Украина не может существовать, не владея Крымом, это будет туловище без ног. Крым должен принадлежать Украине, на каких условиях, это все равно, будет ли это полное слияние, или широкая автономия, последнее должно зависеть от желания самих крымчан
Павел Скоропадский — украинский государственный, политический и общественный деятель, военный. Гетман Украинского Государства.

Взлеты и падения древней столицы

Владимир-Волынский на фоне бурных веков
7 июля, 2017 - 14:02
ФОТО ИЗ АРХИВА «Дня»

Судьба города является неотделимой от судьбы народа и государства. Взлет его, государства, духа, оружия и хозяйства — это и есть те крылья, которые поднимают «грады» целой земли, большие, стольные, средние и малые. И наоборот — парализующий волю кризис, разочарование, упадок моральной силы, наносят удар городам (столичным, возможно, чуть ли не в первую очередь) почти такой же жестокий и сокрушительный, как и нашествие врагов. Впрочем, в истории королевской и княжеской столицы, слава которой гремела в ХІІІ—ХІV вв. на всю Украину-Русь, нашествий этих было более чем достаточно.

Владимир-Волынский расположен на крайних западных территориях нашего государства (до областного центра, Луцка, 76 км, до польской границы — всего 15, до Киева — 550, до Львова — 150). В настоящий момент в городе проживает около 40 тысяч жителей. Надеемся, что большинство из них хорошо помнят о славной истории Королевства Русского и Галицко-Волынского княжества, одним из мощных государственных центров которых был именно Владимир (древнее название — Ладомир, нынешнее имя появилось после присоединения этих земель к Российской империи во времена Екатерины ІІ в 1795 г., дополнение «Волынский» был прибавлен, чтобы отличить эту старую княжескую столицу от русского «Владимира-на-Клязьме»).

Первое упоминание о городе есть в знаменитой «Повести временных лет» Нестора. Примечательно, что эта запись датирована незапамятным 988 годом — рубежом официального и окончательного внедрения христианства на Руси Великим Князем Киевским Владимиром Крестителем, в честь которого, собственно, и назван стольный град, о котором мы рассказываем. В «Повести» читаем (год, повторяем, 988-й): «Володимир, отож, просвітився сам (т.е., крестился. — И. С.), і сини його, і земля його. А було в нього синів дванадцять: Вишеслав, Ізяслав, Святополк і Ярослав, Всеволод, Святослав, Мстислав, Борис і Гліб, Станіслав, Позвізд, Судислав... І коли помер найстарший, Вишеслав, у Новгороді, то посадив він (Володимир. — И. С.) Ярослава в Новгороді, і Бориса в Ростові, а Гліба в Муромі, Святослава в Деревлянах, Всеволода у Володимирі (вот оно, упоминание! — И. С.), Мстислава в Тмуторокані». Следовательно, у нас речь пойдет об одном из самых древних городов на Руси; учитывая, что летописная запись, как правило, относилась к тем населенным пунктам, которые уже не один год существовали, то период Владимира (очень и очень условно) можно определить приблизительно так: 1040—1050 года, а то и больше. А когда возникло языческое поселение Ладомир, которое еще раньше существовало именно здесь, на берегу реки Луга — историки спорят до сих пор.

Развитию города уже в Х—ХІ ст. способствовало выгодное географическое расположение — он стоял на пересечении сухопутных и водных торговых путей, в частности, знаменитого пути «из варяг в греки», который соединял страны Северной Европы со Средиземноморьем. Об этом свидетельствуют находки археологов, среди которых немало предметов из Византии, стран Ближнего Востока и Западной Европы. Именно такое удачное расположение и помогло быстрому развитию древнего Владимира. Уже в ХІ—ХІІ веках город входит в число наибольших и самых влиятельных на Руси, рядом с Киевом, Переяславом, Черниговом, и это не преувеличение. Как раз в этот период Владимир становится значительным центром торговли, приобретает важное военно-стратегическое значение как оборонный форпост на Западных границах Русского государства. Развивались образование, ремесла, культура, в городе строились военные укрепления, возводились многочисленные храмы и монастыри. С 992 года во Владимире находилась самостоятельная Епископская кафедра.

Всередине ХІІ века, во время усиления феодальной раздробленности на Руси, город стал центром Волынского княжества удела. Здесь утвердилась отдельная княжеская династия, основанная внуком Владимира Мономаха, — Изяславом Мстиславичем, который правил на Волыни в 1135—1141 гг. Учитывая, что именно время его правления было «знаковым» для истории Владимира, коротко расскажем об этой достаточно интересной личности. Почти всю жизнь князь Изяслав посвятил борьбе за великокняжеский киевский стол («стартовой позицией», похоже, был именно Владимир) и объединение Украины-Руси в единое могучее государство — заданию, которое, к величайшему сожалению, тогда уже практически невозможно было выполнить. Как писал Михаил Грушевский, «после смерти Мстислава, сына Владимира Мономаха, борьба идет с чрезвычайной силой и рвением, особенно обостряясь в середине ХІІ века (1146—1162). Силы и азарт были еще свежими: Мстиславовичи, младшие Мономаховичи и две старших линии Святославовичей... сотрясали в этой борьбе небо и землю, потому что было ради чего — Киев еще был действительно центром не только целой Украины, но и целой восточной Европы...».

Изяслав Мстиславович развил в себе на редкость высокое, как по тем временам, национальное и государственническое сознание. Это ярче всего проявилось в его отношении к Церкви. Невзирая на то, что тогдашний митрополит Киевский, грек Михаил, оставив столицу на Днепре, запретил без себя править службу в Святой Софии, Изяслав в 1147 году, владея Киевом, вывел древнеукраинскую церковь из прямого подчинения Константинополю и приказал собрать всех епископов для избрания нового митрополита. Долго обсуждался вопрос: правомочны ли епископы делать это без благословения византийского Патриарха — большинством голосов был избран митрополитом монах Зарубского монастыря Климент Смолятич. Следовательно, Изяслав, стремясь обновить величие Киевского государства, отстаивал церковную независимость от Византии. Когда Изяслав умер в ноябре 1154 года в возрасте немногим более 50 лет, то, по свидетельству Киевской летописи, вся земля очень за ним сожалела, потому что был он «вірним, христолюбивим, славним і великим князем». Добавим, что, скорее всего, во времена именно князя Изяслава был построен собор Успения Пресвятой Богородицы — известная достопримечательность Владимира, а также знаменитые в городе оборонные крепости.

Не случайно, что именно во Владимир, в связи с упадком уже упомянутого «пути из варягов в греки» и потерей Киевом своего стратегического значения, перенес свою резиденцию Великий князь Киевский Роман Мстиславович (около 1204 года). Кроме знаменитого князя Романа, самыми известными представителями волынской ветви династии Владимировичей (Рюриковичей) были, как известно, прославленный сын его, Данило Галицкий (в 1201—1264 гг.), первый украинский король, его брат Василько (в 1204—1271 гг.) и сын и преемник Василька — Владимир, просветитель, гуманист и «книжник», жизнь которого была самым тесным образом связана со «стольным градом», о котором мы рассказываем. Фактически город Владимир на полтора века (не стоит здесь, конечно, забывать и о Галиче, Холме, Львове и Луцке) становится столицей Волынско-Галицкого государства, которое после распада Киевской Руси становится одной из наибольших мощностей Восточной Европы на тогдашней политической карте. Именно на этот период приходится расцвет Древнего Владимира, который в ХІІІ в. стал одним из самых красивых городов Европы. Современников поражали его фортификационные сооружения. Сохранилось свидетельство венгерского короля Андрея (в 1231 г.) о том, что «и в немецких землях я не встречал подобной крепости». Развивались ремесла, архитектура, искусства. Город был важным центром образования и культуры Королевства Русского: именно здесь создавалась Галицко-Волынская летопись (1201—1299 гг.) — уникальный источник истории Руси.

Огромный вред нанесло Владимиру нашествие Батыевых орд в 1241 г. Дружинники и горожане отважно защищались, но силы были нерывне: монголы захватили город и жестоко разрушили его. Город (поражающий факт) достаточно быстро, за 5-7 лет, поднялся из руин, однако волынские земли на длительное время попали в зависимость от Золотой Орды. Набеги татар повторялись и позже.

После отравления последнего князя Волынско-Галицкого государства — Юрия ІІ Болеслава (в 1340 г.), которое случилось именно во Владимире (кстати, еще в 1324 г. город получил Магдебургское право, раньше Киева на 170 лет, Львова — на 32 года!), начался упадок Королевства Русского, уже необратимый, а с ним — и волынской столицы. Город вошел в состав Великого Княжества Литовского, а с ХVІ в. — в состав Речи Посполитой (до 1795 года, когда эти земли, как уже вспоминалось, прибрала к рукам царица Екатерина ІІ после Третьего раздела Польши). Во времена господства имперской России Владимир-Волынский потерял свое значение как центр торговли, превратившись в небольшой провинциальный город. Много жертв забрали кровавые ненастья Первой и Второй мировых войн.

Но для каждого украинца, кто знает о прошлом своего народа, Владимир — в любом случае, никогда не может быть «провинциальным городком». Потому что это — славный центр могучего Русского Королевства, город Владимира Святого, князя Изяслава, Романа Мстиславовича, Данила Галицкого, Василька, сына его Владимира, в конечном итоге, ближе к нашим временам — родина великого Агатангела Крымского (1871 г.). Действительно, провинциальность — это состояние души, а не география!

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ