Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Булгаков и Украина

Мы нуждаемся в собственном переосмыслении классики
26 января, 2018 - 13:56
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Что происходит сегодня с творчеством Михаила Булгакова, с героями его произведений? События последних лет в Украине (Майдан, аннексия Крыма, война с Россией) заставляют вновь задуматься над этим. Социология рассматривает литературу как концентрированный социальный опыт автора, отражающий его время, общество, в котором он жил. Естественно, для художественных жанров это опосредовано, но, зная автобиографичность Булгакова, мы можем утверждать это наверняка.

Украинец ли Булгаков? Безусловно, он является местным феноменом по менталитету, по складу характера, по событиям, которые ему довелось пережить в Киеве, начиная с рождения и вплоть до переезда в Москву. Он — киевлянин по любви к Городу, позднейшей «зависти» к киевлянам с их «древностями», восприятию его как «лучшего места на земле», ощущением жизненного уклада, явно украинским словечкам в текстах. Думаю, что жестокий шок московской жизни он переживал не только из-за краха прошлого и погружения рафинированного интеллигента в чуждый советский строй («Собачье сердце»), но также из-за конфликта жизненного уклада, разницы менталитета («Театральный роман», «Мастер и Маргарита»), двух столиц, где Киев постоянно возникает мягким и родным в противовес более жесткой Москве. Достаточно ли этого? Украинец ли писатель? Национальная идентичность — это соотнесение себя не только с этносом, с государством — это еще и определенная практика осуществления общества, общения, поведения и воспроизводства общественной структуры на конкретной территории. Булгаков знаком и с украинской речью, звучавшей в семье, и с местным бытом, историей, культурой. Отсылок же к украинским событиям в его творчестве более чем достаточно — будучи уже в Москве, он оставался укорененным «Белой гвардией» в мировоззренческом разломе всего происходившего в Киеве в 1918 году, переживая с Городом все, что происходило тогда в Украине, оставаясь украинцем хотя бы в силу своих устремлений.

Булгаков явно сохраняет свою идентичность с городом, событиями, настроением и характером киевлян, отражая их способ бытования в месте и во времени. Но — удивительно — его творчество прямо отсылает нас к новейшим событиям Украины именно потому, что сейчас мы сами столкнулись с очень похожими разломами, которые Михаил Афанасьевич переживал сто лет назад в Киеве и позже, уже как «советский писатель» в Москве. Это — часть нашего переосмысления его сегодня, на фоне новых ощущений в современной Украине и имперского, и советского прошлого. Именно — ощущением, поскольку такое переосмысление происходит в повседневной практике человека, переоценивающего свои ценности.

Апеллируя к истории в творчестве Булгакова, мы должны понимать, что историческая память — это не только прошлое, это еще и указание на будущее, конструирование нации в ее современном смысле, в нынешних целях, угрозах и обстоятельствах, это исторический опыт, переживаемый заново. Такое перепрочтение, «пересборка» Булгакова «здесь и сейчас», переосмысление его через современность — дает нам право расставить несколько важных акцентов, которые должны избавить нас от прежних стереотипных, во многом постсоветских представлений о нем, и усилить нынешнее восприятие и его творчества, и нашего времени. Это должно произойти точно так же, как мы за последние четыре года переоцениваем и нашу страну, и «братский народ». Мы так же переживаем предательство и утверждаемся в своих убеждениях. Ощущения эти эмоционально очень сходны с ощущениями булгаковских героев по отношению к непонятной, внезапно возникшей Украине. Подобное испытывают нынешние украино- и русскоговорящие украинцы по отношению к уже непонятной и ставшей внезапно чужой России. И этого достаточно, чтобы считать писателя своим в Киеве, в Украине, со всеми сложностями отделения бывшей колонии от метрополии.

История с точки зрения социологии — это живой организм, меняющийся и переосмысляющийся под влиянием современных событий. Каждый из нас ощущает, как понимание истории развивается вместе с современностью, меняя нас в качестве действующих лиц современности на фоне примеров прошлого.

Что необходимо сегодня для переосмысления Булгакова? Прежде всего, он должен зазвучать на украинском языке, и в первую очередь это касается «Белой гвардии». Потому что сам перевод даст возможность по-другому услышать произведение — содержательно, и даже стилистически. Кроме того, Булгаков, должен быть издан с максимальным научным аппаратом, раскрывающим современное понимание описанной исторической эпохи во всех ее противоречиях, которые мы осознаем сейчас, что позволит снять максимум инсинуаций вокруг личности писателя. Следует признать, что современному украинскому читателю крайне не хватает компетентности — нередко он не знает, где он живет, что это за места, какая у них история. Таким образом, необходимо реконструировать булгаковский Киев, как уникальное место пересечения истории и современности, созвучия и противоречий, присутствующих в реальности и в творчестве. Это может дать дополнительный материал для экскурсий, обновленный современным контекстом событий. Булгаков достоин мультимедийного исполнения и современных технологий.

Наконец, у нас должно появиться свое кино по «Белой гвардии». Проблема не в том, ангажирован ли сериал Александра Роднянского, устарел ли фильм Владимира Басова, суть в том, что нам нужно свое переосмысление классики, без имперских акцентов, произведенное с помощью режиссеров и актеров современности, молодых людей, не понаслышке знающих, что такое война и родина.

Современное функционирование Булгакова и его произведений как факта культуры нуждаются в постоянном изучении и переосмыслении. Это будет откликом на историю и современность его творчества, раскрывающим его актуальность сегодня. Для этого совершенно не нужно уступать его русской культуре — достаточно понимать что он — такая же естественная часть украинской культуры, как, например, Шекспир — до тех пор, пока мы будем находить в его произведениях важное, созвучное нашей жизни.

Богдан МОТУЗЕНКО, социолог
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments