Не знать истории - значит всегда быть ребёнком.
Цицерон, древнеримский политический деятель, выдающийся оратор, философ и литератор

Памятный год!

К 140-летию Польского восстания 1863 года (с прологом и эпилогом)
19 июля, 2003 - 00:00

ПРОЛОГ. Есть на Киевщине известный город — Белая Церковь. В центре этого города, на Соборной площади стоит старинный храм, построенный в начале ХIХ века — костел святого Иоанна Крестителя, семейная святыня и усыпальница старинного польского рода графов Браницких. Понятно, что годы советского правления не улучшили его (например, сегодня в костеле органный зал), однако некоторые остатки былого шарма наблюдать еще можно. В интерьере почти ничего не сохранилось, кроме остатков бокового алтаря и памятных табличек. Собственно, последние вызывают наибольший интерес и наибольшее удивление — таблички просят у Бога упокоить души Александра Браницкого (умер на чужбине в октябре 1877 года), Ксаверия Браницкого (умер в ноябре 1879 года в Египте), Владислава и Константина Браницких (умерли и похоронены в Париже в июле 1884 года)... На вопрос, почему это значительная часть знаменитой семьи поумирала и похоронена за границей, а родовая усыпальница Браницких почти пустая, служители органного зала шепотом ответили: дескать, все они участвовали в польском восстании и волей русских царей стали изгнанниками!

И действительно, 140 лет назад началось Польское восстание 1863 — 1864 гг. (которое еще традиционно называют Январским восстанием 1863 года). Как свидетельствуют энциклопедии, оно проходило в январе 1863 — мае 1864 гг. в Королевстве Польском, Литве, части Белоруссии и Правобережной Украины против царской России. Подготовку восстания осуществлял Центральный национальный комитет. Это событие было также важным для тогдашних украинских земель, потому что частично затрагивало территорию Правобережной Украины, где восстание началось ночью 9 мая 1863 г. по инициативе «Провинциального комитета на Руси» (Польская нелегальная организация, основанная в августе 1862 г.). В свое время значительная часть демократической украинской общины одобрительно восприняла это стремление к демократическим изменениям в пределах Российской Империи — польское восстание поддержал, в частности, «Комитет русских офицеров в Польше» во главе с А.А. Потебней.

Собственно, для Польши и поляков Январское восстание является памятной датой. А вот для Украины — событие ли это? Ведь на дворе 2003 год, Польша — «стратегический партнер Украины в ее продвижении к объединенной Европе». Где же фанфары и упоминания о славном прошлом? Или может, снова наша страна попала в очередной плен устойчивых псевдоисторических стереотипов? А может, это такая историческая традиция?

ГОСПОДА ДЕМОКРАТЫ ПОЗАПРОШЛОГО ВЕКА! «Весна народов», которая отшумела в Европе в конце 1840-х годов, явно запаздывала и не успевала вовремя прибыть на территорию Российской Империи, как и вообще всякое другое прогрессивное явление. Где-то там, в далеких европах и америках, набирали обороты процессы возникновения, становления, развития и усовершенствования национальных государств с буржуазным экономическим строем. Где-то там Апостольская Столица пыталась силой морального авторитета заклеймить либерализм, а К. Маркс уже дописал и опубликовал печальноизвестный «Манифест Коммунистической партии». Где-то там, в австрийских Кракове и Львове почти по расписанию (соответственно, в 1846 и 1848 гг.) начались вооруженные восстания против феодальных порядков. И только крепостная Российская Империя ждала и ждала наступление «благоденствия» под руководством мудрых и справедливых императоров. Все было бы ничего, если бы не одно обстоятельство и вечная проблема этой империи — «польский вопрос». После трех разделов некогда могущественной Польской Речи Посполитой (1772, 1793 и 1795 гг.) Россия получила не только огромные территории и доступ к ресурсам (в первую очередь, трудовым), но и вечную головную боль, обусловленную постоянным стремлением поляков вернуть свою свободу.

Первое польское восстание (1830 — 1831) было подавлено царем Николаем I, но это не остановило стремления поляков восстановить свою независимость и попытку избавиться от экономически и политически реакционных объятий Великороссии.

Одним из центров бурления польского духа стал в 1830 — 1860-х гг. Киев, где значительное количество жителей составляли поляки. Одним из центров киевского польского возрождения стала усадьба на Андреевском спуске, где сейчас стоит дом № 34, с 1850 г. принадлежавший известному киевскому писателю и критику польско-украинской школы Михаилу (Михаю) Грабовскому. Сын майора российских войск графа Антония Грабовского и Терезы Двожанской, М. Грабовский сумел стать заметной фигурой в польской украинской литературе. Для украинской культуры польский писатель М. Грабовский важен как деятель украинского возрождения. Недаром в его имение в Александровке приезжал украинский писатель П. Кулиш, да и Т. Шевченко, по некоторыми сведениям, также встречался с М. Грабовским. С 1850 года М. Грабовский постоянно жил в Киеве, на Андреевском спуске, где он вместе с соседом Андреем Муравьевым занимался благоустройством этой древней улицы Киева. Однако в 1862 году М. Грабовский внезапно уехал работать директором училищ в Варшаву. Собственно, этот отъезд накануне восстания вызывает множество вопросов — ведь сначала М. Грабовский выступал за славянское единство под скипетром российского императора, высказывал идеи о большом всеславянском значении Киева. Однако некоторые киевские источники сообщают, что в последние годы перед отъездом М. Грабовский якобы очень сильно ревизовал свои панславянские идеи и вроде бы стал одним из разработчиков и вдохновителей идеологии Январского восстания 1863 года. Умер пан Михал в Варшаве, 19 ноября 1863 года. Однако насколько причудливой может быть ирония истории! В 1863 году судьбы обитателей Андреевского спуска — Михаила Грабовского и Андрея Муравьева — пересеклись еще раз, в несколько трагическом аспекте. На подавление польского восстания, одним из идеологов которого выступал М. Грабовский, была брошена российская армия, которую возглавил Михаил Муравьев, родной брат А. Муравьева.

Собственно, цели и задачи Январского восстания 1863 года можно понять, прочитав текст так называемой Золотой Грамоты — своего рода программного документа повстанцев, который по инициативе Варшавского Центрального национального комитета в форме прокламаций распространялся среди крестьян. Уравнение в правах крестьян и других общественных слоев, предоставление крестьянству общего избирательного права, созыв высшего собрания страны, представительского органа власти, введение законодательно обоснованной и подтвержденной парламентским путем системы взимания налогов — вот только незначительный перечень тех целей, которые ставили перед собой повстанцы.

Важным центром киевского «польского брожения» в период до Январского восстания был Университет. По воспоминаниям одного из его выпускников, «…Университет Киевский был... переполнен поляками. Преобладал польский язык, организация студенческих кружков была только польская… [Губернатор] поощрял моральную распущенность студентов, думая, что это будет отвлекать их от всякой политики...» Тем не менее, демократические и либеральные идеи все глубже проникали в студенческую среду, никак не считаясь с национальной принадлежностью молодежи. Один из университетских студентов- поляков, Ю. Белина-Кенжицкий, так вспоминал слова Т. Шевченко, обращенные к кому-то из ярых украинофилов: «Послушай, — говорил Шевченко, — хочешь строить новый мир славянскими руками, а боишься с поляками об этом говорить. Так с кем же ты, черт возьми, будешь строить? С нашими панами не поладишь». А тот на это: «Дрались мы с поляками долго — не верю». Вот и разговаривай с дураком! «Дрались, пока было за что, а нынче и их, и нас одна рука по голове гладит. Время опомниться», — ответил Шевченко.

Непосредственно несколько сотен студентов Университета участвовали в организации Январского восстания 1863 г. По сообщениям исторических источников, именно студенты составляли основу повстанческих сил в Киеве. Их выступление произошло в ночь с 26 на 27 апреля 1863 года, но неподалеку от Киева все повстанческие студенческие отряды были разгромлены царскими войсками.

Однако не только радикальное направление борьбы за демократические преобразования было характерно для университетской молодежи. По сообщению кандидата экономических наук Адольфа Конрацкого, современного исследователя истории Киевского университета, с этим учебным заведением тесно было связано «хлопоманское движение», существовавшее в среде польской молодежи в 1850 — 1860-х гг. Среди участников этого движения можно вспомнить многих известных деятелей украинской культуры, которые происходили из польских семей и формировались как личности накануне и непосредственно во время Январского восстания 1863 г. — это Владимир Антонович, Тадей Рыльский, Павлин Свенцицкий и др. Поляки-«хлопоманы» ставили своей целью сближение с крестьянством, они были активными участниками киевской польской общины. Судьбы этих людей после поражения восстания 1863 года сложились по-разному. Павлин Свенцицкий, например, вынужден был перебраться во Львов, где развернул активную литературную и общественную деятельность, в частности, издавал двуязычный украинско-польский журнал «Село». Кроме того, именно с П. Свенцицким и Январским восстанием определенным образом связана и история создания и распространения Украинского национального Гимна. В 1863 году Свенцицкий нелегально вывез из Киева во Львов стихотворение Павла Чубинского «Ще не вмерла Україна», написанное под эмоциональным впечатлением от польского национального гимна «Еще Польска не згиненла». Впоследствии стихотворение П. Чубинского было опубликовано в журнале «Мета», благодаря чему с ним познакомился композитор Михаил Вербицкий, который и написал впоследствии к нему музыку.

Если киевское студенчество в целом одобрительно отнеслось к идеям Январского восстания, то киевская профессура — интеллектуальный цвет края, — как всегда, показала себя лояльной к власти. Ученый синклит во главе с М. Д. Иванишевым, тогдашним ректором, и М. Х. Бунге, другим многократным ректором «Красного Университета», наперегонки выражал традиционный университетский «одобрямс» кровавым действиям царской армии в подавлении восстания. Даже больше — «верноподданическия» чувства настолько захватили наставников юношества, что в конце своего опуса «Восстание поляков в Юго-Западной России в 1863 году» (изданного в университетской типографии в том же 1863 году) даже за отсутствующих расписались: дескать, не все смогли засвидетельствовать формально, но душой практически все поддерживаем… А чуть позже, уже после поражения восстания 1863— 1864 гг., в котором принимали активное участие преподаватели и студенты Киевского университета, по молчаливому согласию университетской профессуры началось устранение преподавателей-поляков практически со всех кафедр Киевского университета. А в отношении студентов-поляков был установлен жесткий режим беспощадного национального гнета, направленный на их полную русификацию, или же, что касается Украины, на фактическое вытеснение с украинских земель.

«За нашу и вашу свободу!» — собственно, под таким девизом происходило Январское восстание 1863 года на Киевщине и в Киеве. Поддержанное настоящими демократическими силами — как польскими, так и украинскими, — польское восстание 1863 г. продемонстрировало способность двух некогда враждующих народов сплотиться вокруг подлинных демократических ценностей свободы, парламентаризма, человеческой личности, частной собственности и всеобщего блага. Однако феодальная Россия, цивилизационная и общественно-политическая наследница византизма и Золотой Орды, не имела желания и возможности адекватно отреагировать на социальные потребности в подобных изменениях. Единственным памятником реакции российского общества на Январское восстание 1863 года в Киеве стал Косой Капонир — одно из укреплений Киевской крепости, «Киевский Шлиссельбург», политическая тюрьма и застенок. Около стен Косого Капонира после подавления восстания были казнены несколько его участников, патриоты-поляки А. Зелинский, В. Крыжановский и другие. Но жестокость, с которой восстание было подавлено, позволяет допустить, что император Александр II Освободитель, на которого в те годы молилось российское общество, на самом деле принципиально не отличался от своих предшественников и преемников. Конечно, его реформы стали определенным вкладом в развитие Российской империи, однако радикально не решили проблемы общественно-политического и экономического уклада страны, что в конечном итоге и привело к катастрофе 1917года.

P.S. Сегодня в Украине довольно активно обсуждаются украинско- польские отношения в связи с годовщиной волынской трагедии. О том, что в этом году исполняется 140 лет трагедии Январского польского восстания в Российской империи, в том числе и на территории Украины, мало кто вспоминает. Между тем тогда, в далеком 1863 году, украинские и польские патриоты, боровшиеся за независимость и национальное возрождение своих стран, имели общего врага — российский империализм. Об отношении в Украине к этой выдающейся и трагической для поляков дате красноречиво свидетельствуют две памятных доски, установленные в стене укрепления «Косой канонир» Киевской крепости. На одной доске на польском, на второй на украинском языке выбит один и тот же текст: «В Косом капонире были заключены участники польского восстания 1863 года. В Киевской крепости в 1863 году были расстреляны командиры польских отрядов Адам Зелинский, Владислав Тадеуш Раковский, Платон Крыжановский, Ромуальд Ольшанский, Адам Дружбацкий». Польский текст имеет, однако, еще одну строку: «Czesc Ich Pamieci», т.е. «Честь их памяти». Почему нет этой строки на украиноязычной табличке?

Клара ГУДЗИК, «День»
Алексей БРАСЛАВЕЦ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ