Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

Как люди выживают после войны

16, 18, 29 декабря в Национальном театре им. Ивана Франко состоится премьера «Трех товарищей» по Ремарку
14 декабря, 2016 - 10:35
РЕПЕТИЦИЯ СПЕКТАКЛЯ «ТРИ ТОВАРИЩА»: РЕЖИССЕР ЮРИЙ ОДИНОКИЙ И ИСПОЛНИТЕЛЬНИЦА РОЛИ ПАТРИЦИИ АНЖЕЛИКА САВЧЕНКО / ФОТО АРТЕМА СЛИПАЧУКА / «День»

Режиссером и автором инсценизации известного бестселлера немецкого классика является Юрий Одинокий, который давно мечтал о постановке романа Эриха Мария Ремарка (сценография Андрея Александрович-Дочевского). Главные роли в спектакле исполняют Евгений Нищук (Роберт) и Анжелика Савченко (Патриция).

Сюжет романа «Три товарища» (1936), который продолжает тему «потерянного поколения», разворачивается в Германии в 1928 году. Трое друзей, которые прошли Первую мировую войну, — Роберт Локамп, Отто Кестер и Готфрид Ленц — держат небольшую и малодоходную автомастерскую. Перипетии их жизни, любовь Роберта к молодой Патриции Хольман, воспоминания, от которых не могут опомниться главные герои, собственно, все события связаны и разворачиваются на фоне экономического, политического кризиса в межвоенной Германии.

О будущей премьере на столичной сцене — наша беседа с Юрием ОДИНОКИМ.

— Очевидные причины для постановки «Трех товарищей» понятны — в произведении речь идет о людях, которых покалечила война. Войну сейчас переживаем и мы. А что еще, кроме этой злободневной темы, тебя привлекает в романе?

— Трудно даже сказать, как происходит выбор режиссером произведения для постановки. Может, не ты его, может, произведение, автор тебя выбирают? Впервые я прочитал «Три товарища», еще когда учился в Театральном институте, и меня роман поразил. Думаю, что-то подобное пережил каждый, кто открыл для себя этого автора. Позже, уже работая режиссером, я перечитал роман и даже сделал какие-то пометки, думая о его постановке. Но тема войны у нас тогда ассоциировалась с Афганистаном, а он был далеко... Теперь все, что связано с войной, у нас ожило, стало весьма понятным и близким. К сожалению. Между тем, тематическая злободневность произведения не должна помешать услышать автора — его потайные мысли и настроения, почувствовать его стилистику. Поэтому я не трактую Ремарка, а пытаюсь раскрыть его природу. А она — как музыка, ее трудно воспроизвести в словах. Природа же у Ремарка чиста. Его поколение еще жило верой, они были идеалистами. И вот реальность, Первая мировая война эту веру, их высокие идеалы начали разрушать. На смену культу личности пришли массы, человека начали вытеснять машины, которые среди прочих причин способствовали разрушению традиционной культуры. Ко всему же в романе говорится о любви и дружбе, о неминуемых и очень болезненных потерях. Там много тем, которые волнуют людей, поэтому сам автор, его произведение мне более интересны, чем какие-то мои рефлексии относительно них.

— Не кажется, что сейчас «Три товарища» несколько не совпадают с тем общественным настроением, которое у нас царит? Поскольку у нас война на востоке, то у нас патриотичные настроения. А роман Ремарка, как и произведения других представителей так называемого «потерянного поколения», преисполнены пацифистского пафоса.

— Думаю, нет конфликта романа с нашей действительностью. Первая мировая война, об участниках которой пишет Ремарк, не была национально-освободительной, каковой она является для нас. Германия выступала агрессором, она вела захватническую войну, как, например, Россия по отношению к Украине. А для нас события на Донбассе — это несколько другая война. Наши воины возвращаются с фронта с другим настроением, они чувствуют себя защитниками Отчизны. Между тем, любая война оставляет в душе очень сильный отпечаток. Человек, являющийся свидетелем массовых смертей, который сам убивает и рискует своей жизнью, становится другим. Как минимум он лишается инфантильности, начинает искать истинные, настоящие ценности. Настоящее в своей основе очень простое. Так что, работая над «Тремя товарищами», мы пытаемся понять, как люди выживают после войны. Как меняются их ценности. 

— Нет ощущения, что причины нынешних событий на Донбассе в большой мере кроются в том, что наша власть за все годы независимости недостаточно уделяла внимание культуре и образованию, тогда как Россия активно навязывала нам свои ценности?

— Эта война, прежде всего, выявила то, что наше государство за все годы «независимости» ее по сути и не имело. Мы только сейчас ее обретаем. Что касается отношения государства к культуре, то это очевидно, что и наша культурная политика формировалась в Москве. Лично я не могу сказать, что украинская власть совсем не заботилась о культуре, потому что за последние четверть века в Театре им. И. Франко создано много прекрасных спектаклей, среди которых есть и шедевры, связанные, прежде всего, с именами режиссера Сергея Данченко и суперактера Богдана Ступки. На мой спектакль «Братья Карамазовы» было выделено более 100 тысяч долларов. Хотя, конечно, в 1990-е все чувствовали упадок, в театр зритель плохо ходил. Сейчас у нас аншлаги, есть спектакли, на которые билеты трудно купить. Особенно радует то, что и молодежь к нам ходит. С другой стороны, я сейчас с точки зрения режиссера столичного Национального театра говорю. Вероятно, где-то в провинции все выглядит немного по-другому. У нас не будет проблем с культурой, если примут закон о меценатстве, что даст возможность нашему бизнесу напрямую финансировать театры, кино, музеи и так далее. Все сразу у нас не изменится, потому что, как уже говорил, реальная независимость нашего государства только сейчас формируется. Как минимум должно вырасти и прийти к власти новое поколение политиков с другим мышлением, с другими ценностями, среди которых будет место культуре и образованию.

Вадим ДЫШКАНТ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ