Нации, где преобладают «нейтральные» ... неизбежно осуждены на смерть и рабство.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

Вернуть страну себе-2

Деколонизация южноафриканская и украинская: уроки Нельсона Манделы
16 января, 2020 - 15:49
ПОСЛЕ 27 ЛЕТ ЗАКЛЮЧЕНИЯ НЕЛЬСОН МАНДЕЛА ПРИЗЫВАЛ НЕ МСТИТЬ, А «ЛЕЧИТЬ СТАРЫЕ РАНЫ»

Окончание. Начало читайте «День» № 2-3, 2020 г.

Итак, я сын своего народа и призван служить ему (мировоззренческая установка, которую и сегодня отрицают некоторые авторитетные украинские интеллектуалы: мол, я никому ничем не обязан, кроме своей семьи и ближайших друзей. Такой подход многое объясняет!). Мандела верил в это призвание. Не знаем, был ли он знаком с афористичным высказыванием Джавахарлала Неру: «Наихудший враг своего народа — это национальная интеллигенция, воспитанная колонизаторами», — но можно утверждать, что «воспитанником» колонизаторов этот человек отнюдь не был.

Нельсон  получил хорошее образование, неплохо знал западную историю и культуру. Относительно образования: сначала была методистская протестантская начальная средняя школа, впоследствии — методистский колледж, потом — Университет Форт-Хейер (единственное на то время высшее учебное заведение, где имели право получать образование африканцы и жители индийского и смешанного происхождения. Это было в 1939 году). Нельсон намеревался стать бакалавром гуманитарных наук.

Вскоре за участие в студенческих забастовках он был отчислен из Форт-Хейера. Однако высшее образование таки получил: заочно закончил Витватерсрандский университет, получив одновременно степень бакалавра искусств и бакалавра права.

Последний диплом давал ему легальную возможность заниматься юридической практикой. Нельсон Мандела стал первым в Южной Африке чернокожим адвокатом и посвятил много лет защите прав африканцев-горожан, которые подвергались жестоким унижениям и преследованиям со стороны расистской власти.

Тогда же началась его деятельность как политика: в 1944 году Мандела вступил в ряды Африканского национального конгресса (АНК) — ведущего объединения многомиллионного коренного населения страны, которое выдвигало лозунги самоопределения для африканцев, отмены колониальной системы. Большинство членов АНК, в том числе Мандела, стояли на принципах ненасильственной борьбы (наш герой всю жизнь называл своим духовным учителем Махатму Ганди, а также одного из наставников самого Ганди — Льва  Толстого, чью публицистику он внимательно изучал на протяжении 27 лет заключения). И не вина Манделы и других лидеров АНК — Оливера Тамбо, Уолтера Сисулу, Эшли Мда, что на кровавое насилие правительства ЮАР, которое прибегало к расстрелу безоружных мирных демонстраций африканцев (рубежом здесь стала кровавая бойня в Шарпевиле в марте 1960-го, когда погибло от 60 до 110 человек), они вынуждены были отвечать подпольной вооруженной борьбой, нападая на важные для власти объекты. По крайней мере, это был не их выбор.

Во всяком случае, мировоззрение Манделы не было агресивно-»партизанским». Вот его слова: «Я не расист, я презираю расизм, потому что считаю его проявлением варварства, откуда бы он ни происходил, будь то «черный» или «белый» расизм». И еще важное уточнение: «Горький опыт научил нас смотреть на белого человека как на беспощадное и безжалостное человекообразное существо, чье полное пренебрежение нашими правами и абсолютное безразличие к нашему благополучию делает все его уверения лицемерными и полностью лишенными смысла».

Тем не менее он настойчиво отстаивал свое виденье будущего: не «Африка для африканцев», не «действительно африканская Африка», а многорасовое демократическое гармонизованное общество, где есть место для всех граждан — «черных», «белых», индусов и «цветных» (вот в этом заключается огромная историческая заслуга Манделы: он не отказался от своей цели, даже когда АНК вынужденно стал на путь подпольной вооруженной борьбы). В «Хартии свободы», которая еще в 1955 году была принята Конгрессом народов Южной Африки при активнейшем участии Манделы, есть принципиально важные слова: «Южная Африка принадлежит всем, кто здесь живет — и черным, и белым».

Уже тогда имя Манделы стало известным всей стране. Он возглавил «добровольцев» — так называли африканцев, которые публично сжигали выданные правительством «пропуски», с помощью которых полиция контролировала их передвижение по стране. «Добровольцы» — и среди них в первую очередь Мандела — неминуемо обрекали себя на арест и тюрьму. Сначала приговор Нельсону был таков: 9 месяцев тюрьмы условно. Потом суд запретил ему покидать Йоханнесбург сроком на 2 года.

В жизни каждого человека — а публичного политика, возможно, прежде всего — наступает мгновение, когда он должен ответить самому себе: какую цену готов заплатить за свои убеждения, за защиту своих идеалов, какую жертву готов принести? Для Нельсона Манделы такое мгновение наступило весной 1960-го, после жестокого расстрела мирной демонстрации в Шарпевиле, о чем мы уже вспоминали. Партия АНК была объявлена вне закона; Мандела и руководство партии вынуждены были начать вооруженную борьбу. Нельсон и его соратники заявили: «Мы не желали этого, но если правительство отвечает по нашим справедливым мирным требованиям выстрелами — мы тоже возьмем в руки оружие». Была создана подпольная вооруженная организация «Умконто ве сизве» — «Копье нации», которая начала активную борьбу, уже отнюдь не ненасильственную (интересно было бы рассмотреть в этом аспекте историю ОУН и УПА, их борьбу с властью Польши, нацистской Германией и Кремлем!).

Мандела заявил тогда: «В жизни каждого народа наступает время, когда остается только два выбора: покориться рабству или бороться. Такое мгновение наступило сейчас для Южной Африки. Мы не покоримся насилию, и у нас нет другого выбора, кроме как нанести удар в ответ всеми силами, что у нас есть, для защиты нашего народа, нашего будущего и нашей свободы». В 1960-1962 гг.. военная организация «Умконто ве сизве» провела ряд диверсионных мероприятий и вооруженных нападений на экономические и военные объекты правительства. В ответ, понятно, партия и Мандела лично были объявлены «террористами».

Он был схвачен полицией безопасности ЮАР (при активном содействии ЦРУ США) 5 августа 1962 г. Весной 1964-го в Йоханнесбурге открылся судебный процесс. Прокурор потребовал для Манделы и его 16 соратников смертного наказания. Наш герой в ответ произнес речь, которая сделала его имя знаменитым во всем мире.

«Все годы своей жизни, — сказал он, — я полностью посвятил себя борьбе за африканское население. Я боролся как против господства «белых», так и против господства «темнокожих». Я верил и верю в идеалы демократического и свободного общества, где все граждане живут в гармонии и имеют равные возможности. Это тот идеал, ради которого я готов жить и к которому я стремлюсь. Но если это будет необходимо, то ради этого идеала я готов умереть».

12 июня 1964 года Мандела был осужден к пожизненному заключению (угроза казни была вполне реальной). Впереди были 18 лет неволи на острове Роббен, в одиночной камере крепости, которая располагалась вблизи Мыса Доброй Надежды (!). Как «особый» заключенный, он имел право на один визит и одно письмо в течение полгода. Ему не раз предлагали свободу в обмен на публичный отказ от борьбы с режимом апартеида (в 1982 году президент ЮАР Питер Бота приказал перевести Нельсона в тюрьму Полсмур, где условия содержания были мягче — это был символический «жест примирения» со стороны власти). 10 февраля 1985 года его посетила в тюрьме дочь Зинзи. На следующий день Мандела передал на свободу такое послание: «Для меня дорога моя свобода, но свобода народа для меня дороже. Слишком много людей погибло, пока я был в заключении, слишком многие потерпели из-за любви к свободе. Я имею долг перед ними, их вдовами, сиротами. Ваша и моя свобода нераздельны. Я вернусь».

И он вернулся — в результате «исторического компромисса» с новым президентом ЮАР Фредериком де Клерком («южноафриканским Горбачевым»), который открыл путь к мирному, нереволюционному демонтажу системы апартеида. Мандела был освобожден в феврале 1990 года, а через четыре года состоялись первые демократические нерасовые выборы в Южной Африке, в результате которых президентом государства стал знаменитый узник острова Роббен. Он шел на эту должность на один 5-летний срок и сдержал слово: в 1999-м передал власть преемнику, Табо Мбеки. Всемирный авторитет Манделы был достаточным, чтобы способствовать проведению жизненно необходимых (и поистине популярных!) реформ — равные гражданские права для всех рас; существенное расширение прав африканцев на должное медицинское обслуживание (где это возможно — бесплатное), на образование (хоть разница в качестве образования для белых и африканцев не была преодолена); приоритетный доступ африканского большинства к ключевым государственным должностям и тому подобное. Но до сих пор есть большие вопросы к их доступу к «командным высотам» в экономике — а это самое важное. Недопустимо высоким является и уровень преступности.

Поневоле думаешь о параллелях между деколонизацией в ЮАР и в Украине. У нас сама независимость стала, если угодно, тоже результатом компромисса — только не между белым меньшинством и африканцами, а между коммунистической номенклатурой + «комсомольцами» + силовиками + «красным директоратом», с одной стороны, и национал-демократами — с другой. Можно объяснить (но это тема другой статьи), почему и как победа оказалась на стороне бывшей и нынешней властной  коалиции; во времена Кучмы она «переформатировалась» в олигархический консенсус (с обязательной «криминальной» составляющей!), последствия чего мы преодолеваем и сегодня.

Может, получилось так из-за того, что не оказалось авторитета уровня Манделы, который, вступая в должность президента в 1994 году, в первую очередь призывал не мстить, а «лечить старые раны». И еще сказал: «Я не готов забыть — однако я готов простить...».

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ