Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Отец нашей независимости

Михаил Грушевский: драматизм исторической судьбы
30 сентября, 2016 - 10:41

Нынешнее юбилейное 150-летие со дня рождения Михаила Грушевского предоставляет вполне подходящую возможность поразмышлять над уже достаточно длительным процессом его возвращения в Украину и общественным восприятием этой выдающейся исторической фигуры во время государственной независимости.

Судьба М.Грушевского сложилась так, что он родился и отошел в вечность за пределами Украины. Но возвращаться на родину предков ему пришлось многократно. В детские и юношеские годы с Кавказа, где проживала семья, чтобы поклониться дедовским могилам. В 1886 г. после тифлисской гимназии он становится студентом Университета св. Владимира. В 1914 г. уже почитаемым профессором возвращается из Галичины в Киев, где его ожидают Лукьяновская тюрьма и ссылка. В неспокойном 1917 г. приезжает из Москвы, чтобы стать во главе Украинской Центральной Рады, познать радость державотворческого триумфа и горечь фиаско, которые завершились эмигрантским пятилетием. Политический компромисс с большевистской властью приводит его в 1924 г. из Вены в Киев, дает на определенное время возможность научного труда и заканчивается камерами ОГПУ и новой московской ссылкой. Наконец, в 1934 г. покойный Грушевский возвращается из Кисловодска, чтобы найти вечный покой на Байковом кладбище в Киеве.

После смерти ученого длительное время над его именем тяготела большевистская анафема, создав образ «контрреволюционера», «буржуазного националиста» и даже «фашиста». Только в конце 1980-х гг., в атмосфере общественной либерализации стало возможным прорвать антигрушевские идеологические плотины. С середины 1988 г. в УССР начинают появляться статьи об ученом С. Билоконя, Г. Боряка, И. Гирича, Я.Дашкевича. Журнал «Киев» опубликовал его воспоминания. С тех пор началось стремительное возвращение М.Грушевского в Украину. Этот, уже достаточно длительный путь, имеет определенные стадии и даже сегодня не может считаться завершенным. Слишком сложными являются политические реалии украинского трансформационного процесса, которые и определяют общественное восприятие перипетий отечественной истории и главных ее творцов. Уже в последние годы коммунистической власти шла спонтанная, но нарастающая реабилитация ученого и политика. И формальное закрытие в марте 1991 г. КГБ УССР уголовного дела 60-летней давности «за отсутствием в действиях Грушевского состава преступления» стало результатом его активного вхождения в наэлектризованное украинское общество. Рос поток публикаций о его жизни и деятельности. Началось переиздание научного наследия. Уже в 1990 г. вышла «Ілюстрована історія України». Массовыми тиражами печатались его публицистические труды.

Провозглашение независимости Украины существенно катализировало этот процесс. В 1994 г. началось фототипное переиздание фундаментального труда ученого «Історія України-Руси». Имя Грушевского получили площади и улицы, учебные заведения. Были открыты музеи, возведены памятники, увековечены места его пребывания в Украине и за ее пределами. Изображение М.Грушевского появилось на деньгах, почтовой и даже рекламной продукции. Установлены государственные, академические, общественные стипендии, премии, медали имени Грушевского.

Ни один из выдающихся украинских деятелей, запрещенных коммунистическим режимом, не мог сравняться с ним по темпам и масштабности инкорпорации в еще полусоветскую общественную среду. К тому же когорта украинских деятелей для пополнения пантеона национальных героев была уже не такой и многочисленной. Особенно учитывая плотность идеологического негативизма, которым были покрыты имена многих из них.

Феномен быстрого возвращения М.Грушевского в Украину был детерминирован рядом объективных и субъективных причин.

Во-первых, утверждения независимости Украины требовало обоснование идейно-политических принципов новейшего государственного и национального формирования.

Во-вторых, фигура М.Грушевского импонировала не только национально ориентированному сегменту украинского политикума. Он устраивал и фактически правящую посткоммунистическую элиту.

В-третьих, становление в Украине института президентства требовало опоры на определенную историческую традицию. Ведь ни сугубо парламентская УНР, ни гетманат П.Скоропадского не вписывались в схему новой государственной конструкции. Поэтому так легко была реанимирована легенда о М.Грушевском — президенте Украины.

В-четвертых, процесс переосмысления нашего прошлого, поиск адекватной потребностям трансформации общества парадигмы украинской истории отводил М.Грушевскому роль главного репрезентанта национальной историографии. Школьные и вузовские учебники стали важным инструментом его имплементации в сознание молодого поколения.

НЕСМОТРЯ НА ВСЕ ОШИБКИ ГРУШЕВСКОГО-ПОЛИТИКА, ЕГО ВЫДАЮЩАЯСЯ РОЛЬ В ИСТОРИИ УКРАИНЫ КАК ВЕЛИКОГО УЧЕНОГО, ФУНДАТОРА НАШЕЙ НЕЗАВИСИМОСТИ НЕ СТАВИТСЯ ПОД СОМНЕНИЕ / ФОТО С САЙТА RMR.GOV.UA  

И наконец, следует указать на еще один существенный фактор. В то время как в СССР М.Грушевский был «фигурой умалчивания», с середины 1960-х гг. украинская диаспорная историография начала активное исследование его жизни и творчества, выделив специальную область исторических знаний — грушевсковедение. Бесспорно, во время «железного занавеса» его достижения существенно не влияли на официальную советскую историографию и пропаганду. Однако после провозглашения независимости эти наработки зарубежных ученых получили значительное распространение в Украине и оказали в целом позитивное влияние на развитие тематических исследований. Хоть на украинскую научную почву попали и определенные дефекты трудов коллег из диаспоры — узость базы источников и порожденные этим фактологические ошибки, недостаточная аргументация, а также определенная идеализация «своего» героя.

С середины 1990-х гг. в этом ренессансе фигуры М.Грушевского начали действовать две параллельных тенденции. Одна — дезавуация советских мифов о «злейшем враге украинского народа», вторая — глорификация М.Грушевского как национального героя. Объективно это была имманентная потребность общества, обусловленная длительной бездержавностью, естественная реакция на отторжение коммунистических идеологем и идолов. Их место должны были занять собственные кумиры. И М.Грушевский на заре украинской независимости, национальной самоидентификации, регенерации исторической памяти получил немало дифирамбных квалификаций. Нередко наподобие: «стал мерой духовного гения, таланта, совести, чести своей нации, гарантом осознания и осуществления Украиной и украинством своей исторической миссии, определенной Природой и мыслимой в общечеловеческих масштабах».

Достаточно медленно с середины 1990-х гг. начинают проявляться признаки определенной сдержанности в оценках М.Грушевского, в первую очередь со стороны научных работников. Осмысление его историографического и публицистического наследия, политической деятельности, основанные на новых, в основном архивно-документных источниках, давали вполне четкое представление о гиперболизации этой фигуры, в частности как политического деятеля.

Начался следующий этап в формировании восприятия М.Грушевского, который можно назвать демифологизацией. Теперь уже приходилось опровергать старые и новые мифы. Протоколы заседаний Центральной Рады, материалы прессы, мемуары современников свидетельствовали о том, что М.Грушевский не был президентом УНР, поскольку Конституция парламентской УНР не имела такого института.

Преодоление кризисных явлений в украинской исторической науке, потребность в новых методологических ориентирах породили в среде научных работников достаточно острую дискуссию относительно теоретико-методологической значимости творческого наследия ученого. Эта полемика в целом мало повлияла на устоявшуюся позитивную оценку патриарха украинской историографии. Но дала важный импульс к последующему критическому осмыслению его научной наработки и роли в отечественной истории. Следует  полностью согласиться с выводами Я.Грицака: «Нельзя не признать огромные заслуги Грушевского в критическом пересмотре старой парадигмы в написании истории Восточной Европы. Но, с другой стороны, нельзя и не признать, что парадигма, которую он предложил, имеет достаточно ограничительное действие: за ее пределами остаются процессы и объекты, которые тоже заслуживают внимания».

Жизни и деятельности ученого посвящены десятки научных конференций, докторских и кандидатских диссертаций, публикуется эпистолярное наследие, выпущены его основные труды по украинской истории и литературе. Реализуется государственная программа подготовки 50-томного собрания произведений, первый том которого вышел в свет в 2002 г.  В настоящее время уже имеется 28 книг. В середине 2000-х гг.  появились первые попытки биографии М.Грушевского и уникальное исследование его родословной. Профессиональные научные дискуссии относительно оценки М.Грушевского впоследствии сосредоточились вокруг дуалистической схемы «хороший историк» — «плохой политик». Как известно, абсолютизация одних качеств во вред другим нередко приводит к затемнению истины. Сегодня, очевидно, подавать М.Грушевского как твердого самостийника было бы отступлением от исторической правды. Однако не следует и приуменьшать его заслугу в национальном возрождении, отстаивании соборности Украины. Наконец, именно под его руководством появилась независимая УНР. М.Грушевский был высшим должностным лицом нового государства, если и не достаточно харизматичным, то самым авторитетным тогда лидером украинства. На основе меткого высказывания одного из современников, он исполнял роль «верховного репрезентанта государства».

Адепты оценки М.Грушевского как плохого политика ставят ему в укор несостоятельность защитить УНР от большевистской экспансии, приглашение немецкого войска, не противостояние гетманскому апрельскому перевороту. Несомненно, глава государства несет за это ответственность. Однако рассматривать ее нужно в совокупности тогдашних геополитических факторов, а также в общем контексте достижений и потерь украинской революции. А такой подход требует ответа на сложный вопрос: кто из главных деятелей той эпохи был удачным политиком — В.Винниченко, П.Скоропадский, С.Петлюра? И могут ли считаться удачными политиками люди, которые допустили потерю национальной государственности.

В 1925 г., по случаю сорокалетия со дня смерти Николая Костомарова, М.Грушевский писал: «Розуміється, не утворення, не вироблення іконного лику мусить бути завданням, а вірне, історичне пізнання дійсної, живої, реальної одиниці, що відбивала в собі свою епоху і вплинула на її розвій». Цей постулат полностью может быть применен и к самому Грушевскому, а для современных исследователей остается важным условием объективной персонификации украинского исторического процесса.

Руслан ПЫРИГ, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института истории Украины НАН Украины
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ