИЕ: НЕ 100% И НЕ ПРАВИТЕЛЬСТВУ

«Должна быть четкая линия реализации правоохранительных функций, а также формирование политики, — указывает Данилюк, — и заниматься СФР нужно именно экономическими и финансовыми преступлениями против государства, потому должно быть и какое-то министерство, которое будет формировать политику и формировать правила работы в этой сфере. СФР имеет право применять оружие. Вы видели конфликты, которые происходили с предприятиями Коломойского, когда наши органы даже боялись подойти. А теперь большие деньги нанимают достаточно серьезные охранительные структуры, и ставить под риск сотрудников СФР нельзя. Они должны иметь возможности себя защитить». «А еще, — добавляет Данилюк, — СФР должен быть компактным. Максимум 3—3,5 тысячи сотрудников. Попытка раздувать штат приведет к неэффективности и к тому, что там будут не те, кто должен был бы там быть».

«Необходимо также максимально привлечь новых людей. Мы включили это в законопроект, — продолжает высказывать свои взгляды на создаваемую службу министр. — Нужно разработать принципы, которые не позволят переходить с СФР коррумпированным людям. Моя позиция, что такое запрещение должно быть». Он также не согласен с предложением МВД взять в СФР всю (экономическую) подследственность. «Это значит, что новый орган будет огромным и будет заниматься всем в этой стране, — отмечает Данилюк. — Мы создадим таким образом монстра и дискредитируем эту идею с самого начала. Я считаю, что должна быть четкая ограниченная подследственность, под которую будет подпадать 80% всех убытков государства. И с этим можно бороться тремя тысячами профессиональных специалистов».

Данилюк также не поддерживает намерения подчинить СФР правительству. «Если какой-то орган власти находится под Кабинетом министров, то это значит, что за него никто не отвечает, — считает Данилюк. —  Никто не формирует его политику, никто не отвечает за этот орган. Поэтому я в принципе такую модель не поддерживаю не потому, что хочу что-то иметь под каким-то министром. Это — неправильно, потому что это коллективная безответственность». Он отстаивает мысль, что СФР должна подчиняться исключительно министерству финансов, но добавляет: «Я на этом не настаиваю. В конце концов, ключевая задача, чтобы этот орган имел правильные полномочия, чтобы для него было правильно назначено руководство. И правильно сформирован персональный состав. Он должен быть независимым правоохранительным органом, чтобы в его работу не было политического вмешательства».

ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИКИ

«Если же этот орган будет координироваться министром финансов или, например,  внутренних дел, то это, в принципе, только координация, и в любом случае не политическое вмешательство, — отмечает Данилюк. — Я вообще считаю преступлением, а у нас это очень любят делать и министры, и депутаты, которые что-то берут под персональный контроль. Какое право вы имеете это делать, когда у нас есть правоохранительные органы, которые действуют по закону. На Западе это воспринимается как политическое давление. А координация — это формирование политики. Если нужно изменить какие-то законодательные акты, то орган, который реализует политику, инициирует изменения. А уже я как министр включаю или отклоняю эти изменения».

Эксперт «Реанимационного пакета реформ» Станислав Черкашин считает, что самая главная опасность сегодня — это свертывание реформ и даже антирыночные решения правительства, которые серьезно тормозят экономический рост в стране. Как примеры этого он приводит резкое повышение заработной платы в стране, которая не отвечает ни экономическому росту, ни производительности труда. По его мнению, это решение будет стоить стране минус один процент роста ВВП. Второй негативный фактор — отмена режима поддержки села, отрасли, которая была драйвером роста экономики. Если в прошлом году она дала 6% ВВП, то в этом году — результат минус 2,9%. «Политику таких простых решений можно коротко охарактеризовать, — говорит Черкашин, — Украина без будущего».

ДОХОДИМ ДО «КРАСНЫХ ЛИНИЙ»

Еще радикальнее настроен народный депутат Сергей Лещенко. «Вы, как хозяева этой страны,  — обращается он к собравшимся, — должны быть активными участниками этого процесса и не «вопрошать» почему законопроект лежит, потому что понятно, что это потому, что нет политической воли». Он призывает обращаться к донорам Украины, чтобы не давали деньги тем, кто только пишет отписки, и «принуждать ваших бенефициаров, чтобы они делали реформы». «Когда они услышат давление со всех сторон, то, поверьте, — настаивает народный депутат, — это ускорит механизм. Если вы не будете давить, данный закон никогда не будет одобрен. Мы уже входим не только в бюджетный процесс, но и в избирательную кампанию. В настоящее время уже идет ее нулевой цикл выборов Президента. И, конечно, никакой политической воли для реформ нет. Никогда не отдаст (кому-то другому) действующий Президент возможности рэкетировать бизнес. Потому что ему нужна эта служба, чтобы на выборах правильно победить. А для СБУ рэкет бизнеса — это возможность добывать себе подножный корм. Чтобы выполнять волю Президента нужно же где-то брать деньги. Они же не будут жить на зарплату в 15 тысяч гривен». В таком же положении, по словам Лещенко, и государственная фискальная служба.

Обобщая, он указывает, что после того, как правительство позаимствовало три миллиарда долларов за евро бонды, у него пропала мотивация даже выполнять требования МВФ. Если так, то «что заставит продолжать реформы, и потому все больше мы слышим заявления, что не нужно нас учить жить, потому что мы еще со времен чумаков идем своим украинским путем».

Член правительства Данилюк ответил, что относительно трех миллиардов — не совсем правильная оценка. Он, как профессиональный министр финансов, должен был снять риск дефолта в 2018—2019 годах. «Мы этого достигли», — отметил он. Относительно темпов реформ, то Украина, с его слов, «двигается на полных парах, но сейчас время это демонстрировать  — по НДС мы уже показали, и все это видят». За налогом на выведенный капитал — законопроект в Кабмине, и все понимают, что он будет стоить немаленьких денег, особенно в первые годы, поэтому нужно сокращать расходы, что очень сложно.

Возвращаясь к реформе ГФС и созданию СФР, министр отметил: «Мы доходим до определенных «красных линий», после которых будет понятно, двигаемся ли мы дальше, или стоим. Сейчас критический момент. Я ожидал, что правительственный законопроект о СФР, а это, по сути, коалиционный законопроект, должен быть поддержан коалицией. В разговоре с премьером этот вопрос можно будет затронуть. Но его может заблокировать даже ГФС — орган, который находится в моей компетенции. И сейчас многим это очень удобно. К примеру, акт о ликвидации налоговой милиции принят еще в марте, но до сих пор он не обнародован, а следовательно, не действует».

P.S.

Кабинет министров Украины поддерживает принятие Верховной Радой разработанного Министерством финансов законопроекта о Службе финансовых расследований (СФР). Министерство финансов провело колоссальную работу и обсуждение нового качественного проекта закона. Мы готовы передать его в комитет. Мы считаем, что нам не важно, кто его разработал... Нам важно, чтобы этот закон был принят», — сказал премьер-министр Владимир Гройсман во время заседания правительства в среду.

Виталий КНЯЖАНСКИЙ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments