Поднесем свой народ культурно, давайте учит его. Не только учитель может обучать, но может его учить и воспитывать и чиновник, солдат, промышленник или другой.
Августин Волошин, украинский политический, культурный и религиозный деятель Закарпатья

Беларусь остается terra incognita

Здесь за надцатью замками прячут от собственного народа его душу
11 сентября, 2020 - 09:55
ОСОБЫМ ОТКРЫТИЕМ СТАЛО ИМЯ ЛАРИСЫ ГЕНИЮШ — БЕЛОРУССКОЙ ПИСАТЕЛЬНИЦЫ, СЕКРЕТАРШИ ПРЕЗИДЕНТА БНР, ХРАНИТЕЛЬНИЦЫ АРХИВА БНР, АКТИВНОЙ УЧАСТНИЦЫ ЖИЗНИ ПРАЖСКОЙ ЭМИГРАЦИИ 1937-1948 ГГ.

Фейсбук напомнил. И хорошо. В ежедневном круговороте не всегда вспомнишь, что интересного, необычного происходило с тобой (вами) в этот же день несколько лет назад. Сейчас Фейсбук выдал на-гора наши фото на месте славной победы под Оршей князя Острожского.

Ничего подобного я не представляла, согласовывая с сябрами-партнерами программу нашего тура в Беларусь. Я долго колебалась: объявлять набор группы или нет. Ведь несколько лет до того уже пересекали границу на Волыни — ездили в Брест и Беловежскую Пущу. Брестская крепость оказалась почти копией Тараканового форта в отреставрированном варианте, на аллеях которой пионеры (я даже не подозревала, что они еще существуют) выщипывали траву. Легендарная Беловежская Пуща — заасфальтированный лес с зубрами в вольерах. И если бы не новые знакомства, приобретенные в незабываемом трансграничном проекте Польша-Беларусь-Украина, если бы не азарт Валерии и глубина мыслей Алеся, наверное, я бы, подобно миллионам украинцев, верила, что Беларусь — совковейший совок. К счастью, доверие и интуиция меня не подвели.

Наши четыре дня путешествия оказались незабываемыми, невероятными, непревзойденными. Мы чувствовали себя не просто туристами — почетными гостями, окруженными особым вниманием и заботой. Разочаровавшись Днепром в Могилеве (только теперь я поняла «вау» могилевцев в Киеве над Днепром) — еще слабая и тонкая ленточка, мы отправились в направлении Орши. А далее был настоящий квест. Выяснилось, что посещение славного Кропивненского поля запрещено властями, и само поле — сплошные огороды. Вежливо рядами мы пересекли кусочек поля, на котором как раз зацветал лен (где уже такое в Украине увидишь), шли к небольшому памятному знаку в честь победы князя Острожского 1514 года, установленному в свое время оппозиционерами. Одна из крупнейших побед князя не упоминается официально по единственной причине: Острожский победил московитов. И эти реалии белорусской культурной жизни 2016 года стали настоящим холодным душем для нас, прошедших не одну революцию. За глотком свободы белорусы ездят в Литву. Там, во весь голос Валерия под Острой Брамой поет славу Ворше.

Витебск и фантастический Шагал, Витебск и Иосафат Кунцевич, Витебск, где на днях должен был начаться «Славянский базар», который нас ничуть не интересовал. Мы катили по невероятно красивой дороге между настоящей лесной пущей в Полоцк. В городе с древнейшей историей и самыми известными культовыми сооружениями до боли поразил памятник белорусской букве Ў. В стране, где носителей родного языка можно знать в лицо, в городе, прошлое которого так старательно пытаются втиснуть в одну колыбель для трех, самым красноречивым является напоминание о своей национальной идентичности — маленькая буква ў, которая существует только в белорусском языке. Между прочим, все экскурсии на территории Беларуси для нас, украинцев, на белорусском. Наш гид — спадар Иван — профессиональный историк, человек, открывший нам глаза на Беларусь, которой не знают сами белорусы.

Мы в Минске. Социалистический пафос на современный лад. Атмосфера наэлектризованности и замкнутости, и не знакомое нам отсутствие людей на улицах. Крупнейший город оказался наименее привлекательным эмоционально, хотя соблазняли большие парки и чистые улицы, пространство без небоскребов и типичной для украинских городов плотности застройки. «Не сравнивай», — так посоветовал мне коллега. Трудно не сравнивать, когда сравнения возникают на уровне подсознания.

В ПОЛОЦКЕ, ГОРОДЕ С ДРЕВНЕЙШЕЙ ИСТОРИЕЙ И САМЫМИ ИЗВЕСТНЫМИ КУЛЬТОВЫМИ СООРУЖЕНИЯМИ ДО БОЛИ ПОРАЗИЛ ПАМЯТНИК БЕЛОРУССКОЙ БУКВЕ

Безусловно, гордостью белорусского культурного наследия являются замки Мира и Несвижа. Тут нам, украинцам, становится невыносимо стыдно. Объекты, перешедшие под охрану ЮНЕСКО. Не могу понять, как в изолированной от мира Беларуси работают программы и гранты ЕС, как происходит культурная интеграция наших соседей в европейское сообщество. И это не выдумки. С белой завистью смотрю, как моим коллегам удается реализовывать проекты международного сотрудничества, о которых в Украине я даже не могу мечтать. Их поездки по местам Франциска Скорины в Чехию и Михаля Клеофаса Оґинского в Италию. Я понимала и не понимала, как это существует и развивается: поддержка культурного наследия и дискриминация роднай мовы, инвестиции в сохранение исторических объектов и преследование патриотов.

Благодаря моим партнерам — сознательным белорусам — в наших следующих путешествиях открывались особые места и фантастические люди. Мы знакомились с родовым имением Мицкевичей в Завосье в сопровождении удивительного Анатолия Евмянькова, первого директора и инициатора воспроизведения усадьбы, который более 20 лет отдал музею и которого именно увольняли с должности (именно из уважения к украинцам он провел нам свою последнюю экскурсию). А вы знали, что классик польской литературы — ассимилированный этнический белорус?

Посетили усадьбу Оґинских в Залесье в сопровождении реставратора объекта и первого директора Сяргея Верамейчика, уволенного с работы как неугодного. Эти искренние, прекрасные люди, патриоты и специалисты высокого уровня, оказались на обочине общественной жизни за преданность национальной идее, за попытку открыть глаза соотечественникам на их отдельное, не советское и не имперское наследие, на имена, которые подарила миру Беларусь.

В странствиях по бывшим еврейским штетлам и белорусским вьоскам, королевскому Гродно (Гароднею), осматривая невероятные деревянные костелы, разрушенные синагоги, храмы, построенные Острожскими, рядом с которыми виднеется Владимир Ильич, понимаешь, что Беларусь остается terra incognita, где за надцатью замками прячут от собственного народа его душу.


КРОПИВНЕНСКОЕ ПОЛЕ ПОД ОРШЕЙ, МЕСТО ПОБЕДЫ КНЯЗЯ ОСТРОЖСКОГО В БИТВЕ С МОСКОВИТАМИ 1514 ГОДА

Особым открытием для меня стало имя Ларисы Ґениюш — белорусской писательницы, секретаря президента БНР, хранительница архива БНР, активной участницы жизни пражской эмиграции 1937-1948 гг. Осужденная советской властью к 25 годам лагерей, поэтесса, отбыв 8 ??лет наказания, вернулась потом в белорусский поселок Зельва, где все последующие годы прожила рядом с соседями-стукачами, так и не приняв советское гражданство. Ее книга «Птушки без гньоздав» — исповедь о времени, людях, себе — настоящий переворот представления о нашем прошлом. Имя Ларисы Ґениюш до сих пор не реабилитировано. Памятник известной общественной деятельнице в Зельве удалось установить только на территории, принадлежащей костелу.

Безгранично благодарна сябрам, которые проложили наш маршрут через Зельву. «Птушки без гньоздав» на данный момент можно лишь прослушать. Книга так и не издавалась в Беларуси. Не последнюю роль в жизни пани Ларисы сыграли украинцы. Ее соседкой в ??Праге оказалась Олексанадра Косач-Шимановская, сестра Леси Украинки. В ссылке в лагере ее вдохновляли и поддерживали несокрушимые девушки-галичанки, которые в тяжелых условиях свято соблюдали национальные традиции и не отступали от веры.

Когда настал тот день, что развел наши с Беларусью пути сотрудничества на ниве культурной? Почему белорусский язык не изучается даже на уровне факультативном на наших лингвистических факультетах, не издаются книги, не осуществляются совместные экспедиции и исследования в вопросах истории. Иногда анализируешь, что наше стремление к хуторянству, уничтоженному советами, породило хуторянство ментальное, изоляцию внутреннюю. Сколько раз я слышала упреки в адрес белорусов относительно их советскости и ни разу не встречала проектов культурного сотрудничества. Ведь именно такое сотрудничество открывает новые возможности, способствует взаимовлияниям, обмену опытом. Наверное, если бы в течение тридцати лет мы хотя бы пытались сводить с белорусами культурные мосты, а не свысока упрекать их в «совковости», нам не пришлось бы сейчас в отчаянии беспомощности смотреть ужасные видеонарезки событий на улицах белорусских городов.

И в завершение нельзя не признать: мне повезло. Посчастливилось встретить и начать плодотворное сотрудничество с теми, кого я называю «белорусской культурной оппозицией». Именно благодаря таким людям ооочень медленно, но упорно возрождается и Живе Беларусь.

Фото автора и с сайта www.holiday.by

Анжела САВЧЕНКО
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ