Когда у нации вождя нет, тогда вожди ее - поэты
Евгений Маланюк, украинский писатель, поэт

Замкнутый круг для регулятора

Риски нашей экономики определены печальным опытом населения
3 декабря, 2004 - 20:50

ЕВГЕНИЙ НИКОЛАЕВ

Несмотря на провозглашенную в Украине политику гибкого курсообразования, официальный курс гривни к американскому доллару благодаря последовательным действиям НБУ практически не меняется уже четыре года. Поэтому Международный валютный фонд характеризует валютный режим Украины как «обычную искусственно поддерживаемую фиксацию курса», а иными словами — как достаточно жесткую привязку национальной валюты к доллару США. Дело в том, что МВФ в своих оценках основывается не на законодательно зафиксированном порядке, а на фактической практике регулирующих органов.

Как известно, стабильность гривни по отношению к доллару и даже постепенная номинальная ревальвация украинской валюты поддерживается за счет профицита торгового баланса Украины и существования в законодательстве нормы об обязательной продаже экспортерами 50% валютной выручки. Благодаря этому предложение доллара на безналичном валютном рынке Украины традиционно превышает спрос. Выкупая излишек валюты, НБУ обеспечивает стабильность курса национальной денежной единицы и пополняет собственные валютные резервы.

Возможно, что кратко очерченный подход к курсообразованию нужно будет пересматривать, что связано, во- первых, с уже начинающими проявляться недостатками такой политики, во-вторых, с последними событиями в Украине, в-третьих, с определенными тенденциями в мире.

Стабильность национальной денежной единицы всегда повышает доверие к экономике в целом, способствует ее дедолларизации и улучшению инвестиционного климата. В случае Украины дополнительным мотивом фиксации курса гривни к доллару выступают интересы экспортеров, работающих с европейскими странами. Жестко привязанная к доллару гривня девальвирует по отношению к евро, повышая ценовую конкурентоспособность товаров, экспортируемых в ЕС. Кроме того, как минимум со времени валютного кризиса 1998 г. гривня остается недооцененной. Этому существует однозначный экономический индикатор — разница между валовым внутренним продуктом (ВВП) государства, подсчитанным по паритету покупательной способности (ППС), и величиной ВВП, определенной на основе валютных курсов (ВК). В Украине эта разница сейчас четырехкратна ($5300/чел. по ППС против $1300/чел. по ВК), а, для сравнения, в 1999 г. была еще большей, пятикратной. Две указанные величины в нормально функционирующей экономике постепенно сближаются, что, в совокупности с положительным сальдо платежного баланса, создает на гривню значительное ревальвационное давление, направленное на рост ее курса. Поэтому я считаю, что факторы, способные привести к падению гривни по отношению к американскому доллару, сегодня не играют ощутимой роли, поскольку с лихвой компенсируются вышеперечисленными обстоятельствами.

Возникшие же в последнее время сложности с покупкой наличной валюты кратковременны. Их причиной можно назвать спекуляцию на панике, когда во время политической нестабильности искусственно ограничивается официальная продажа валюты и возникает «черный валютный рынок» по продаже долларов, что усиливает панические настроения населения и повышает прибыли отдельных субъектов валютного рынка. То же относится к временным ограничениям банков по снятию средств со счетов, которые подталкивают людей снимать деньги и усложнять ситуацию. Украина имеет достаточный резерв стойкости денежно- кредитной системы. Поэтому после стабилизации политической ситуации наступит и финансовая стабильность.

С другой стороны, мы подошли к той идее, что постоянство валютного курса в Украине, как ни странно, является существенным инфляционным фактором. Сближение ВВП по ППС с ВВП по ВК может осуществляться за счет номинального укрепления курса гривни, однако НБУ препятствует ревальвации, чтобы не пострадали экспортеры. Тогда ППС вынужден постепенно сближаться с ВК за счет корректировки внутренних цен, т.е. роста инфляции. Это сближение будет продолжаться до тех пор, пока соотношение между ППС и ВК гривни не достигнет уровня развитых стран, где эти величины отличаются не более чем на 20%. Впрочем, процесс сближения медленен, поэтому вызываемая им инфляция очень незначительна.

Другое дело, что НБУ финансирует выкуп долларов у экспортеров из эмиссионного источника, вследствие чего денежная масса в Украине с 1999 г. растет в среднем на 40% в год. Как известно, эмиссия денег является непосредственным источником инфляции. Но в последние несколько лет для Украины это было не совсем верно, поскольку экономика характеризовалась низким уровнем монетизации (отношения денежной массы к ВВП). Поэтому эмиссия в основном способствовала переходу от бартерных к денежным отношениям и развитию кредитных операций, а не раскручиванию инфляции. Сегодня уровень монетизации украинской экономики составляет 40%, а в развитых странах нормой является показатель более 60%. При нынешних темпах роста денежной массы (40% в год) мы достигнем этой цифры к концу следующего года, и тогда выкуп валюты экспортеров станет еще одним реальным инфляционным фактором, из-за чего поддержание стабильности курса ценой инфляции утратит смысл.

Антиинфляционное регулирование могло бы принять форму политики гибкого курсообразования, если бы не безоговорочные психологические инфляционные ожидания населения, из-за которых даже незначительные колебания курса вызывают кризис на рынке наличной валюты. Таким образом, регулятивная деятельность НБУ попала в замкнутый круг. Практически фиксированный курс гривни к доллару вызывает нежелательную скрытую инфляцию. Позволить гривне ревальвировать нельзя, т.к. пострадают экспортеры, а вместе с ними и рост украинской экономики, который на три четверти зависит от внешнего сектора. А гибкое курсообразование для снижения инфляции (в силу печального опыта населения) приведет к прямо противоположному результату — скачку цен и новому витку долларизации экономики. Поэтому НБУ вынужден приносить ценовую стабильность в жертву поддержанию неизменного курса гривни к доллару. Но со временем вышеописанные недостатки этого подхода станут гораздо более явными и вызовут пересмотр регулятивной политики.

Кроме того, нужно учитывать ситуацию в мировой экономике — а именно то, что сегодня Соединенные Штаты сознательно постепенно обваливают доллар по отношению к другим мировым валютам (см. «День» № 219). Ни у кого из серьезных аналитиков не осталось сомнений в этом после того, как 19 ноября Алан Гринспен предупредил, что курс доллара, очевидно, будет и далее существенно снижаться. Главными жертвами падения доллара становятся европейская и японская экономики, чьи валюты существенно ревальвируют.

При сохранении фиксированного курса гривни к доллару возможны следующие варианты. Наш экспорт в Европу станет еще более дешевым и конкурентоспособным по цене, а потому может вырасти. Но с другой стороны, стагнация европейской экономики в конце концов приведет к сокращению спроса европейцев и его переориентации на внутриевропейский рынок, что негативно повлияет на торговлю Украины с Евросоюзом, на наш платежный баланс и возможности удержания валютного курса. Несложно также предсказать уверенный рост мировых цен на нефть и газ, поскольку они устанавливаются в долларах. О последствиях этого для украинской экономики говорить излишне. Скажется и определенное снижение внешней покупательной способности (т.е. обесценивание) как долларовых, так и гривневых накоплений нашего населения. Перечисленные риски должны стать объектом пристального внимания регулирующих органов, чтобы их действие можно было предвидеть и смягчить.

Евгений НИКОЛАЕВ, Институт глобальных стратегий
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ