Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Гений Юрия Кнорозова

Ученый родом из Харькова, который расшифровал письменность майя
13 февраля, 2020 - 16:05
ФОТО С САЙТА WIKIPEDIA.ORG

Середина XVІ века, Центральная Америка, Юкатан. Испанские колонизаторы захватили полуостров и христианизируют население. Когда испанского миссионера Диего де Ланду избрали первым провинциалом (то есть председателем францисканцев в провинции), он начинает инквизицию на Юкатане за «отступничество» индианцев от христианской церкви. В трудах на эту тему отмечают: «Инквизиционные трибуналы развернули свою страшную деятельность во многих городах Юкатана. 12 июля 1562 года Ланда устроил в одной из древних юкатанских столиц, городе Мани, автодафе, во время которого было уничтожено множество «языческих» святынь, в частности и рукописи». Считают, что таких рукописей остались три — Дрезденская, Мадридская и Парижская.

Письмо майя, которое существовало еще с начала нашей эры, в XVІ веке по причине запрета испанцев совсем вышло из обихода. Как пишет сам Диего де Ланда: «Они уже не используют ни для чего свои знаки, особенно молодежь, которая восприняла наши» (правда, добровольность такого «восприятия» является сомнительной). Так, от рукописных достопримечательностей майя остались преимущественно заметки авторов начала колониального периода.

Впоследствии даже распространится утверждение, что майя не имели собственного письма, поэтому незачем исследовать. Было ли это вызвано отчаянием от невозможности понять письменность этого народа, или стремлением утвердиться, отрицая высокий уровень развития майя — мотивы могли быть разные. Но точно было понятно одно: цивилизация майя потеряла свою «правду» в истории, ведь и осталась преимущественно в письменах на камнях из руин древних городов майя. Немых письменах, потому что значения их не могли разгадать. Пока один ученый родом из Харькова в своем рабочем кабинете в Ленинграде (поскольку ему не давали разрешения поехать в Центральную Америку) сумел понять принцип письма майя. Его звали Юрий Кнорозов.

«ТО, ЧТО СОЗДАНО ОДНИМ УМОМ, НЕ МОЖЕТ НЕ БЫТЬ РАЗГАДАНО ДРУГИМ»

Нельзя сказать, что Центральная Америка привлекала Юрия Кнозорова с юности. Однако он интересовался историей и в 1939 году поступил на исторический факультет Харьковского государственного университета имени А.М. Горького. Его учебу несколько раз прерывала война. Сначала в 1941 году, впоследствии в 1943-ом, когда тот начнет учиться на историческом факультете Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, где будет специализироваться на египтологии (эти знания ему впоследствии очень понадобятся во время расшифровки письменности майя). Потом — телефонист 158 артиллерийского полка, и наконец взлелеянное в мечтах возвращение 1945 года в университет на кафедру этнографии.

Кто знает, была бы разгадана письменность майя, если бы не случайность. Ведь сначала Юрий Кнозоров интересовался шаманскими практиками и даже ездил в Узбекскую и Туркменскую ССР, где изучал специфику взаимоотношений кочевых этнических групп и оседлых цивилизаций в регионе. Однако (и эта история уже стала хрестоматийной) — ученый увидел опубликованную в 1945 году статью немецкого исследователя Пауля Шелльхаса «Дешифрация письменности майя — нерешенная проблема». Такая формулировка, похоже, и определила дальнейшую деятельность Юрия Кнозорова. Ведь принципом ученого, который он часто повторял, было: «То, что создано одним умом, не может не быть разгадано другим». Поэтому ученый взялся за работу.

Еще одно странное совпадение — как к Юрию Кнорозову попали две книги, ставшие основополагающими для его исследования — «Сообщения о делах в Юкатане» уже упоминавшегося Диего де Ланда и «Кодексы майя» из гватемальской публикации братьев Вильякорта. Как известно, нехватку точной информации быстро заменяет неточная, поэтому сформировалась легенда, что он спас их из горящей библиотеки в Берлине во время войны. Хоть это является выдумкой, однако легенда быстро распространилась. Как рассказывает Гарри Кеттунен, профессор латиноамериканских студий в Университете Хельсинки, который в свое время брал интервью у Юрия Кнорозова, во время путешествия по Гватемале он услышал эту легенду из уст тамошнего экскурсовода. Но перейдем от легенды к фактам.

ФОНЕТИЧЕСКАЯ ИЛИ ИДЕОГРАФИЧЕСКАЯ ПИСЬМЕННОСТЬ? В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ — ИЕРОГЛИФИЧЕСКАЯ

Письменность майя издавна пытались расшифровать исследователи из разных стран. Препятствием было несколько факторов — отсутствие каталога знаков, ошибки в записях испанских колонизаторов, которые указывали неправильные пути, исследования календаря, а не собственно письменности. Временами в тупик заводил авторитет научных работников, которые отстаивали, что письмо майя — идеографическое (тип письма, знаки которого (идеограммы) передают в основном целые слова). Соответственно, это утверждение «блокировало» развитие других, правильных идей, например, Б. Уорфа. Как отмечает Ю.Кнорозов, хоть статьи исследователя действительно содержат ошибки, но в конце концов потому удалось правильно расшифровать фразу (а об этом как раз часто забывали вспомнить).

Впрочем, были идеи, на которые Ю.Кнорозов мог опираться. В частности, исследователь Леон де Рони еще в 1881 году определил, что у письменности майя есть идеограммы, фонограммы (единица письменного языка, которая отвечает фонеме или комбинации фонем) и детерминативы (объясняют значения слова, написанного с помощью фонетических или идеографических знаков), а также знаки, которые обозначают стороны света. Как будет отмечать впоследствии Ю.Кнорозов, если бы де Рони или другой американский исследователь К.Томас доказали, что один и тот же элемент звучит одинаково в разных иероглифах, то письмо майя было бы прочитано еще в ХІХ ст. Но это открытие судьба оставила для исследователя из Харькова.

Пока западные ученые спорили, какой тип письменности у майя — фонетический или идеографический, Юрий Кнорозов в статье в 1952 году четко определил, что она является иероглифической, равно как и письменность самых древних центров цивилизаций (Китай, Шумер, Египет). Он приводит такие признаки иероглифического письма: сочетание текста и рисунка, большое количество реалистичных идеограмм, сложные сочетания знаков, неопределенность напрямую строк и последовательности знаков в сочетании, неустойчивость орфографии.

СИМВОЛАМ, КОТОРЫЕ ТАК ДОЛГО ХРАНИЛИ ИСТОРИЮ ЦИВИЛИЗАЦИИ МАЙЯ, НАКОНЕЦ БЫЛА ПРЕДОСТАВЛЕНА ВОЗМОЖНОСТЬ РАССКАЗАТЬ ЕЕ ВСЕМУ МИРУ

Так в чем же принцип письма майя? Так же, как и Леон де Рони, Юрий Кнорозов определил три основных типа знаков. Некоторые из них являются идеографическими (к ним принадлежит много редких знаков, которые нечасто употребляются авторами текстов), однако большинство являются фонетическим. Они разделяются на четыре группы: 1) алфавитные знаки типа А (которые обозначают гласные звуки); 2) слоговые знаки типа АБ, которые обозначают гласный со следующим согласным; 3) алфавитно-слоговые знаки типа Б(А), которые обозначают либо согласный, либо согласный с последующим гласным; 4) слоговые знаки типа БАБ — обозначают закрытые слоги. Детерминативы случаются редко.

Юрий Кнорозов доказал также многозначительность знаков майя. Одни и те же иероглифы могли использоваться и как идеограммы, и как фонетические, и как ключевые знаки (детерминативы). Например, он приводит знак, который в одном случае читается как идеограмма «йаш» — зеленый, в другом — как фонетический знак «хал». Обычно, какое именно значение имелось в виду, писарь указывал с помощью особой отметки («смыслового указания»).

Статья с этими открытиями в 1952 году стала началом длительного труда относительно расшифровки знаков письменности майя. Впоследствии Юрий Кнорозов издаст целую монографию на эту тему, каталог иероглифов майя, перевод иероглифических рукописей. Хоть его достижения не сразу восприняли на Западе, и все же в конечном итоге там признали, что он прав. Дальше появлялись новые исследования и дальнейшие открытия Кнорозова. В частности, исследователь Татьяна Проскурякова (из Музея археологии и этнологии Пибоди) выучила письмена и доказала, что в них фиксировали исторические и генеалогические свидетельства. Символам, которые так долго хранили историю цивилизации майя, наконец была предоставлена возможность рассказать ее всему миру.

В то же время изучение иероглифов майя продолжается, много дискуссионных вопросов, особенно относительно трактовки того или иного знака. И все же считают, что большинство знаков дешифровано, и это делает возможным понимание 90% текстов.

ПАМЯТЬ ОБ УЧЕНОМ И ЕГО СОВЕТ МОЛОДЫМ МАЙЯНИСТАМ

Это открытие Юрия Кнорозова показало миру Вселенную цивилизации майя. Поэтому, вероятно, память об ученом берегут и в Гватемале, и в Мексике. Юрий Кнорозов — кавалер Ордена Ацтекского орла (Мексика) и Большой золотой медали (Гватемала). В 2012 году был открыт памятник Кнорозову в Канкуне (Мексика), а в 2018-м — в Мериде, столице Юкатана. Относительно Украины — в Харькове есть улица Юрия Кнорозова. А недавно, 7 декабря 2019 года, на «Правительственном курьере» появилась информация о том, что в настоящее время проводят работу, чтобы 100-летие со дня рождения Юрия Кнорозова (родился 19 ноября 1922 г.) в Украине отмечали на государственном уровне. Об этом сообщил первый заместитель министра образования и науки Украины Юрий Полюхович.

Завершить хотелось бы советами молодым майянистам от Юрия Кнорозова, которые он дал во время упомянутого интервью Гарри Кеттунену. По словам исследователя финского университета, ответ длился больше часа, однако основная идея была такой — «не прыгать с одного места на другое». Вот отрывок ответа, приведенный Гарри Кеттуненом: «Я думаю, что следующее поколение сделает правильно, если возьмет определенную группу иероглифов или элемент письма и выучит это тщательным образом... Есть много городов, которые еще не изучены. Однако я считаю, что то, что придумал один человек, может разгадать другой. Это моя точка зрения, которая всегда была и до сих пор есть».

Мария ЧАДЮК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ