Наши родители были на полуслове оборванным поколениям. Весь этот ком несказанного и навранного сверху, накопившись за века, теперь криком кричит. Стране нужны писатели для психологической санации.
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, эссеистика

Мысли о человеческом прогрессе

Михаил Драгоманов и Иван Франко: каким быть Украинскому государству?
14 мая, 2020 - 16:24
ГАДЯЧ НА ПОЛТАВЩИНЕ — РОДИНА ДРАГОМАНОВА, ВЫХОДЦА ИЗ ДРЕВНЕЙ КАЗАЦКОЙ СЕМЬИ
МИХАИЛ ДРАГОМАНОВ БЫЛ ПРОТИВОРЕЧИВЫМ МЫСЛИТЕЛЕМ, КОТОРЫЙ, НЕСОМНЕННО, ОКАЗАЛ МОЩНОЕ ВЛИЯНИЕ НА УКРАИНСКУЮ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ

Одним из самых влиятельных украинских мыслителей второй половины XIX в. был Михаил Драгоманов (1841 — 1895), известный историк, публицист, социолог, философ, общественный деятель. Родился он в городе Гадяч — одной из бывших «гетманских столиц» — на Полтавщине в дворянской семье, имевшей казацкое происхождение. Образование получил в Гадячском уездном училище, Полтавской гимназии и на историко-филологическом факультете Университета святого Владимира в Киеве. После окончания высших студий работал во 2-й Киевской гимназии, затем — в своей альма-матер, преподавая историю. Принадлежал к ученикам выдающегося украинского историка Владимира Антоновича, который в целом придерживался анархических взглядов и даже заявлял, что не верит в государственный потенциал украинского народа.

Драгоманов находился под значительным влиянием европейских позитивистских и социалистических идей. Он был одним из лидеров Киевской громады — организации, которая имела украинскую национальную направленность. Поэтому его, обвинив в «социалистической тенденции» и «украинском сепаратизме», уволили в 1876 г. из Университета святого Владимира.

Так Драгоманов был вынужден эмигрировать. Он знал пять языков, кроме славянских. Большую часть своей жизни прожил в Европе, общаясь с самыми яркими представителями мировой интеллигенции. В 1876 — 1889 гг. Драгоманов работал в Женеве, издавал журнал «Громада» (1878 — 1882), а также опубликовал серию брошюр и книг украинских и российских авторов, которые из-за цензуры не должны были быть опубликованы в России.

Вместе с Сергеем Подолинским и Михаилом Павликом Драгоманов создал т.н. «Женевский кружок» — первый украинский социалистический центр. Мыслитель оказал немалое влияние на радикально настроенных галичан, в частности на Ивана Франко. В галицких радикалах он видел зародыш всеукраинского политического движения, который бы сочетал национально-освободительный характер с либерально-демократическими ценностями. Поэтому Драгоманов был одним из инициаторов (вместе с Франко и Павликом) создание в Галичине Русско-украинской радикальной партии.

В женевский период мыслитель написал и издал ряд важных теоретических трудов — «Переднє слово до « Громади « (1878),» Пропащий час» (1878),» Шевченко, українофіли і соціалізм» (1879) и другие.

Лозунг Драгоманова выглядел следующим образом: «в культуре — рационализм, в политике — федерализм, в социальных делах — демократизм». Его общественным идеалом стал т.н. громадовский социализм, который трактовался как «безначальство».

В целом же Драгоманов признавал ценность государства. В частности, сожалел, что «українці багато стратили через те, що в ті часи, коли більша частина пород людських в Європі  складали свої держави, їм не довелось того зробити». Правда, во времена Богдана Хмельницкого, по его мнению, «Украина действительно была больше похожа на самостоятельнуе и крупное государство».

«...своя держава, — считал Драгоманов, — чи по волі, чи по неволі зложена, була й досі ще єсть для людей спілкою задля оборони себе од чужих і задля впорядкування своїх справ на своїй землі по своїй волі». Однако в нынешних условиях, считал мыслитель, «вже люди переросли державні спілки й прямують і волею, й неволею до якихось інших». Это связано с тем, что нынешние государства не способны уладить все дела и для всех людей одинаковым образом.

Мыслитель писал, что «справді вільними можуть бути тільки маленькі держави, або, ліпше сказати, громади, товариства. Справді вільною спілкою може бути тільки спілка товариств, котрі просто чи через виборних людей для кожної справи обертаються до других товариств, з котрими їм найближче, найлегше, найпожитніше бути спільними, за потрібними їм справами, оддаючи їм поміч за поміч». По мнению Драгоманова, основой всех возможных социальных порядков должен стать индивид с его волей. Собственно, громадовский социализм следует из признания индивида (атома всех социумов) фундаментом социального и международного порядка. Для такого строя присуще ограничение до минимума элементов принуждения. Порядок должен поддерживаться не системой государственного управления, а свободными громадами, которые сформированы индивидами: «...громада тільки тоді буде мила кожному, коли вона не неволить нікого: бути в ній чи не бути. І громада мусить бути спілкою вільних осіб». Итак, громада — это самодостаточная общественная единица, которая может лучше знать потребности и способности своих людей. Будучи самостоятельными, громады должны находиться друг с другом в федеративных связях.

Драгоманов так рисует идеал будущего общественного устройства: «От дійти до того, щоб спілки людські, великі й малі, складались з таких вільних людей, котрі по волі посходились до спільної праці й помочі в вільні товариства, — це й єсть та ціль, до котрої добиваються люди і котра зовсім не подібна до теперішніх держав, своїх чи чужих, виборних чи невиборних. Ціль та зветься безначальство: своя воля кожному й вільне громадянство й товариство людей й товариств».

В теории громадовского социализма можно найти похожие моменты со взглядами французского мыслителя Пьера Жозефа Прудона, а также представителей тогдашнего английского радикализма, с произведениями которых Драгоманов был знаком. И все же истоки этой драгомановской теории следует искать не только и не столько во внешних воздействиях, как в украинской ментальности и общественно-философской мысли. Эта теория была попыткой реализовать социальный идеал украинского казачества в условиях современного общества.

В конце концов, об этом говорит сам Драгоманов, считая, что казаки создавали «свободные громады»: Це діло не зовсім таки нечуване в нашій Україні. Наша Січ запорозька була подібною ж вільною спілкою: кожен міг прийти до неї й одійти, коли хотів. Кожний приставав до того куреня, до котрого хотів; кожен курінь був спілкою вояцькою й господарською, котра працювала спільно й вживала своє добро в спільному будинку». Несмотря на «простоту» Сечи, ее можно считать предтечей будущих порядков: «Примір Січі тільки показує, що ті вільні порядки, про котрі ми зараз говорили, зовсім не таке діло, що його ні здумать, ні згадать, тільки в казці сказать. Більше двохсот років стояло з подібними порядками січове товариство — й робило своє діло, вояцьке й господарське, далеко не погано. Звісно, діло запорозьке було доволі просте; тепер у людей більше діла, більше потреби, та зате в них і більше науки, й більше розуму, то вони зможуть вправлятись ліпше січових товаришів».

В контексте громадовского социализма Драгоманов осмысливал вопрос наций, совокупность которых, по его мнению, и составляет человечество. Нации он рассматривает как исторические образования. Они подлежат изменениям и являются результатом исторического развития этнической общности. Основа же наций — громады, а желанной формой их политического объединения — федеративный союз свободных самоуправляющихся громад. Следовательно, по его мнению, украинцы смогут реализовать свои национальные права при существовании громадовского-федеративного устройства.

Начало. Окончание читайте в следующем выпуске страницы «История и Я»

Петро КРАЛЮК
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ