Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Когда небо пылало...

К 400-летию Хотинской битвы
30 сентября, 2021 - 19:03
ХОТИНСКАЯ КРЕПОСТЬ. ИМЕННО ЗДЕСЬ 400 ЛЕТ НАЗАД ПРОИЗОШЛО ОДНО ИЗ РЕШАЮЩИХ ДЛЯ СУДЕБ ЕВРОПЫ СРАЖЕНИЙ, ГДЕ ПОБЕДУ ОДЕРЖАЛО КАЗАЦКОЕ ВОЙСКО ВО ГЛАВЕ С ГЕТМАНОМ САГАЙДАЧНЫМ

Исторические победы, причем реальные, настоящие, а не выдуманные — едва ли не важнейшая предпосылка становления устойчивой национальной идентичности украинцев. Эта истина уже не подлежит сомнению, поскольку можно множество раз без остановки говорить об историческом и национальном достоинстве, о величии и несгибаемом духе украинского народа — но все это будет бессмысленной, пустой псевдопатриотической демагогией, если нет в нашей истории конкретных, не придуманных примеров крупных победных достижений, впечатляющих примеров того, как наши предки ценой сверхчеловеческих усилий брали верх над колоссальной мощи врагом (и часто, что не менее важно, над самими собой, над своими пороками).

Такие победы, честно говоря, в украинской истории находим далеко не так часто, как хотелось бы — но они есть. И среди них есть и такие вершинные достижения, когда украинцы действительно ощутимо, реально влияли на геополитическую расстановку сил во всей Европе — не в каких-то ограниченных во времени и пространстве узко региональных конфликтах. Такие события не должны забываться и с течением многих веков, ведь они являются лучшим доказательством того, что и мы, украинцы, вершили судьбу Старого Света — без всякого лишнего пафоса; такие события не должен поглотить беспощадный Океан истории, ибо они являются установкой, высоким призывом и насущным уроком для нас.

В эти дни мы отмечаем 400 лет со дня победы под Хотином объединенного украинско-польско-литовского войска (1-28 сентября 1621 г.) над колоссальной армией турецкого Османа II, которая ворвалась тогда на территории Южной Украины, Подолья, Буковины и современной Молдовы, намереваясь захватить эти территории, нанести смертельный удар Речи Посполитой и этим решительно изменить геополитический баланс в Восточной Европе, и в Европе вообще. Сразу обратим внимание на численность войск обеих сторон: объединение польско-украинских сил (уже после присоединения казацких формирований гетмана Петра Сагайдачного, чья победа в решающей степени предопределила исход Хотинской битвы) насчитывало не более 70 тыс. бойцов — в то время как султан Осман ІІ сформировал армию в минимум 160 тыс. солдат (по некоторым сведениям, даже 250-300 тысяч!).

И все же, несмотря на преобладающую мощь османов, турки потерпели поражение, им не удалось второй раз повторить разгром польского войска под Цецорой (сентябрь-октябрь 1620 г., тогда казаков в составе армии Речи Посполитой не было), когда погибли коронный гетман Станислав Жолкевский, другие знатные шляхтичи, попали в плен польный гетман Станислав Конецпольский, князь Самуил Корецкий, молодой Богдан Хмельницкий... На этот раз, наоборот, после ожесточенных почти 30-дневных непрерывных боев под Хотином султан Осман Второй был вынужден согласиться на заключение мирного соглашения, которое, по сути, было поражением Оттоманской Порты. Планы Турции покорить основную часть Восточной Европы были сорваны. Это было событие всемирно-исторического значения. И оно свершилось только благодаря героизму наших казаков, возглавляемых гетманом Петром Конашевичем-Сагайдачным. Тогда, в 1621 году, это признавали и в Варшаве, и во всей Европе.

Рассмотрим хронологию событий. В начале августа 1621 г. султан сосредоточил под Хотином грандиозное войско, которое включало более 300 орудий, до 250-300 тысяч бойцов (соотношение с армией польского короля Сигизмунда III, которой реально руководил коронный гетман Ходкевич, составляло 1:6 в пользу турок), кроме того, огромное количество лошадей, верблюдов и даже 4 боевых слонов (!). Армия Ходкевича насчитывала всего 35 тыс. человек. После первых, крайне неудачных, столкновений с турками поляки вынуждены были вспомнить ужасный опыт битвы под Цецорой... И стало ясно: только отряды Сагайдачного могут переломить ход военных действий в пользу Польского государства.

Показательно, что гетман, будучи трезвомыслящим, прагматичным политиком, понимал, что за такую поддержку казаки могут (и должны) выдвинуть весомые встречные условия к королю и сейму (кстати, уже 17 июня 1621 г. общая казацкая рада приняла решение вступить в войну с Османом II). Современный украинский историк Дмитрий Шурхало изучил дипломатическую переписку между королем Сигизмундом и Сагайдачным и отмечает интересную вещь: еще в 1620 году из Варшавы звучали гневные угрозы — покараем казаков за морские походы, разрушим Сечь и сожжем судна казаков! А теперь, всего год спустя, польские власти готовы были идти на серьезные уступки казакам: и политические (по количеству казацкого «Реестра»), и религиозные (гарантии свободы православных), и экономические (в вопросах земли и торговых преференций казакам). Делегация во главе с Сагайдачным получила в Варшаве подтверждение этих уступок (но, к сожалению, не письменное, а только устное, что потом сыграло пагубную роль — после Хотинской победы польские власти забрали свои «гарантии» назад, а Сагайдачный, который был ранен во время боев, сильно расстроился, впал в отчаяние, что, вполне возможно, ускорило его смерть в апреле 1622-го. Вообще, здесь мы видим проявление нашей застарелой болезни: неумение превращать военные победы в победы политические!).

Если же рассказывать собственно о военных действиях, то они разворачивались так. 1 сентября 1621 г. казачье войско прибыло под стены Хотинской крепости. Уже на следующий день Сагайдачный во главе 40-тисячнного казацкого войска вступил в бой с турками. Султан всю свою военную мощь направил против казаков, осознавая, что, разбив украинцев, можно будет выиграть войну. Весь этот день (так же, как и 4, 7, 11, 12, 13 15 сентября... — до 27 числа), с самого утра до вечера продолжался жестокий бой. Турецкая артиллерия непрерывно обстреливала казацкие окопы. Османы атаковали передовые отряды запорожцев, стремясь отрезать их от других частей войска. Но раз за разом, блестяще и умело маневрируя, Сагайдачный появлялся в совершенно неожиданных для турок местах, добился позиционного преимущества над врагом, деморализуя султаново войско, принося противнику все более значительные потери.

Чтобы читатель смог представить себе атмосферу Хотинской битвы (или, точнее, Хотинской войны), приведем несколько цитат. Коронный гетман Ходкевич, 73-летний ветеран, который чуть ли не всю жизнь провел в непрерывных войнах (во второй половине сентября он внезапно заболел и умер, не дожив до победы), признавался королевичу Владиславу, сыну Сигизмунда III, который тоже был в армии: «Я за всю жизнь не слышал подобного гула пушек».

А очевидец боев, шляхтич Якуб Собеский, записал в своем дневнике: «Более 60 пушек гремели непрерывно, небо пылало, а воздух омрачался дымом, земля дрожала, стонали стены, скалы распадались на куски. Что видел глаз в течение дня (речь идет о 28 сентября 1621 года, когда состоялся решающий бой. — И.С.) — того не описать. Нельзя выразить точно, с каким рвением, мужеством или скорее отчаянием сражались обе стороны».

Все было во время этой Хотинской войны: маневрирование казаков, их победоносные вылазки прямо в расположение войск противника (повторим: значительно большего по численности), столкновение с боевыми слонами турок («казаки-характерники» бесстрашно ликвидировали их), отстранение от должности представителя рядового казачества, «экстремиста» Якова Бородавки (Сагайдачный приказал казнить его за халатное командование и неумение организовать войско), смещение по приказу султана великого визиря Хусейна-паши за военные неудачи (если верить дневнику упомянутого уже Якуба Собеского, этот Хусейн-паша, убегая от казаков, которые напали на его палатку, скрылся в лесу, и на следующий день его нашли там мертвого. Паша умер... от страха!).

28 сентября произошла решающая баталия. Несомненно (это не отрицали свидетели и современники событий), ход боя опять же определила победа казаков. Султан приказал переправить через Днестр 40 орудий и четырех пашей с войсками. Турки превосходящими силами пошли на казаков. Но войско Сагайдачного стояло насмерть. Украинцы были атакованы 9 раз, польские части — трижды. Измотав силы турок, Сагайдачный повел запорожцев в контрнаступление. В атаку пошли и польские войска.

В ходе ожесточенных боев в течение месяца османские потери составили около 80 тыс. человек. 29 сентября начались переговоры между командованием польско-казацких и османских войск с целью заключения мира. Мирное соглашение (которое, по многим параметрам, означало поражение Османа II) было подписано 8 октября 1621 г. Стороны, в частности, восстановили дипломатические связи.

Иван Франко, определяя историческую роль победы казаков и поляков в Хотинской войне, писал: «Турция, потерпев поражение под Хотином в 1621 году, начала клониться с зенита своего величия и славы». Был развеян миф о том, что турецкое войско, которое наводило ужас на множество стран Европы и Азии, является якобы «непреодолимым». И это произошло благодаря мужеству и боевому мастерству украинских казаков. Это, несомненно, может быть основанием для гордости нации; вот если бы только научиться превращать военные победы в победы политические...

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ