Украина не может существовать, не владея Крымом, это будет туловище без ног. Крым должен принадлежать Украине, на каких условиях, это все равно, будет ли это полное слияние, или широкая автономия, последнее должно зависеть от желания самих крымчан
Павел Скоропадский — украинский государственный, политический и общественный деятель, военный. Гетман Украинского Государства.

Кайзеровское управление на юге Украины

Таинственный губернатор: Николаев, 1918 год
7 октября, 2021 - 17:17
НИКОЛАЕВСКИЙ ВОЕННЫЙ ПОРТ. ЛЕТО 1918 Г.

Период и обстоятельства длительного (почти год) пребывания военных контингентов Австро-Венгерской и Германской империй на территории Украины после заключения Брестского мирового соглашения на сегодня являются одной из противоречивых проблем нашей истории. Правительство УНР, которое подписало соглашение с государствами Центрального блока и тем самым вывело Украину из Первой мировой войны, объявило обе империи своими союзниками. Следовательно, их войска вступили на украинскую территорию официально для выполнения взаимных союзных обязательств. Такие обязательства на тот момент состояли в предоставлении украинской стороной продуктов и сырья государствам Центрального блока. А те своими войсками должны были гарантировать нашу государственную независимость, изгнать оттуда российских и местных большевиков, давить на Советскую Россию для признания ею Украины, добиваться невмешательства в дела соседа.

Однако очень скоро стороны этого союза почувствовали взаимное недоверие и, более того, невозможность обеспечения выполнения взятых на себя обязательств. Народные министры УНР, которые принадлежали к левым социалистическим партиям УПСР и УСДРП, не очень-то хотели, а фактически не могли обеспечить поставки нужного количества продовольствия для спасения голодающих подданных обоих кайзеров, их армий, воевавших на Западном фронте. Власть УНР практически не распространялась дальше Киева. Австро-венгерские и германские соединения армий довольно легко справились с большевиками. Но в дальнейшем они стали заложниками ситуации. Статус союзных войск не предусматривал вмешательство в местные дела. А бессилие украинской администрации от Киева до городов и волостей, нежелание сотрудничать с призванными союзниками делало такое вмешательство неизбежным.

Первый сигнал бедствия поступил с Юга Украины. 22 марта 1918 г. поднялось масштабное восстание городских рабочих и демобилизованных солдат в Николаеве. Его спровоцировали большевики, отряды которых 17 марта в панике покинули город, но сохранили свою агентуру. Нельзя сбрасывать со счетов и общественные настроения николаевцев. Они выступали не столько против самого факта присутствия иностранных войск. Возмущение было связано с вывозом продовольствия из города, который был на грани голодного кризиса, расчетами за товары и услуги «реквизиционными квитанциями» вместо денег, шагами по установлению полного контроля над судостроительными заводами и материальными ценностями, которые находились там, складами военного имущества в городе. Протест вызвали аресты местных общественных и партийных активистов.

Подавление восстания саксонскими пехотинцами и баварскими кавалеристами привело к многочисленным жертвам среди городского населения и немцев. После этого стало очевидно, что обеспечение спокойствия и порядка в крупном промышленном городе, расположенном на пересечении нескольких стратегических сухопутных и морских путей, с развитой индустриальной и тыловой инфраструктурой Черноморского флота — важнейшая задача.

Для его выполнения была создана уникальное для Украины военно-административное учреждение — немецкое губернаторство «Николаев». Аналогичный институт был только в Крыму — губернаторство «Севастополь». Очевидно, что эти два города были связаны Черноморским флотом (первый — тыловая и судостроительная база, второй — база пребывания и штаб-квартира). Перед этим такую управленческую структуру на востоке Европы немцы использовали только в Балтии (губернаторства Рига и Усть-Двинск; Либава; Эзель, Моон и Даго). Но эти земли были отобраны у Российской Республики в 1917 г. в результате военных действий — последних операций на Восточном фронте.

При отсутствии немецких источников о деятельности губернаторства «Николаев» оно, как и фигура его руководителя, выглядит довольно таинственным. Самая большая тайна — практически полное отсутствие каких-либо упоминаний о нем в существующей исторической литературе. Ни украинские, ни советские, современные российские, немецкие, американские и т.д. исследователи даже не упоминали о нем ни слова. Только в прошлом году появилась первая и единственная на сегодня статья николаевского историка Ларисы Левченко о губернаторстве, которая стала настоящим научным открытием. Поскольку там затронуты проблемы не только существования до того неизвестного военно-гражданской института, но речь шла о его задачах, функциях, руководителях.

Решить эти проблемы возможно только путем исследования соответствующей источниковой базы. К сожалению, это практически невозможно, так как архивы саксонского войска времен Первой мировой войны погибли в апреле 1945 г. из-за бомбардировок британской авиацией Потсдама. Поэтому пока неизвестны структура института, задачи, функции, взаимоотношения с военной комендатурой, также расположенной в городе. Кое-что можно понять из документов городской думы, газет, воспоминаний, но остается много загадок.

Начнем с самой фигуры ее руководителя, который прибыл 3 мая 1918 г. и «останется в нашем городе в качестве губернатора», как сообщалось на страницах «Николаевского вестника». Иоганн Макс Фердинанд Моргенштерн-Деринг (1858—1931) происходил из состоятельной саксонской буржуазной семьи. Отцом его был известный местный фабрикант Германн Моргенштерн-Деринг. Будущий губернатор родился в Лейпциге, где получил хорошее гуманитарное образование. Поступил на военную службу в 1880 г., надеясь на получение офицерского звания. Между 1881-м и 1914 годами он прошел по карьерной лестнице от лейтенанта 107-го (8-го королевского Саксонского) пехотного полка до командующего сто восемьдесят первой (пятнадцатым саксонским королевским) пехотным полком в Хемнице. Первая мировая война способствовала его служебному продвижению на Западном фронте: на Марне (1914), под Верденом (1916), на Сомме (1916), под Камбре (1917).

В конце февраля 1918 г., в очередной раз вернувшись на Восточный фронт, в чине генерал-лейтенанта возглавил 212-ю (9-ю королевскую саксонскую) пехотную дивизию. Именно тогда дивизию отправили на территорию Украины, где она своими подразделениями занимала весь южный фланг — от Николаева до Севастополя. Военную службу оставил в марте 1919 г., после полного вывода немецких солдат из Украины. Напомним, что именно Николаев был их последним форпостом, откуда бывших кайзеровских солдат вывезли уже по морю.

Николаев очевидно чрезвычайно манил немецкое командование. Речь шла прежде всего о преимуществах его географического положения, значительном потенциале судостроительной промышленности, разветвленной структуре тыловых служб Черноморского флота, запасах стратегических материалов на складах. Взять их под контроль, использовать для военных целей для немцев было очень желательно. С Николаевского порта (даже лучше, чем с Севастопольского) можно было напрямую связаться с турецким Причерноморьем, а оттуда — с немецкими военными частями на Малоазийском и Месопотамском театрах военных действий. С другой стороны, факт восстания рабочих и бывших фронтовиков под большевистским руководством в марте 1918 г. свидетельствовал о необходимости пристального контроля над политическими силами, действовавшими в городе. Итак, по конкретно не выясненным обстоятельствам с неизвестными сегодня полномочиями в начале мая 1918 г. в Николаеве была создана уникальное военно-гражданское учреждение — императорское немецкое губернаторство. Задачей его было организовать сотрудничество с местными органами власти, населением, поддерживать порядок и спокойствие в городе, не допускать новых вспышек насилия.

Для Украины это были необычные дни, поскольку именно тогда произошел государственный переворот, в результате которого к власти пришел Гетман Павел Скоропадский. 3 мая было окончательно сформировано правительство Украинского Государства, на первом заседании которого под председательством гетмана был решен вопрос судьбы деятелей предыдущего режима, установлен modus Vivendi с представительствами обеих империй прежде всего в финансовом вопросе (выполнение экономических условий Брестского договора).

По интересному стечению обстоятельств происшествия в Киеве откликнулись в Николаеве так, что историк Л. Левченко назвала это «некоей пародией» на вторжение немецкого отряда в здание Украинской Центральной Рады 28 апреля. Речь идет о разгоне 8 мая 1918 г. германским комендантом социалистической городской думы, обновлении по приказу губернатора гласных, избранных по цензовым спискам 1916 г. Однако пародия оказалась успешней оригинала: в Киеве действовал немецкий отряд во главе с фендриком (по другим показаниям — вообще фельдфебелем), который арестовал нескольких министров, провел обыск в служебном кабинете Председателя УЦР М.Грушевского. Но для смены власти был нужен государственный переворот. В Николаеве на заседание городской думы пришел сам комендант в звании генерал-майора со взводом солдат. В результате такой акции произошла ликвидация городской думы с гласными-социалистами, восстановление дореволюционной думы. А этот институт местного самоуправления в то время был едва ли не единственным реальным органом власти в Николаеве.

Стоит упомянуть еще одну значительную акцию немецкой военно-гражданской администрации. В городе находились военные склады, собственность бывшего Румынского фронта российской армии. Имеющиеся там амуницию, оружие, материалы губернатор в мае объявил военной добычей. Склады были опечатаны и взяты под охрану. Только с разрешения губернатора из них отпускалось имущество, о чем было сообщено даже в киевской прессе (газета «Нова Рада»).

Императорское германское губернаторство размещалось в доме Мариинской женской гимназии (ул. Никольская, 34). Это может свидетельствовать об определенном штате его сотрудников, для размещения которых было выбрано такое довольно большое здание. Однако ничего не известно о личном составе губернаторства, его количестве, основах формирования.

В заключение — чем запомнился жителям Николаева немецкий губернатор? Его акт о запрете забастовок вызвал резкую реакцию со стороны украинского комиссара города, члена УСДРП инженера С. Чапкивского (назначенного еще при Центральной Раде). Тот обратил внимание губернатора на необходимость соблюдения баланса в отношениях украинских и немецких властей, предложил отменить распоряжение, прийти к согласию с представителями рабочих, предпринимателей и украинской власти. Этот протест был актом гражданского мужества комиссара, который вскоре вынужден был уйти со своего поста. Но вряд ли он произвел впечатление на губернатора.

Не могли простить немецкому губернатору его действия разогнанные им гласные-социалисты городской думы. Они не выразили официального протеста, как Чапкивский. Но во время споров со своими преемниками-предшественниками каждый раз вспоминали об этом акте Моргенштерн-Деринга, подчеркивая его силовой, не правовой характер.

Приведенные факты позволяют сделать выводы, связанные с особенностями создания и функционирования немецкого губернаторства «Николаев». Командование пошло на такой шаг в исключительной ситуации на Юге Украины. Губернаторство было создано по образцу аналогичных институтов, уже опробованных на территории балтийских земель бывшей Российской империи. Очевидно, утвержденных задач деятельности, очерченных границ полномочий губернаторства не существовало. Его создание можно отнести к тем «импровизациям», о которых писали австрийский историк В.Дорник и немецкий ученый П.Либ относительно военных действий: «...немцы в течение всей кампании должны были импровизировать, чтобы компенсировать недостаточный уровень подготовки операции». В другом городе или регионе (кроме Севастополя) существование таких учреждений не зафиксировано.

Георгий ПАПАКИН, доктор исторических наук
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ