Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Через тернии к «Звезде»

Фронтовые дороги Эммануила КАЗАКЕВИЧА
28 января, 2005 - 20:57
ЭММАНУИЛ КАЗАКЕВИЧ

Совесть советской литературы Александр Твардовский как-то сознался: прозаики послевоенного времени не смогли написать произведения, которое бы приблизилось глубиной и формой к «Звезде» Эммануила Казакевича. Кстати, кинофильм, который в течение последних лет накануне Дня Победы демонстрируется по телевидению, хотя и одноименный, существенно отличается от повести не только сокращением содержания и завуалированностью относительно географического определения... На страницах повести «Звезда» речь идет о событиях под Ковелем, перед освобождением города, которое состоялось после многомесячных боев 6 июля 1944 года. В успешное проведение операции сделал личный вклад писатель и разведчик Эммануил Генрихович Казакевич, награжденный четырьмя боевыми орденами и двумя медалями

Бестселлер послевоенных лет — повесть Эммануила Казакевича «Звезда» — был задуман, когда автор воевал за освобождение Ковеля. В знаменитом произведении отображено выстраданное и пережитое на довольно беспокойном участке фронта, где фашисты планировали перейти в контрнаступление. Украина может гордиться, что два ее уроженца — Эммануил Казакевич и Виктор Некрасов — создали наиболее правдивые, наиболее честные произведения о Великой Отечественной войне.

Хотя «Звезда» и издавалась миллионными тиражами и была удостоена Государственной премии СССР, ее автора критиковали за пренебрежение основами соцреализма, за отстраненность, абстрактно-гуманистические приемы. Вспомним, что «недостатком» повести Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда» была так называемая приземленность. Однако именно эти два произведения о Великой Отечественной считались сильнейшими в советской литературе. Вчерашние солдаты могли проверить честность авторов, которые тоже воевали. Позже литературоведы отметят: повести «В окопах Сталинграда» и «Звезда» стоят на двух противоположных флангах отражения событий Великой Отечественной, и не потому, что в первой рассказывалось о боях на востоке, а во второй — на западе страны. Совесть советской литературы — Александр Твардовский как- то сознался: прозаики послевоенного времени не смогли написать произведения, которое бы приблизилось глубиной и формой к «Звезде» Эммануила Казакевича. Кстати, кинофильм, который в течение последних лет накануне Дня Победы демонстрируется по телевидению, хотя и одноименный, существенно отличается от повести не только сокращением содержания и завуалированностью относительно географического определения... На страницах повести «Звезда» речь идет о событиях под Ковелем, перед освобождением города, которое состоялось после многомесячных боев 6 июля 1944 года. В успешное проведение операции сделал личный вклад писатель и разведчик Эммануил Генрихович Казакевич, награжденный четырьмя боевыми орденами и двумя медалями.

РОДОМ ИЗ УКРАИНЫ

Эммануил Казакевич родился в семье преподавателей в 1913 году в городе Кременчуг. Первая мировая война сорвала Казакевичей с обжитого места, и они переехали в Днепропетровск, а впоследствии жили в Киеве и Харькове. После окончания Харьковского машиностроительного техникума будущий писатель отбыл на Дальний Восток, где сменил много профессий, сделал первые публикации. Полностью литературному труду он посвятил себя в 1938 году, переехав в Москву. Накануне Великой Отечественной войны Эммануил Казакевич издал поэтический сборник «Большой мир» и роман «Шолем и Хаве». Осуществлению мечты молодого поэта помешала война. Товарищи пошли на фронт, а Эммануилу Казакевичу пришлось записаться в народное ополчение, поскольку у него была сильная близорукость (один глаз: —8, а второй: —10). В начале июля 1941 года он стал рядовым 22-го стрелкового полка 8-й Краснопресненской дивизии. В сентябре этого же года писателя направили на курсы младших командиров в учебную бригаду Западного фронта. Однако курсанты закалялись не на учебных площадках, а на поле боя, и когда учебное подразделение перевели под Владимир, Эммануил Казакевич имел на своем счету немало убитых фашистов, пережил контузию.

И вот фронт отдалился от Москвы, Эммануил Казакевич стал адъютантом командира курсантского запасного стрелкового полка Захара Выдрыгана. Опытный боец, который прошел три войны, Захар Петрович в дальнейшем играет большую роль в судьбе писателя, а тот описывает его в образе полковника Сербиченко («Звезда») и генерала Середы («Весна на Одере»).

Между младшим лейтенантом Эммануилом Казакевичем и подполковником Захаром Выдрыганом была такая дружба, которой и завидовали, и удивлялись, потому что молодой писатель неоднократно помогал принимать важные решения в командовании полком. Когда Захар Выдрыган отправлялся в действующую армию, адъютант ему заявил: если не заберет к себе, то все равно пробьется на фронт, даже при условии, что придется пройти штрафную роту.

Захар Выдрыган стал заместителем командира 51-й стрелковой дивизии, помог старому другу, вызвал его в действующую армию на должность помощника начальника дивизионной разведки. К этому времени литработник тыловой военной газеты «Боевые резервы» Эммануил Казакевич ощущал себя не на своем месте, и только получив документы о новом назначении, успокоился.

БЕЗ ФРОНТА ОН СЕБЯ НЕ МЫСЛИЛ

На фронт из Владимира Эммануил Казакевич решил выехать ночью, потому что покидал службу без разрешения непосредственного начальства, что, по существу, было дезертирством. Причину своего исчезновения он объяснил в письме своему редактору Измалкову. Объяснение передал через хозяйку, у которой жил на квартире. Однако та не дождалась утра и отнесла письмо редактору сразу — ночью. Измалков о самовольном отъезде Эммануила Казакевича сообщил СМЕРШу (отдел контрразведки). Беглецу помогла случайность и... писательское удостоверение, благодаря которому удалось взять билет на поезд якобы на съезд фронтовых писателей. Чудом оказалось и то, что его не нашли на вокзале и в поезде.

После побега Эммануила Казакевича на фронт военная прокуратура начала расследование. Но и на этот раз выручил старый друг Захар Выдрыган, который, став заместителем командира 174-й стрелковой дивизии, добился в Главном управлении кадров Красной Армии перевода Казакевича к себе. Так в августе 1943 года писатель, который не захотел работать в редакции тыловой газеты, стал помощником начальника 2-го (разведывательного) отделения штаба дивизии. Был он и адъютантом командира дивизии, помощником начальника оперативного отделения штаба, однако делал все, чтобы остаться в разведке.

Когда войска 1-го Белорусского фронта подошли к Ковелю, старший лейтенант Эммануил Казакевич был начальником разведывательного отделения штаба 76-й стрелковой Ельненской дивизии. Кстати, и в то время военная прокуратура не давала ему покоя, требуя объяснений относительно «побега» на фронт.

НА ПОДСТУПАХ К КОВЕЛЮ

В конце апреля 1944 года в районе Ковеля немецко-фашистские войска сконцентрировали большие силы. Именно Эммануил Казакевич сделал важный для Верховного командования вывод: «Враг готовится к стремительному наступлению, ставя задание уничтожить советские войска на юго-западе от Ковеля». В районе села Туровичи разведчики Эммануила Казакевича захватили «языка», от которого узнали, что под Ковель прибывают значительные вражеские силы. Один полк уже выгрузился в Любомле, другие три полка на марше: они должны занять оборону на востоке от села Туровичи. Стало известно, что 19 апреля на железнодорожной станции Любомль стояло 5 эшелонов с немецкими солдатами и 1 эшелон с танками. Отборная 342-я гренадерская дивизия прибыла в Любомль 21 апреля. 25 апреля она выступила в сторону села Миляновичи, чтобы сменить 253-ю пехотную дивизию.

Как добывались ценные данные, писатель описывает в повести «Звезда». «Зеленые привидения», т.е. разведчики, переходили линию фронта, брали «языков», от которых и получали необходимую информацию. Характерно, что даже в произведении писатель использовал фактаж, что не повлияло ни на читабельность, ни на композицию повести, а служит интересным историческим материалом: «Пятая танковая дивизия СС «Викинг» была одной из отборных дивизий эсэсовского отборного войска. Под командованием группенфюрера (генерал-лейтенанта войск СС) Герберта Гилле дивизия в составе 9-го мотополка «Вестланд», 10-го мотополка «Германия», 5-го танкового полка, 5-го дивизиона самоходной артиллерии и 5-го полевого артиллерийского полка во всем блеске своей первокласснейшей техники тайно сосредоточилась в этих огромных лесах с тем, чтобы неожиданным ударом деблокировать окруженный русскими город Ковель, разбить русских на изолированные группы и, уничтожая их, отбросить на рубеж двух знаменитых рек — Стоход и Стырь».

24 апреля 1944 года в районе сел Зиловое-Туровичи немецкие войска начали готовиться к наступлению. Предвидение старшего лейтенанта Казакевича подтвердилось: 27 апреля на рассвете немцы открыли артиллерийский огонь, а потом самолетами бомбардировали позиции советских войск. Дивизия, в которой служил писатель, отступила, а на участке соседней 165-й стрелецкой дивизии немцы прорвали оборону, заняли село Ружин. Советские бойцы, которые отступили на восточный берег Турии, отразили атаки врагов, пытавшихся форсировать реку. Во время боя Эммануил Казакевич был ранен в ногу. В течение месяца дивизия, где служил писатель, занимала оборону на восточном берегу речки Турия. За этот месяц мужественный разведчик выздоровел и вернулся в строй.

В июне 1944 года на фронте не происходило существенных изменений, поэтому отдушиной для Эммануила Казакевичу была переписка с женой Галей. В одном письме он признается: «Не стоит говорить, что я не пытался превзойти Лермонтова чинами, а Дениса Давыдова — орденами. Если же оно и вышло так, то я, во всяком случае, хочу как можно скорее превысить первого и второго стихотворениями».

ОСВОБОЖДЕНИЕ КОВЕЛЯ

Перемены на фронте начались в начале июля. На 5-й день этого месяца после ожесточенных боев под Ковелем немецко- фашистские войска начали отступать. Уже утром 76 я стрелковая дивизия, в которойслужил писатель, ворвалась на окраину города. Форсировав Турию и выйдя на западный берег, дивизия продолжала наступление. Здесь в одном из боев был ранен лучший боевой друг писателя — полковник Захар Выдрыган.

Каким же был освобожденный город? Поэт и разведчик Эммануил Казакевич его увидел таким:

Весь выжжен, взрыт,
весь взорван и распорот,
Зияющий и страшный, как провал,
Открылся предо мною этот город,
Который путь к Варшаве прикрывал.
Обломки улиц, черепичных кровель,
— Он где-то в книжках назывался Ковель,
Но то была безвыходность сама.

6 июля войска 1-го Белорусского фронта освободили Ковель. В наградном листе на имя Эммануила Казакевича, подписанном командирами дивизии 7 июля 1944 года, указывалось: «В боях за освобождение города Ковеля товарищ Казакевич обеспечивал разведку размещения врага, своевременно разгадал замысел врага и содействовал овладению г. Ковель частями нашей дивизии 6 июля 1944 г. Достоин правительственной награды —Ордена Отечественной войны II-й степени».

После освобождения Ковеля 76-я стрелковая дивизия стала носить название «Ельненско-Ковельская». В Ковеле не завершился боевой поход писателя.

ДАЛЬШЕ НА ЗАПАД

18 июля разведка под его командованием «проработала» правый фланг, захватила переправу в районе села Рудня, помогая саперам создать переправу на речке Выжевка. Для успешной операции капитан Казакевич заручился поддержкой стрелковой роты 93-го стрелкового полка. В этот же день конные разведчики Эммануила Казакевича вышли в район села Кукурики (сейчас — Старовыжевского района), а потом — к селу Мшанец (Любомльского района), чтобы разведать обстановку. По следам разведчиков 19 июля начала свое стремительное наступление 76-я стрелковая Ельненско-Ковельская дивизия, взяв за направление село Крушинец Любомльского района. Уже на следующий день был освобожден не только Крушинец, но и окружающие села Заболотье, Нудыжи, поселок Головне, г. Любомль. 22 июля были заняты на другой стороне Западного Буга нынешние польские села Орхувек, Собибор, Дубник, а под вечер освобожден город Влодава. Неподалеку от села Орхувек во время захвата шоссейного моста через реку Влодавка начальник дивизионной разведки капитан Эммануил Казакевич был ранен осколком гранаты в правое бедро (во второй раз в то же самое место!) Семеро разведчиков, уничтожив 25 вражеских солдат, не смогли удержать мост, поскольку трое из них были ранены, еще двоих вскоре скосили вражеские пули.

Впереди у разведчика и писателя будут военные госпитали на территории Польши, Житомирщины и в Новосибирске, пребывание в резервной части в Омске. Однако настоящий воин не смирился с горькой судьбой, хотя и знал, что по состоянию здоровья ему не позволят воевать. Поэтому он, как и когда-то, прибег к обману. Оформив отпуск якобы для поездки в Москву в редакцию журнала «Знамя», он отбыл в свою часть, которая уже воевала под Варшавой. Эммануила Казакевича и на этот раз выручил друг и командир Захар Выдрыган, устроив его личные дела!

10 ноября 1944 года Эммануил Казакевич по дороге в Варшаву посетил Ковель. Его боевой путь пролегал сначала к польской столице, а позже по немецким городам вплоть до Берлина. Пережитое дало канву для романов «Весна на Одере», «Дом на площади».

Ковель для Эммануила Казакевича станет особым местом, не только потому, что во время боев за освобождение этого города он будет вынашивать замысел повести «Звезда». После взятия Ковеля молодой и мужественный писатель впервые подведет личный итог военного лихолетья, осознает, что осуществил по меньшей мере пять подвигов: «...Из рядового стал капитаном, из простого бойца — начальником разведки дивизии», «будучи почти слепым, стал прекрасным солдатом и хорошим разведчиком», «не использовал своей профессии писателя и плохое зрение для обустройства жизни подальше от пуль», «не подхалимничал перед начальством», «в наиболее трудные минуты был весел и бодр, не пытался спрятаться от трудностей, а шел им навстречу и побеждал их». Так, как это делал его прототип — лейтенант Травкин в бессмертной повести «Звезда».

Сергей ГУПАЛО
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments