Три страшные враги украинского возрождения - Москва, украинский провинциализм и комплекс Кочубеевщины.
Юрий Шевелев, украинский языковед, историк литературы

Иван Гаврилюк — исповедь о наболевшем

«Что изменилось? Если это цвет, то я хочу быть будяком ... »
7 мая, 2017 - 10:10
Фото из архива автора

Иван Ярославович — культовая фигура отечественного кино и общественный деятель. Он щедро одарен талантом не только творца, но и неудержимым желанием постичь высоту благородного сознательного украинца. Многие полученных творческие и человеческие результаты венчают его успех. Напомним, что актер дебютировал в роли Иванко в драме Бориса Ивченко «Анничка». Первой его большой киноработой стала главная роль в исторической драме «Хлеб и соль». Запомнились его образы: Богдана в религиозной драме «Искупление чужих грехов», Саши Ивакина в фильме «Идущие за горизонт», Макара Истомина в драме «Это сильнее меня». Пик популярности актера пришелся на 1980-е. Тогда Гаврилюк сыграл главные роли в героико-приключенческом фильме «На вес золота», в драмах «Требуются мужчины» и «Тепло студеной земли», в историческом фильме «Даниил — князь Галицкий», философской притче «Небылицы про Ивана» и других.

После полувековой насыщенной творческой жизни в столице И. Я. Гаврилюк вернулся в родные пенаты. В Киеве, к сожалению, все его верные друзья — Иван Миколайчук, Бронислав Брондуков, Кость Степанков, Леонид Быков, Сергей Параджанов, Леонид Осыка и другие — отошли в Вечность, остались только вдовы ... Наш разговор превратился в своеобразную исповедь актера на темы жизни.

 

«ОТ СУДЬБЫ НЕ УЙДЕШЬ И НЕ СПРЯЧЕШЬСЯ»

— В родной Львов ты, Иван, вернулся два года назад, как раз в начале гибридной войны России против Украины ...

— Я перенес очень сложную операцию, поэтому не смог быть на Майдане во время Революции Достоинства. До сих пор меня мучает, что не смог помочь. Так случилось, что перебрался во Львов. От судьбы не уйдешь и не спрячешься. В городе Льва в очередной раз почувствовал, что здесь совсем другая страна! Как бы это жестоко ни прозвучало, — Киев сейчас — не украинский город! С 1966 года, когда впервые переступил порог приветливого и дорогого мне дома Ивана Миколайчука, до сих пор столица ничем не изменилась. В культурологическом вопросе, языковом, ведь язык — самое главное для любой нации, для любой страны. К сожалению, этого не осознает никто, кроме умных людей, а их от силы найдется два-три процента из ста. В Киеве нет и не было никогда запаха истинного Рождества, Пасхи, народных традиций, духовных ... Киев всегда преимущественно разговаривал на агрессивном русском. Мне делали постоянные замечания: «А вы что не умеете разговаривать на нормальном языке»?

 

В качестве иллюстрации — один пример того, что сам пережил с разницей в 30 лет. 31 января 1967-го. Я на главной почте столицы посылаю маме телеграмму во Львов. Пишу же, конечно, на родном языке. Девушка за стеклом бросает мне назад и буквально говорит: «Вы вообще может написать на нормальном языке»? Это в Украине мне говорит какая-то соплячка. Я левша, бью рукой стекло и выхожу ...

Прошло тридцать лет. В 1997-м в аптеку на Красноармейской, где я зашел купить лекарства для отца, приехал полковник украинской армии. С синими погонами, под два метра ростом. На русском языке он задал несколько вопросов, на что ему ответили на мягком украинском. В конце он говорит дословно то, что мне сказала девочка тогда на почте: «А вы вообще может разговаривать на нормальном языке»? Я бил этого полковника, как кисет! Растоптал его мобильный телефон и ушел ...

Я разговаривал с политзаключенными, которые просидели 20-30 лет. Они говорили: «Иван, к концлагерю привыкаешь». К этому моральному концлагерю я привыкнуть не могу. Существует много вечных истин в жизни, и люди высокого образования, врожденной культуры их хорошо знают. И, казалось бы, должны по этим правилам жить и других научать ...

Произошла Революция Достоинства, которой снова же не поняла верхушка нынешней власти. К рулю пришли примитивные люди, которые к народу обращаются на украинском языке, ведь от этого зависит их карьера. Однако они не являются украинцами. Все беды от этого. Где есть такая страна в мире, в которой бы язык не был главным. Не знаешь языка — до свидания! Недаром Ангела Меркель сказала: «Человек, который не владеет немецким языком, в моей стране не желанный». И это нормально воспринимается.

 

«МЕЧТА РОССИЯН — ВЫВЕСТИ ГИБРИДНУЮ НАЦИЮ: БЕЗ РОДУ, БЕЗ ПЛЕМЕНИ, БЕЗ ЯЗЫКА И КУЛЬТУРЫ»

Все наши «братья и сестры», которые выехали на заработки, упорно учат немецкий. Как в Польше — польский, в Словакии — словацкий, в Англии, Канаде и США — английский. В Украине россияне и их потомки живут с 1939 года и не умеют сказать «Добрий день»! Я не расист. У меня есть множество друзей среди нормальных россиян, великих людей. Но когда унижают мое достоинство ежедневно в столице Украины, то это — ужас!

Сейчас уже имеем подобное и во Львове, в связи с переселением из оккупированных Россией Крыма, Донецкой и Луганской областей. Вспоминаю, как такое было в советское время, к примеру, в Целинограде видел объявление: «Кто хочет переселиться в Западную Украину, в город Львов ...» и даже адреса назывались! То, что произошло с Крымом и Донбассом, планировалось уже давным-давно. Нужно было смешать россиян с украинцами, ведь хохол смирится, а в разговоре с москалем всегда перейдет на русский. Мы сами во всем виноваты.
Мечта россиян — вывести гибридную нацию без роду, без племени, без языка и культуры. Без чувства Родины, без чувства, что у тебя есть мама и папа. Вот в этом корень зла. Корень зла — это коммунисты, большевики, Ленин и Сталин! Пока не будет осужден коммунизм на уровне Нюрнбергского процесса, никогда ничего в этой стране не будет. Адольф Гитлер — маленький мальчик по сравнению с тем, что делали коммунисты со своими оккупированными народами. Все выдающиеся люди в Украине, да и в России тоже, были уничтожены. Как об этом скоро забыли сами россияне ...

 

«ВСЕГДА НУЖНО НАЧИНАТЬ С СЕБЯ»

— Помнишь, как перед декабрьским референдумом 1991 года нравственный авторитет нашей нации Игорь Калинец повторил слова великого Ивана Франко: «Я не люблю українського народу, бо за що маю його любити?!»...

— Я абсолютно поддерживаю Игоря Калинца и гениального Ивана Франко. Если говорить об Украине и об украинцах, то мы вообще странная нация. Всегда нужно начинать с себя. Наши ребята, юноши и девушки, в частности, галичане себя не любили и не любят, кроме как пойти в церковь и праздновать Рождество и Пасху. Я такой второй нации не знаю, которая бы себя так не любила! Святые только на исповеди в церкви, живут от исповеди — до исповеди. И безбожно грешат. Обзывают, завидуют. Имеем какое-то безумно неблагодарное племя! Мне очень больно от этого. Повсюду фальшь и ложь на лжи.

 — Что же  тогда говорить об измене?

— И это тоже украинская сущность! Я глубоко изучал историю Украины. И сделал для себя страшный вывод: и княжеская эпоха, и казачество, и настоящее характеризуются одним словом — «зрада»! Не было когда-то коммунистов, не было когда-то кацапов, а предавали сами себя. Этого же мнения придерживался с болью в глазах и выдающийся историк Орест Субтельный, с которым мне посчастливилось общаться. Например, бандеровское движение. Стыдно признаться. Предатели зашкаливали! Были мельниковцы и бандеровцы. Ребята, вы же одной матери дети, одной земли. И друг друга убивали! И не примирились сих пор ...
Почти каждый день слышу, что та или иная наша «звезда эстрады» гастролировала в Москве или пела в Кремле на «дне защитников отечества» для тех, кто убивает молодые украинские жизни. Сколько можно говорить. Да СБУ сразу таким должна запретить въезд в Украину как предателям украинского народа. Хотя бы один ответил бы за измену? А сколько грязи и маразмов выливают на российских каналах наши украинцы. И они не должны уже возвращаться домой из Москвы как предатели.

 

«КОММУНИСТЫ НАМНОГО ХУЖЕ ФАШИСТОВ»

В 1989 году мне посчастливилось попасть на прием ко второму секретарю ЦК КПУ Владимиру Ивашко с тем, что меня тревожило. «Киностудии есть в Киеве, Одессе, Ялте, помогите создать ее во Львове, на Западе Украины», — сказал я. Кстати, никогда не был членом партии, но, на удивление, он благосклонно к этому отнесся. И выделили огромные деньги по тем временам. Так родилась профессиональная киностудия «Галфильм» (слова «Галичина» коммунисты не могли позволить в названии!). И я приехал на декаду открытия студии во Львов. Весь художественный бомонд собрался на такое величественное действо. А в последнюю ночь ко мне в двери номера в гостинице «Львов», в 4 часа 20 минут утра, постучали ребята в серых костюмах. Повели в гостиницу «Интурист» (в настоящее время — «Жорж») и три дня держали на допросах. Разговоры шли об Иване Миколайчуке, Сергее Параджанове ... А потом внезапно отпустили. Купили мне билет на поезд и отправили в Киев. Я не понял, что произошло ... Лишь через месяц мне сказали, что Евгений Кириллович Марчук (он тогда занимал высокий чин в украинском КГБ) сказал единственную фразу: «Отпустите этого хорошего парня». Мы тогда не были знакомы, но я ему всегда буду благодарен, что не дал испортить мою судьбу, для меня Марчук — святой человек. Кто знает, что бы сделали: или убили бы, как Володю Ивасюка, или посадили бы. Как оказалось, на меня написали «дорогие друзья», несколько человек из Львова, несколько — из Киева. Потом я читал эту «ксиву», где отмечалось, что я антикоммунист, что я враждебный и несознательный элемент и меня нужно локализовать. Хотя признаюсь, что в тех доносах были некоторые мои цитаты. В частности, действительно я говорил, что коммунисты намного хуже фашистов ...

 

«НУЖНО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ, ПОКА ЕЩЕ НЕ ПОЗДНО И НАШУ СТРАНУ НЕ РАЗОРВАЛИ НА КУСКИ»

А возьмите настоящее телевидения. Такой русификации, такого пренебрежения к этой земле украинскими телеканалами никогда не было! Считаю, что в эфире передач язык, песня, кино должны быть на родном языке. И за все годы вручения престижной Шевченковской премии не побоялся открыто произнести гениальные слова мой любимый Иван Малкович. И что? Послушали и пропустили мимо ушей. И забыли сразу. И президент, и Верховная Рада ... Что изменилось? Если это цвет, то я хочу быть будяком ... Как мне больно, когда раненые на войне (кто телом, кто душой) ходят и выпрашивают элементарные вещи, а их никто не слышит и не хочет слышать. И это накипает. А когда-то и закипит!

Что изменилось? Да ничего. Хуже стало! В каком мы живем государстве, где президент и подконтрольный ему суд не признает войну на Востоке войной, а прячутся за аббревиатуру АТО? Кого вы обманываете? Когда нет морали, идеологии государства, а власть не боится греха, не будет и Украины! Нужно что-то делать, пока еще не поздно и нашу страну не разорвали на куски.

Михаил МАСЛИЙ
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ