Люди, у которых есть свобода выбора, всегда выберут мир.
Рональд Рейган, 40-ий Президент США

Путь к войне: 1918 - 1939

15 мая, 2019 - 17:38
АМЕРИКАНЦЫ В ЧИКАГО СМОТРЯТ НА НОВУЮ КАРТУ ЕВРОПЫ, 1918 ГОД

При взгляде на предысторию Второй мировой войны обычно начинают рассказ с противоречий Версальского и других договоров по итогам Первой мировой, с прихода к власти Гитлера и его подготовки к конфликту. Сейчас, в 2019 году, очевидно, что такой взгляд схематичен, примитивен, а главное – однобок, но это понимают в остальном мире, в основном вне стран бывшего Советского Союза. Если же смотреть на ситуацию со стороны Советской России и СССР, оптика получается абсолютно иной.

***

Соседей новорожденного СССР нередко называли лимитрофами – эдакой полупрезрительной прокладкой, и санитарным кордоном от распространения русского большевизма на Запад. Страны эти различались и образом правления, и национальным составом, и положением в послевоенной Европе, но кое-что общее у них было – страх перед восточным соседом. Как замечал Черчилль, «Советская Россия была отгорожена от За­падной Европы кордоном неистово ненавидевших большевизм государств, которые порвали с бывшей империей царей, при­нявшей теперь новую, еще более ужасную форму». И страх этот имел все основания.

Война с Польшей не закончилась в 1921 году заключением Рижского мира  -Советы продолжали засылать вооруженные партизанские банды по всей западной границе против Польши и вплоть до Болгарии (т.н. «активная разведка»), что продолжалось до 1925 года. Противостоянием разведок стала война между Разведупром (нынешнее ГРУ) и знаменитой польской «двуйкой». Крупнейшим терактом стал взрыв в Варшавской цитадели 13 октября 1923 года, организованный двумя коммунистами – Богинским и Вечоркевичем, которых собирались обменять на захваченных Советами польских ксендзов, но при попытке передачи на границе польский полицейский Юзеф Мурашко застрелил обоих, заявив, что исполнил долг патриота.

УЧАСТНИК АКТИВНОЙ РАЗВЕДКИ, СОВЕТСКИЙ ТЕРРОРИСТ СТАНИСЛАВ ВАУПШАСОВ

В Болгарии коммунисты также провели известный теракт - взрыв в соборе Святой Недели 16 апреля 1925 года. Но ещё до того красные при поддержке Георгия Димитрова и Коминтерна провели попытку коммунистического путча в 1923 году. Болгарские военные и русские белогвардейцы разгромили красных и изгнали из страны, запретив деятельность компартии, и с тех пор до 1944 года коммунисты действовали только в подполье.

У Румынии Советы требовали Бессарабию, и регулярно заявляли, что не признают её вхождения в румынское государство. В Венгрии ближайший соратник Ленина большевик Бела Кун стал главой Венгерской Советской Республики со всеми прилагающимися атрибутами – коллективизацией, экспроприациями и красным террором. Советы были разгромлены, а Бела Кун бежал в СССР через Австрию, причем разъяренные венгры требовали его выдачи, но Ленин пообещал австрийцам ответить убийствами заложников, и Куна отпустили – позже он прославится массовыми убийствами вместе с садисткой Розалией Землячкой в Крыму. А в октябре 1940 года СССР обменял на венгерские знамена другого коммуниста – известнейшего палача Матиаса Ракоши, позже он вернется в Будапешт.

Отношения Чехословакии с СССР были получше, но помимо большого друга Советов Бенеша в стране проживали тысячи легионеров Чехословацкого корпуса, который столь стойко и упорно воевал с большевиками в России. И они ненавидели и презирали Ярослава Гашека (того самого, да-да), который во время Гражданской войны служил в русской ВЧК.

С Финляндией Советы перманентно сталкивались начиная с 1918 года, когда в ответ на красный террор финны организовали белый, и выгнали коммунистов во главе с Отто Куусиненом вон, в РСФСР. Позже Советы создали Карельскую коммуну, в которой осенью 1921 года закономерно вспыхнул голод и восстание против большевиков, он же – Вторая советско-финская война. Число беженцев из Карелии в Финляндию составило 30 000 человек - позже в начале тридцатых посол СССР Иван Майский будет удивляться «русофобии» в Финляндии.

ОРГАНИЗАТОР КРАСНОГО ТЕРРОРА, ВОЖДЬ ВЕНГЕРСКОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ БЕЛА КУН

С 1918 года РСФСР пытался присоединить Эстонию, Латвию и Литву, но неудачно. В Эстонии Советы подняли восстание в 1924 году, но оно было разгромлено, а коммунисты осуждены либо изгнаны. В Прибалтийских государствах сконцентрировалась русская белая эмиграция, до которой СССР пока дотянуться не мог.

Что касается других государств, то в Германии Советы неоднократно поднимали коммунистические путчи с 1918 по 1923 годы, главным эмиссаром Ленина был Карл Радек, но бунт спартакистов, Баварская и другие советские республики были разгромлены, Рурская Красная армия разбита, и жители Германии могли рассчитывать только на немногочисленный рейхсвер и отряды немецких белых (т.н. «свободные корпуса»). Коминтерн годами засылал из России огромные суммы денег, оружие и эмиссаров, к середине двадцатых в Германии была создана подпольная «немецкая ЧК» во главе с советским чекистом Вольдемаром Розе, а многочисленные военизированные отряды красных боевиков («красные сотни») возглавил Эрнст Тельман. При этом СССР умудрялся вести с немцами военное сотрудничество в области авиации, танков и химического оружия.

Отношения с Великобританией были крайне натянутыми в силу того, что Советы не признавали Версальский договор, а британцы во главе с Черчиллем пытались вести интервенцию, впрочем – слабо и неуверенно, а позже ей помешал Ллойд-Джордж. Но сначала отношения двух стран обострились в связи с нотой Кёрзона, когда тот потребовал освободить британские траулеры, прекратить казни священников и советскую пропаганду в колониях Британии, позже СССР пытался финансировать Великую британскую забастовку 1926 года, а в 1927 отношения были разорваны в связи с делом АРКОС-а и нотой Чемберлена.

Что же касается СССР…

Советский Союз всю свою историю нагло врал о своей миролюбивой внешней политике – таковой она не была никогда. Советы предполагали расширение большевистской революции на Запад – особенно часто об этом говорил Ленин. Именно для этого был создан Коминтерн – огромная организация, объединявшая все коммунистические партии мира.

Вначале большевики в ходя ряда войн завоевали новые национальные государства бывшей Российской империи (Украина, Закавказье) либо попытались, но без успеха (Польша, Финляндия, Прибалтика), оккупировали Среднюю Азию и пробовали закрепиться даже в Иране. При вторжении в Польшу («Даешь Варшаву!», «Даешь Берлин!») Лев Троцкий был готов «вернуть» её немецкие этнографические территории Германии, но ничего не вышло.

ОРГАНИЗАТОР ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ВСЕГЕРМАНСКОЙ ЧК ВОЛЬДЕМАР РОЗЕ

Отношение Советов к соседям отражено, например, в стихах о паспорте Владимиром Маяковским:

«На польский глядят, как в афишу коза.

Откуда, мол, и что это за географические новости?»

Не отставали Илья Ильф и Евгений Петров:

«Пан или пропал. Я выбираю пана, хотя он и явный поляк»

В итоге на границе Остапа грабят румынские пограничники, после чего он переквалифицируется в управдомы.

В 1927 году агентов СССР выкинули из Китая, а китайских коммунистов разгромили, что знаменовало собой провал ленинской версии Коминтерна. В результате поражения в аппаратной борьбе Троцкий был выслан из СССР через Одессу в феврале 1929 года, причем большевики вскоре пригласили туда же второе лицо в иерархии фашистской Италии – знаменитого Итало Бальбо во главе авиасоединения. Пионеры приветствовали гостей фашистским салютом.

Тактика Коминтерна заключалась в том, что если не получается принести большевизм народам силой оружия, то нужно засылать везде, где возможно, эмиссаров, и финансировать их с целью поднять восстания изнутри национальных государств. Но огромные суммы расходовались впустую, и награбленные у буржуев средства Советам не помогли. В итоге тактика большевиков изменилась – на смену отправке агентов, пропаганде и подпольной работе пришли чисто военные методы, как уже тогда заметили некоторые наблюдатели. СССР стал усиливать армию и создавать военно-промышленный комплекс, для чего их лидер Иосиф Сталин начал коллективизацию и индустриализацию с миллионами погибших и расширением системы подневольного труда в лагерях ГУЛаг.

К концу двадцатых Советы в основном подавили сопротивление населения на всей территории страны. В 1929 и 1930 годах СССР совершает два первых вторжения в Афганистан. Также красные заходят в китайский Синьцзян, где утюжат повстанцев химическим оружием. В Украине, Казахстане и части областей РСФСР в 1932-33 годах начинается голод, организованный Советами. Украинские националисты в качестве акта возмездия за Голодомор убивают секретаря консульства СССР Алексея Майлова в тогда польском Львове.

В Германии тем временем приходят к власти национальные социалисты. Как замечал Уинстон Черчилль, «они отличались от большевиков, которых сами так поносили, не больше, чем Северный полюс отличается от Южного», и совершенно справедливо. Штурмовики поначалу называли Гитлера «наш Ленин», Илья Эренбург отмечал в Берлине в начале двадцатых, что нацистов поддерживают именно рабочие, партия имела сильное крайне левое крыло (Рэм, братья Штрассеры, также был близок к нацистам национал-большевик Эрнст Никиш), а нацистские «25 пунктов» и сейчас крайне трудно отличить от стандартной радикальной левой программы. Как замечал в Москве сотруднику посольства Густаву Хильгеру Карл Радек: «На лицах немецких студентов, облаченных в коричневые рубашки, мы замечаем ту же преданность и такое же вдохновение, которые озаряли когда-то лица молодых командиров Красной Армии… Есть замечательные парни среди штурмовиков!».

23 АВГУСТА 1939 ГОДА, РИББЕНТРОП, СТАЛИН, ХИЛЬГЕР И МОЛОТОВ ПОСЛЕ ПОДПИСАНИЯ ПАКТА В МОСКВЕ

Тем временем начинает полыхать Испания, где с начала тридцатых начался левый террор, к власти пришло правительство социалистов, и в 1936 году испанские националисты Франко, Мола и Санхурхо подняли путч, нацисты с фашистами помогали им, а СССР и многочисленные левые со всего мира – красным. С помощью СССР создается Народный фронт, что позже приведет к трагическим последствиям. При этом с подачи Сталина и русских чекистов начались репрессии в красной части Испании против анархистов и троцкистов, Джорджа Оруэлла с женой чекисты чуть не убивают, и он с трудом бежит из Барселоны. Читателю вряд ли известно то, что в ряде городов Испании по русскому образцу были открыты ЧК, где процветал террор. Националисты отвечали тем же. В итоге силы социалистов были разгромлены, бежали, были уничтожены или попали в тюрьмы.

Попутно благонамеренный английский премьер Невилл Чемберлен договорился с Адольфом Гитлером, Эдуаром Даладье и Бенито Муссолини о сделке по разделу Чехословакии в целях «сохранения мира» - у английских и западных избирателей в тот момент были крайне сильны пацифистские настроения. 21 марта 1938 года СССР предложил провести совещание шести держав, но Чемберлен отметил:

«Должен признаться, что Россия внушает мне самое глубокое недоверие. <…>. И я не доверяю ее мотивам, которые, по моему мнению, имеют мало общего с нашими идеями свободы. Она хочет только рассорить всех остальных. Кроме того, многие из малых государств, в особенности Польша, Румыния и Финляндия, относятся к ней с ненавистью и подозрением».

Учитывая все, изложенное выше, реакция неудивительна. Именно после этого советские руководители в ярости решают сменить курс и пойти на сотрудничество с нацистами, которых несколько лет яростно поносили. Снова Черчилль:

«Еврей Литвинов ушел, и было устранено главное предубе­ждение Гитлера. С этого момента германское правительство перестало называть свою политику антибольшевистской и об­ратило всю свою брань в адрес «плутодемократий». [т. е. Англии и Франции – прим.] Статьи в газетах заверяли Советы, что германское «жизненное про­странство» не распространяется на русскую территорию, что оно фактически оканчивается повсюду на русской границе. Следовательно, не могло быть причин для конфликта между Россией и Германией, если Советы не вступят с Англией и Францией в соглашения об «окружении». Германский посол граф Шуленбург, который был вызван в Берлин для длитель­ных консультаций, вернулся в Москву с предложением о вы­годных товарных кредитах на долгосрочной основе. Обе сто­роны двигались по направлению к заключению договора. Такое насильственное и противоестественное изменение рус­ской политики представляло собой метаморфозу, на которую способны только тоталитарные государства».

А Сталин произносит 10 марта 1939 года известную речь:

«Характерен шум, который подняла англо-французская и североамериканская пресса по поводу Советской Украины. Похоже на то, что этот подозрительный шум имел своей целью поднять ярость Советского Союза против Германии, отравить атмосферу и спровоцировать конфликт с Германией без видимых на то оснований. <…> Задачи партии в области внешней политики: проводить и впредь политику мира и укрепления деловых связей со всеми странами; соблюдать осторожность и не давать втянуть в конфликты нашу страну провокаторам войны, привыкшим загребать жар чужими руками».

Литвинова на посту наркома иностранных дел сменил фактически второй человек в большевистской иерархии, Вячеслав Молотов, который позже замечал в интервью Феликсу Чуеву:

«Сталин сказал мне: «Убери из наркомата евреев». Слава богу, что сказал! Дело в том, что евреи составляли там абсолютное большинство в руководстве и среди послов. Это, конечно, неправильно. Латыши и евреи. И каждый за собой целый хвост тащил. Причем, свысока смотрели, когда я пришел, издевались над теми мерами, которые я начал проводить. Сталин, конечно, был настороже в отношении евреев».

Их и убрали, хотя и пока без таких чисток, как ранее в НКВД. На нацистов с их доктриной «жидобольшевизма» это произвело впечатление, и в целом стороны становились всё ближе к соглашению. Поскольку Гитлер в то время уже предъявил претензии Польше (Данциг и Польский коридор), попутно Сталин пригласил представителей Англии и Франции в Москву на переговоры «по обеспечению взаимной безопасности», но поляки прекрасно понимали, что если СССР введет войска в Польшу, то они там и останутся, а техникой, добровольцами и боеприпасами Сталин помогать полякам совершенно не собирался, тем более что в советских газетах вовсю шла агитация против «панской» и «фашистской» Польши. И хотя Британия с Францией после оккупации Чехословакии поспешно дали гарантии полякам, почва для договора большевиков и нацистов была готова.

Решение о пакте, скорее всего, было принято узким кругом большевистских лидеров 19 августа 1939 года – протоколов заседания Политбюро нет, но известно, что Сталин с коллегами часто заседали и решали вопросы без всякого протокола. 23 августа министр иностранных дел рейха Риббентроп прибыл в Москву. Как заметил рейхсминистру вождь народов:

«Хотя мы многие годы поливали друг друга ведрами дерьма, это ещё не причина для того, чтобы мы не смогли снова поладить друг с другом». Впрочем, подобные филиппики ранее произносили и Радек, и тот же Геббельс.

Стороны и поладили. Содержание пакта и секретных протоколов к нему слишком хорошо известно, чтобы их излагать, заметим только то, что коллеги разделом Польши и сфер влияния в Восточной Европе совместно дали старт Второй мировой войне, что истинно советские люди позже постоянно отрицали и отрицают сейчас – видимо, от скромности. Как позже замечал Риббентроп, он «чувствовал себя в Кремле как среди старых партийных товарищей» - что, по сути, было недалеко от истины.

Нацисты первыми вторглись в Польшу 1 сентября. Важнейшим моментом было то, что в СССР был срочно принят закон о всеобщей воинской обязанности – причем тогда, когда мировая война ещё не началась, то есть того же 1 сентября – англичане и французы вступили в нее позже. Как мы дальше увидим, со стороны Сталина это было весьма предусмотрительно.

Продолжение следует.

Тарас Орленок

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments