Царство свободы приобретается также сильным принуждением самого себя.
Михаил Грушевский, украинский историк, общественный и политический деятель

От Революции распада к Революции достоинства-3

14 ноября, 2019 - 15:16
ОРАНЖЕВЫЙ МАЙДАН 2004 ГОДА, ХОТЬ И НЕ ДОСТИГ ЗАДЕКЛАРИРОВАННОЙ ЦЕЛИ, СТАЛ МОЩНЫМ СВИДЕТЕЛЬСТВОМ ЗРЕЛОСТИ УКРАИНСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА / ФОТО НИКОЛАЯ ЛАЗАРЕНКО

Окончание. Начало читайте в «Дне» № 200-201, № 205-206

Какое государство построил в Украине созданный Л. Кучмой политический режим? На Западе его назвали государством искателей ренты (rent seekers state). Рентой в специфически посткоммунистическом значении термина считались доходы, которые многократно превышали прибыль, получаемую от предпринимательства в конкурентной среде. Такие доходы получали от предпринимательства, защищенного льготами и преференциями, от мгновенно переведенных в иностранную валюту государственных субсидий, которые не было потребности возвращать в результате галопирующей инфляции, от необлагаемых налогами посреднических операций, от разницы на валютных курсах при наличии эксклюзивного доступа к более выгодному курсу. Но основными путями обогащения представителей «партии власти» было предоставление им или их родственникам в собственность за символическую цену крупных предприятий, а также получение ими в обмен на «содействие» в предпринимательской или политической деятельности наличности в иностранной валюте.

Те, кто строил государство искателей ренты, не ждали, пока кто-то догадается дать им взятку. Их стратегия была сплавом полной экономической свободы с многочисленными ограничениями, сдерживание которых тщательным образом отслеживалось. Зафиксированные нарушения со следующим запугиванием давали ожидаемый эффект. Поэтому иностранные наблюдатели назвали построенное в Украине государство шантажистским (blackmail state).

Можно ли обвинять конкретных политических деятелей и всю управленческую корпорацию в том, что в начале нового века они построили на остатках общественно-экономического строя, что саморазрушился, олигархическое государство? Можно, конечно, но было бы странно, если бы государственные служащие на высоких должностях забыли о собственных интересах и начали беспокоиться о народном благосостоянии без всякого давления со стороны своих избирателей. А давления не было, потому что избиратели оставались советскими людьми, которые привыкли к государственному патернализму. Они были даже благодарны тем, кто присвоил средства производства, хоть сам процесс присвоения назвали «прихватизацией». Ведь им дали возможность пользоваться средствами производства, то есть работать и получать заработную плату. Оглядываясь на прошлое, мы тоже должны быть благодарны олигархам, потому что они заблокировали красный реванш, который заводил Украину в тупик.

ОРАНЖЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Общественно-экономические отношения, на одном из полюсов которых находилось олигархическое государство, а на другом — беспомощное атомизированное общество, не могли оставаться стабильными по определению. Ведь постсоветское общество владело электоральным оружием, чтобы отстаивать свои интересы в противостоянии с олигархами. Результат противостояния между государством и обществом зависел от того, как избиратели поведут себя на выборах: возьмут ли они во внимание собственные интересы, или будут голосовать «за гречиху»?

Между тем созданные олигархами политические партии делали все возможное, чтобы законсервировать остатки предыдущей эпохи даже в топонимике. Для них было важно, чтобы бывшие советские люди не чувствовали ответственность за будущее и не осознавали себя гражданами независимого государства. Тогда они голосовали бы как нужно: за президентов — выразителей воли олигархов, за олигархические партии, которые получили название центристских (между обломками прежней КПСС — КПУ и СПУ и национал-демократами, прежде всего Народным Рухом Украины). Однако после освобождения из тоталитарных объятий российско-советского сверхгосударства в Украине возникли объективные предпосылки для формирования гражданского общества. За полтора десятилетия, начиная с появления первых «неформальных» организаций, гражданское общество окрепло, хоть его социально-экономическая опора в виде среднего класса дискриминировалась олигархическими кланами.

Институт социологии НАН Украины с 1992 года проводил мониторинг социальных изменений в украинском обществе. Судя по ответам на вопрос «Кем Вы себя, прежде всего, считаете?», за 1992—2004 гг. существенных изменений в сознании электората не состоялись. Процент опрашиваемых, которые считали себя, прежде всего, гражданами Украины, упал с 45,6 (после эйфории 1991 года) до 44,2. Процент тех, кто считал себя жителем села, города или региона (прежде всего, электорат левых партий или конкурирующей с ними олигархической Партии регионов), вырос с 30,8 до 37,2. Процент тех, кто признавал себя гражданами прежнего Советского Союза, упал с 12,7 до 10,7 (в результате природного сокращения этого контингента).

Историки и политологи, которые изучают такое специфическое явление украинской действительности, как площади, после каждого из них с энтузиазмом смотрели в будущее. Когда действительность не оправдывала эти надежды, они обвиняли в неэффективном управлении очередного президента. Однако в украинском обществе, которое с трудом прощалось с искаженным миром коммуносоциализма, президенты были ограничены в своих действиях. Волей обстоятельств они опирались на силу, которая формировалась более активно, чем ячейки гражданского общества,  — олигархов.

В России, где олигархический капитал формировался с не меньшей интенсивностью, нашлась сила, которая смогла поставить его под контроль: государственная бюрократия. В начале нового века к власти пришел выразитель интересов прежних органов государственной безопасности В. Путин, который быстро расправился с олигархами, а заодно и с порожденной Революцией распада демократией. В Украине, которая отбросила советскую модель государственности, чтобы отделиться от России, олигархи не встретили противников, а разнонаправленность их интересов способствовала сохранению демократических ценностей, в том числе свободных выборов в органы власти.

Чтобы опять привлечь Украину в лоно империи, правящие круги России вернулись к дореволюционной риторике о едином народе. Избегая поглощения Россией и одновременно храня хорошие отношения с ней (в чем было заинтересовано большинство олигархических кланов), Л. Кучма издал в Москве в 2003 году под своей фамилией объемистую книгу с красноречивым названием: «Украина — не Россия». Однако это не помешало растущей активности российских СМИ, которые убеждали украинское население в необходимости усиления интеграции с Россией.

В начале нового века внутри украинской «партии власти» стали заметными изменения, вызванные процессом самоорганизации общества. Свидетельством неотвратимого вызревания гражданского общества стала новая расстановка политических сил в канун парламентских выборов 2002 года и президентских выборов 2004 года. Противоречия в левых партиях, что постепенно вызревали, испытали качественное изменение: впервые коммунисты и социалисты оказались по разную сторону баррикад. Нарастали противоречия и в «партии власти». Впервые она разделилась на политиков, которые подталкивали Украину в сторону России, и на тех, кто отдавал преимущество ее европейскому выбору.

Согласно Конституции Л. Кучма не мог претендовать на третий президентский срок. Конституционный Суд «нарисовал» ему разрешение баллотироваться на выборах 2004 года, но в результате стремительного падения международного и внутреннего рейтинга у него не было шансов конкурировать с лидером оппозиционных сил В. Ющенко. Однако за годы пребывания на должности президента Кучма показал, что умеет выстраивать ситуации, в которых почти автоматическими становились заблаговременно продуманные им же решения. В 2002 г. он отправил в отставку хорошо работающего на должности премьер-министра А. Кинаха и представил парламенту на утверждение кандидатуру главы Донецкой облгосадминистрации В. Януковича. В 2004 году он порекомендовал пропрезидентским партиям выдвинуть кандидатуру Януковича на пост Президента Украины.

Отвечая на вопрос, почему Кучма сделал ставку на Януковича, В. Горбулин, который проработал с действующим президентом десятки лет, сказал: «По-видимому, он имел какой-то расчет, стратегический план». И в самом деле, во время президентских гонок кто-то регулярно вбрасывал в интернет поражающую информацию об уголовном прошлом кандидата в президенты. Эффект, конечно, был, но не тот, на который рассчитывали. На Западе не могли понять, как может баллотироваться на наивысшую должность в государстве человек с уголовным прошлым. Однако украинское общество вопреки ожиданиям Кучмы, воспринимало компромат спокойно. В советские времена через тюрьмы и колонии прошли миллионы людей.

На протяжении трех месяцев президентских гонок ни темные пятна в биографии, ни принадлежность к олигархам, ни низкая базовая подготовка не помешали В. Януковичу удерживать свой рейтинг наравне с рейтингом В. Ющенко. Л. Кучма не осмелился вмешаться в избирательную кампанию даже тогда, когда Янукович открыто и нагло использовал «административный ресурс» премьер-министра во время второго тура и выиграл выборы. Разница между официальными данными ЦИК и данными экзит-полов превышала отметку в 10%.

Беспрецедентная фальсификация воли избирателей возмутила украинское общество. На Майдан Независимости в Киеве вышли сотни тысяч граждан. Протестная акция длилась с 22 ноября до 8 декабря 2004 года. Решение ЦИК о победе Януковича было отменено Верховным Судом Украины, который постановил провести повторное голосование второго тура 26 декабря. При повторном голосовании В. Ющенко получил 52%, а В. Янукович — 44,2% голосов. В ходе выборов украинский электорат разделился на две части. На Западе и в Центре борьба шла под оранжевыми флагами, на Востоке и Юге — под бело-голубыми флагами Партии регионов.

В свете всего, что случилось в Украине за полтора десятилетия после Оранжевой революции, можно утверждать, что она имела характер социального взрыва, неразрывно связанного с Революцией распада. Эта электоральная революция не смогла внести решающие коррективы в формирование общественно-экономического строя, но сыграла большую роль в преодолении советской ментальности украинского социума. Тем не менее, возглавляемые В. Януковичем политические силы продолжали опираться на крепкую электоральную поддержку восточных и южных регионов страны и использовали всестороннюю помощь правящих кругов Российской Федерации, чтобы перекрыть Украине путь к Евросоюзу и НАТО.

Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ