Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

«Я не передаю никому ответственность...»

Президент Гарри Трумэн и успешное сдерживание московского империализма
27 августа, 2015 - 17:24
ГАРРИ ТРУМЭН, 33-й ПРЕЗИДЕНТ США. ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ

История не всегда бывает вполне справедлива к людям, которые оставляют в ней след. К политическим лидерам, пожалуй, прежде всего. Уинстон Черчилль, Франклин Рузвельт, Шарль де Голль, Ленин, Сталин, Гитлер, Муссолини (мы говорим только о ХХ веке), позднее — Рональд Рейган, Маргарет Тэтчер, Михаил Горбачев — о них написаны десятки, сотни томов на самых разных языках мира, их превозносят, проклинают, критикуют, их путь к власти тщательно анализируют. И это естественно. Но объективность требует признать, что в этом перечне ведущих политических деятелей минувшего столетия (очень разных — тиранов и убежденных демократов, миротворцев и поджигателей войны, консерваторов и яростных радикалов) нет еще одной фамилии. Фамилии человека, при всех своих просчетах, ошибках и заблуждениях очень существенно, не менее, чем названные выше знаменитые политики, повлиявшего на ход мировой истории.

Именно Гарри С. Трумэн (1884—1972; второе его имя было просто инициалом «S», данным в честь имен дедов — по отцу Андерсона Shipp’a Трумэна и по матери — Соломона Янга), 33-й президент США (12. 04. 1945—20. 01. 1953), стал тем политическим деятелем, который принял сложнейший вызов истории: остановить и, более того, обратить вспять экспансию советского, сталинского империализма, угрожавшего сразу после завершения Второй мировой войны покорением десятков государств Восточной и Западной Европы, а в перспективе — реальными претензиями на мировое господство, принял этот вызов и дал жесткий отпор Кремлю — не доведя, следует особо подчеркнуть, дело до Третьей мировой войны, балансируя при этом зачастую буквально на краю пропасти (Берлинский кризис 1948 г., война в Корее 1950-1953 г. г.). Госсекретарь США Дин Ачесон, один из ближайших сотрудников Трумэна, уже значительно позднее, в 60-х годах, назвал своего босса «человеком, спасшим мир от коммунизма». Тут нет особого преувеличения; как нет его и в названии содержательной статьи Сергея Грабовского («День» №33, 26. 02 с.г.) — «Гарри Трумэн. Президент, сломавший хребет Сталину». Большинство американских историков сегодня признают нашего героя великим президентом. Не только этот факт, но и множество актуальнейших параллелей с геополитическими событиями 2014 — 2015 гг. (наступление агрессивного путинизма на Украину и Восточную Европу, реакция на эти агрессивные действия нынешнего хозяина Белого дома) делают необходимым вновь и вновь обращаться к личности и делам Гарри Трумэна, «неформатного президента», «человека, который не должен был быть президентом», как считали оппоненты.

1. «ОЧКАРИК С ДЕВЧАЧЬИМ РТОМ»: ПУТЬ В ПОЛИТИКУ

Так называли будущего лидера мировой сверхдержавы в детстве. Он вырос в глухой деревне на американском Среднем Западе, с малолетства ухаживал за скотом и помогал отцу пахать землю (а в то же самое время с детства был запойным книгочеем, особенно любил исторические романы. Перед нами — знакомый американцам, да и украинцам тоже, очень своеобразный тип крестьянского, точнее в нашем случае — фермерского интеллигента. Таким был и Линкольн!). Университетского образования Гарри не получил: учился в публичной школе в провинциальном городке Индепенденс, штат Миссури, затем лишь в возрасте 39 лет (уже будучи участником Первой мировой войны — ушел добровольцем) поступил было в городской университет Канзаса, но был вынужден через год бросить его, так как не имел денег на оплату учебы. Уже будучи в отставке и выступая перед школьниками, 70-летний Трумэн вспоминал о своем детстве: «Я никогда не был популярным. Популярными были те парни, которые побеждали в играх и имели большие, сильные, кулаки. Я никогда не был таким. Без моих очков я был слеп, как летучая мышь, и, говоря по правде, я был в определенной степени маменьким сынком. Если возникала драка, я всегда убегал». Зато он выучил наизусть большие отрывки Библии и научился играть на пианино.

Родители разорились, продали ферму, отец Трумэна работал в Канзас-Сити (куда переехала семья) ночным сторожем. А будущий президент тоже перепробовал множество профессий: приемщик писем в местной газете; учетчик на строительстве железной дороги; клерк в банке. В 1906 году отец Трумэна переехал на ферму своей матери в штате Миссури и позвал сына помогать. Следующие 11 лет его жизни — это выращивание кукурузы, разведение свиней и коров. Годам к 30 (приобретя уважение соседей как «порядочный и здравомыслящий молодой человек» и встав на ноги) Трумэн попробовал заняться бизнесом, даже добывать нефть и получать инвестиции, но в целом неудачно. В апреле 1917-го, сразу после вступления США в Первую мировую войну, 33-летний Гарри записался добровольцем в артиллерию Национальной гвардии и отплыл в Европу (хотя был освобожден от военной обязанности и по возрасту, и как фермер). Был избран (так тогда было принято в армии США) артиллерийским капитаном. Воевал в 1918 году под Верденом (Франция).

Вернувшись на Родину, женился (знал избранницу, Бесс Трумэн, с детства, с семи лет). Продал свою ферму, занял деньги в банке и вместе с армейским приятелем открыл магазин одежды. Разорился через два года, магазин пришлось закрыть. Друг объявил себя банкротом; наш герой, напротив, руководствуясь принципами морали, заявил, что уплатит долги. Сделал это (потребовалось 15 лет). Неудача лучше, чем любой успех, научила Трумэна ценить деньги. Когда он стал президентом, финансовые успехи его правительства были поразительны: четыре года из восьми (1945 — 1953) доходы США превышали расходы, несмотря на огромные траты в корейской войне и необходимость глобального планетарного противостояния СССР!

В 1922г. Гарри решил заняться политикой. На него обратил пристальное внимание Том Пендергаст, очень любопытный деятель (одновременно и «крестный отец», и предприниматель, и «делатель политиков», да еще и хозяин партийной машины на Среднем Западе США). Своей карьерой (с 1924 года — судья графства Миссури, с 1934 года — сенатор США, под лозунгами поддержки «Нового курса» президента Рузвельта) Трумэн был всецело обязан Пендергасту. И не скрывал этого. Более того, когда в 1940 году Пендергаст был арестован за «неуплату налогов» и «отмывание сомнительных денег»,  Трумэн, уже довольно известный сенатор, борец с коррупцией, решительно отказался осудить «старого друга», заявив: «Я не верю, что Том Пендергаст совершил эти преступления, и я не из тех, кто покидает корабль, когда он тонет».

Трумэн характеризовал себя как «самого бедного сенатора в Вашингтоне» («Мне с женой с большим трудом удалось найти четырехкомнатную квартиру, на аренду которой хватило бы денег»). При первой встрече с Рузвельтом, как вспоминал наш герой, «у меня отнялся язык». Но скоро имя Трумэна будет произноситься с уважением в столице. Впрочем, вот одно высказывание, сделанное им 23 июня 1941 года («Нью-Йорк Таймс»): «Если мы увидим, что побеждает Германия — нам следует помогать России; если же мы увидим, что побеждает Россия — нам следует помогать Германии. И, таким образом, пусть они убивают друг друга как можно больше; хотя я не хочу победы Гитлера ни при каких обстоятельствах». Слова, заслуживающие пристального внимания и анализа...

2. ТРУМЭН И СТАЛИН: ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОЕДИНОК

В 1944 году президент Рузвельт согласился (не без внешнего давления) выдвинуть сенатора Трумэна кандидатом на пост вице-президента США от «своей» Демократической партии (кандидатом в президенты, естественно, был сам Рузвельт). После победы этого тандема на выборах в ноябре Гарри Трумэн официально занял второй по значению пост в стране. Впрочем, у Трумэна не было никаких иллюзий («Из десяти человек на улице девять не смогут назвать имена хотя бы двух из последних десяти вице-президентов»; «Сейчас все простые граждане хотят посмотреть, как выглядит вице-президент, может ли он ходить и имеет ли зубы!»). Все изменилось 12 апреля 1945 года: Рузвельт внезапно скончался, и, согласно Конституции, вице-президент Трумэн немедленно принес присягу на Библии и стал хозяином Белого дома. В день похорон он нанес «визит вежливости» Элеоноре Рузвельт, только что ставшей вдовой, и с сочувствием спросил ее: «Что я могу для Вас сделать?» Супруга покойного президента ответила: «Нет, Гарри, скажите мне, что я могу сделать для Вас? Вы представляете меру своей ответственности?»


УЖАСНЫЙ АТОМНЫЙ «ГРИБ», ОБРАЗОВАВШИЙСЯ НАД ХИРОСИМОЙ 6 АВГУСТА 1945 ГОДА. КОГДА РОБЕРТ ОППЕНГЕЙМЕР, ИЗВЕСТНЫЙ ФИЗИК, КОТОРЫЙ ПРИНИМАЛ УЧАСТИЕ В СОЗДАНИИ БОМБЫ, ПРИШЕЛ ОСЕНЬЮ ТОГО ЖЕ ГОДА НА ПРИЕМ К ТРУМЭНУ И НАЧАЛ ГОВОРИТЬ, ЧТО НЕ МОЖЕТ ДАЛЬШЕ ЖИТЬ, ПОТОМУ ЧТО НА ЕГО РУКАХ — КРОВЬ. ПРЕЗИДЕНТ В СВОЙСТВЕННОЙ ЕМУ МАНЕРЕ ЖЕСТКО ОТВЕТИЛ: «НЕ БУДЬТЕ ИСТЕРИКОМ. КРОВЬ — НЕ НА ВАШИХ, А НА МОИХ РУКАХ! Я ОТДАЛ ПРИКАЗ И Я ОТВЕЧАЮ ЗА ЭТО!»

Он представлял — и именно потому стал выдающимся президентом (92-летняя мать Трумэна сказала ему 13 апреля 1945 года: «Гарри, старайся, но играй по своим правилам». А он сам заявил тогда так: «Я намерен слушать всех, но окончательные решения буду принимать сам»). В самые напряженные дни мировых кризисов в Берлине, Корее 33-й президент четко заявлял: «Я не передаю никому ответственность и не отменяю никакие собственные решения». И еще: «Ядерное оружие в США всегда будет находиться под контролем не военной, а гражданской власти» (учитывая напор генералов — таких, как Макартур, это было очень важно!).

Он понимал, что суть его ответственности (теперь, когда Мировая война завершена, когда он принял страшное, жестокое, достойное проклятий решение сбросить атомную бомбу на Хиросиму и Нагасаки, — как он говорил, чтобы сохранить жизнь 500 тысяч своих солдат) — в том, чтобы остановить наступление Сталина в мировом масштабе. Это стремление вовсе не было продиктовано личным тщеславием (слова Трумэна: «Трудно представить, сколького можно добиться, если не думать о том, кто на этом прославится!»). Это было обусловлено четким идеологическим видением происходящего.

33-й президент США понимал главное: «Я считаю, что политика Соединенных Штатов должна заключаться в поддержке свободных народов, которые сопротивляются попыткам вооруженного меньшинства или через внешнее давление подчинить их. Я считаю, что мы обязаны помогать свободным народам самим определять свою судьбу. Семена тоталитаризма вырастают в нужде и нищете. Они распространяются и прорастают на злой земле бедности и раздора. Они вырастают во весь рост, когда умирает людская надежда на лучшую жизнь» (из выступления в Конгрессе 12 марта 1947 года, заложившем основы политики «сдерживания коммунизма»).

Причем важно заметить: во внутренней политике в те годы Трумэн занимал отнюдь не ультраправые, а скорее левоцентристские позиции. Вот основные тезисы проводимого президентом в 1948 — 1951 гг. «Справедливого курса»: 1. Широкий экономический контроль со стороны государства; 2. Введение новых налогов для сбалансирования национального бюджета и снижения национальной задолженности; 3. Отмена законов, ограничивающих права профсоюзов; 4. Повышение минимальной зарплаты; 5. Резкое расширение социального обеспечения, совершенствование медицинского страхования, увеличение федеральных расходов на образование, программа строительства жилья для бедных. 6. Углубление законодательства по вопросам гражданских прав. 7. Поддержка малого и среднего бизнеса.

Но к сталинскому СССР отношение у президента было предельно четкое. «Россию может остановить только железный кулак», — говорил он советникам, подчеркивая, что советская экспансия угрожает всему миру. «Они понимают только силу», — добавлял Трумэн. И главное — действовал соответственно. Была остановлена (без войны!) попытка Сталина (в 1948 году) «съесть» Западный Берлин. Трумэн запустил «воздушный мост» в город, в условиях полной советской блокады; за 14 месяцев существования моста было совершено 278 тыс. полетов (самолеты приземлялись каждые четыре минуты, доставляя берлинцам все необходимое, бывало — каждую минуту). Через 14 месяцев Сталин отступил. Был дан отпор агрессии Севера в Корее (война 1950-1953 гг., когда человечество не раз стояло на грани войны — отдельная большая тема). В апреле 1949 г. была создана Организация Североатлантического договора (НАТО) — тоже инициатива Трумэна. Наконец, план Маршалла 1947 г., позволивший экономически и социально восстановить послевоенную Западную Европу, спасти ее от коммунизма — тоже его заслуга. Он делал больше, чем говорил.

3. ВЫБОРЫ 1948 ГОДА — ПОБЕДА С ПЕРВОНАЧАЛЬНО «ПОЗОРНО НИЗКИМ РЕЙТИНГОМ»

В ноябре 1948 года должны были состояться выборы президента США. У Трумэна, по единодушному мнению экспертов, почти никаких шансов не было. Его соперника, кандидата республиканцев Томаса Дьюи, поддерживало 65 процентов редакторов газет, 78 процентов читателей (Дьюи образованнее, последовательнее в родном штате разгромил мафию). Но Трумэн иронически относился к рейтингам. Он написал в дневнике: «Что было бы, если бы Иисус Христос, Моисей, Мартин Лютер оглядывались, выполняя свою миссию, на рейтинги? Достигли ли они тогда хоть чего-нибудь?» Он, вопреки всему, был уверен в успехе.

Президент организовал сверхнапряженную кампанию, в которой главная роль отводилась ему самому. Он объехал всю (!) американскую глубинку на поезде (точнее говоря, на заднем прицепном вагоне поезда) «Магеллан» — с необходимой связью с Белым домом, гостиной, столовой, пятью спальнями. Задняя часть вагона оформлена как трибуна (на шесть или семь человек). За первые две недели кампании Трумэн произнес 6шесть больших официальных речей и около 70 неформальных («Фермеры и рабочие! Вы будете неблагодарными свиньями, если забудете все, что я сделал для вас», — говорил Трумэн. Люди одобрительно кричали: «Поддай жару этим жирным из Вашингтона, Гарри!» В целом, Трумэн ежедневно выступал не менее 10 раз (иногда — 16), и так — 110 дней подряд! В день выборов Гарри съел на ужин сэндвич, выпил коньяку, послушал телепрогнозы, предрекающие ему поражение, и спокойно лег спать. Наутро он, победитель, принимал поздравления: 24,8 млн голосов против 21,6 млн у Дьюи. Некоторые журналисты-лжепророки публично съели номера своих газет.

***

В январе 1953 г. Трумэн уступил место в Белом доме генералу Эйзенхауэру. В прощальной речи к гражданам страны, 15 января, он сказал: «Когда история будет говорить, что мой президентский срок стал началом холодной войны, необходимо будет добавить, что за эти восемь лет мы выработали курс, который приведет нас к победе над коммунистической тиранией». Он был прав.

Игорь СЮНДЮКОВ, «День», фото предоставлены автором
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ