Нация держится духовными усилиями личностей
Евгений Сверстюк - философ, главный редактор газеты «Наша вера», публицист, бывший диссидент и политзаключенный

Крымские тропы Леси Украинки

7 октября, 2004 - 18:50
ЛЕСЯ УКРАИНКА НА ОТКРЫТИИ ПАМЯТНИКА И. П. КОТЛЯРЕВСКОМУ В ПОЛТАВЕ. СЛЕВА НАПРАВО: М.КОЦЮБИНСКИЙ, В.СТЕФАНИК, ОЛЕНА ПЧИЛКА, ЛЕСЯ УКРАИНКА, М. СТАРИЦКИЙ, Г. ХОТКЕВИЧ, В. САМИЙЛЕНКО / ЛЕСЯ УКРАИНКА, 1880 г. ЛЕСЯ С БРАТОМ МИХАИЛОМ И МАРГАРИТОЙ КОМАРОВОЙ (1889 г.)

Знаменитая поэтесса, драматург, переводчик считала, что биография художника никому не интересна. Главное — его произведения. Поэтому ее муж Климент Квитка, на годовщину смерти Леси Украинки в своих воспоминаниях написал, «что, наверное, ее биография не будет никогда написана». Но он ошибся. О жизни и творчестве Ларисы Петровны написано немало книг, монографий, статей, эссе. Довольно плодотворным было и время, когда поэтесса жила в Крыму. Исследователи выделяют три крымских периода. Впервые Леся вместе с мамой побывала в этом крае в 1890 году. Летом 1901 г. она лечилась в Ялте, в Саках, Евпатории и путешествовала по всему Крыму. В результате этих путешествий написала цикл «Кримські спогади». Он вошел в первый Лесин сборник «На крилах пісень». В 1907 году писательница фактически прожила целый год в Ялте. Написала стихи «Кримські відгуки». В это время она побывала с мужем в Севастополе, Балаклаве, Евпатории. Работала над драмами «Кассандра», «Руфін і Прісцілла» и другими.

ЛОМИКАМІНЬ

— В прошлом году наш музей отметил свое 10-летие, — начала свой рассказ Елена Газизова, заведующая Музеем Л. Украинки в Ялте. — Экспозиция называется «Ломикамінь» — такое загадочное название цветку придумала Лариса Петровна Косач-Квитка (Леся Украинка), когда впервые увидела в горах Ай-Петри эдельвейс, который рос словно из самой скалы. Действительно, этот цветок необычный, особенный, волшебный... По народному поверью, он приносит счастье. Кстати, критики еще при жизни Ларисы Петровны называли писательницу «ломикаменем української літератури і культури». Когда смотришь на фотографии поэтессы, не можешь отвести взгляд от ее глаз — ясных, светлых. Хрупкая, но в ее фигуре чувствуется сила духа... В Крыму поэтесса лечилась от туберкулеза.

В семье писательницы считали, что страшная беда пришла в их дом 6 января 1881 года. Именно тогда Леся сильно простудилась. Сестра писательницы Ольга в воспоминаниях написала, что «в Луцке Леся пошла на речку Стыр посмотреть, как святят воду. Где-то посередине обряда, под весом людей лед начал оседать, вода выступила из проруби и начала подтапливать стоявших всередине. Выбраться из толпы было невозможно. Лесины валенки промокли. От воды свело ноги... Скоро Леся сильно заболела: у нее начала сильно болеть правая нога, но она терпеливо сносила боль. Сначала врачи считали, что у ребенка острый ревматизм. Назначали разные натирания, ванны. Болезнь отступила, но позднее напомнила о себе еще с большей силой. Начался туберкулез костей (левой руки). Пришлось оперировать. Потом снова заболела нога — еще одна операция. Небольшой отдых от боли... и туберкулез находят уже в легких. Леся лечится в Карпатах и Италии, а болезнь перебрасывается на почки. Именно тогда поэтесса с улыбкой сказала, «что уже 30 лет ведет войну с туберкулезом». Кто знает, может, если бы не эта тяжелая болезнь, Лариса Петровна стала бы знаменитой пианисткой, а не только легендарной писательницей и переводчиком. В 12-летнем возрасте Леся навсегда поставила крест на своих занятиях по игре на фортепьяно и мечте стать музыкантом. Хотя рука зажила, однако пальцы навсегда остались искалеченными». В стихотворении «До мого фортепіано» она писала:

«Коли я смуток свій на струни клала,
З’являлась ціла зграя красних мрій,
Веселкою моя надія грала,
Далеко линув думок легкий рій».

Первый сборник стихов Леси Украинки «На крилах пісень» вышел во Львове в 1893 году. Второй — «Думи і мрії» (1899 г.) фактически завершил поэтический век. А третий «Відгуки» появился в Черновцах в 1902 г. В нем прослеживается тяга поэтессы к новым видам творчества — драматической поэме, этюду. Именно в драматических произведениях талант Ларисы Петровны проявился с наибольшей силой. В музее хранится последнее прижизненное издание произведений Л. Украинки, которое было выпущено в Киеве издательством «Дзвін» в 1911 году. Как известно, Леся очень рано стала на литературный путь, написав свое первое стихотворение «Надія» еще 9-летней девочкой. А с 12 лет ее стихи уже стали появляться в периодических изданиях. Несмотря на юный возраст, Украинка понимала, что на пути литератора ее ждут не только лавры, но и тернии. Об этом она писала в стихотворении «На спомин Івана Котляревського». С его «Енеїди» началось восхождение новой украинской литературы. Поэтическое слово талантливого поэта из Полтавы подхватил наш великий Кобзарь Тарас Шевченко. Он вознес украинскую литературу на мировой уровень. Страшным для нашего языка и культуры стал 1863 г., когда вышел Валуевский циркуляр, фактически запретивший украинский язык. А в 1876 г. выходит пресловутый Эмский указ Александра II, который не позволял в публичных местах исполнять музыкальные и театральные произведения. В тех тяжких условиях украинским писателям приходилось утверждать свою культуру не только литературной, но и в первую очередь общественной деятельностью. В 1903 году был открыт памятник Ивану Котляревскому, на это незаурядное для украинцев событие откликнулась и Лариса Петровна. Средства собирали всем миром. Украинская общественность Киева готовилась к полтавскому празднику с особым подъемом. Некоторые семьи делегировали от себя по несколько человек. От Косачей поехали Леся, ее мать Олена Пчилка (Ольга Косач) и двое племянников. На память о том событии сфотографировались почетные гости праздника: М. Старицкий, В. Стефаник, М. Коцюбинский, Г. Хоткевич, В. Самийленко, Олена Пчилка и Леся Украинка.

СТРАНСТВИЯ

Леся Украинка была необыкновенно сильной духом женщиной. Но постоянная борьба с болезнью подорвала ее очень слабое здоровье. Поэтому в поисках целебного климата она посетила разные уголки мира. Как считает Светлана Кочерга, доцент кафедры украинской и русской филологии Крымского государственного гуманитарного института, путешествия стали смыслом жизни Леси Украинки, она была приговорена болезнью на бесконечное путешествие в поисках теплых краев: «буду продвигаться все дальше и дальше на юг, и там где- то исчезну, как легенда»... Ялта — один из немногих городов, куда поэтесса возвращалась неоднократно. Писательница даже планировала поселиться здесь насовсем, когда вышла замуж за Климента Квитку. Но от этих планов вынуждена была отказаться, поскольку врачи считали, что климат Крыма ей не подходит, и Ларисе Петровне нужно жить в более теплых краях...

В конце ХIХ века Л. Украинка провела в Ялте, не выезжая, четыре сезона. В первый и в последний раз так надолго она оторвалась от семьи. Ялту выбрала сама. «В других городах не хочу, — написала в одном из писем, — это первый раз, когда еду на лечение с охотой...». Поэтесса была под влиянием воздуха и моря, но очень скучала без друзей и родственников:

«Нехай я отруєна злою журбою.
Та в пісні на всяку отруту є лік.
Ми слухали пісню морського прибою,
— Хто чув її раз, не забуде повік».

Чтобы приободрить Лесю, в Ялту в разное время в гости к ней приезжали: тетя Елена Кисленко-Приходько, мать (Олена Пчилка), отец (Петр Косач), сестры (Ольга и Оксана), а летом 1897 года состоялась встреча с братом Михаилом. С ним Леся была особенно дружна. Младше его всего на 1,5 года. Всю жизнь они оставались близкими искренними друзьями. В детстве их даже шутя называли общим именем «Мишолосіє» (до пяти лет Лесю дома звали Лосей — Т. П. ). Михаил Косач был ученым, профессором Харьковского университета. Он увлекался фотоделом и благодаря ему осталось много интересных фотодокументов. В Ялтинском музее хранятся уникальные снимки крымского периода пребывания писательницы на полуострове. Кроме Ялты, Лариса Петровна лечилась еще в Севастополе, Евпатории и Саках. Вместе с мамой побывала в туристическом путешествии по Крыму. Больше всего их поразил Бахчисарай. Поэтесса написала ряд стихов о дворце, гробнице, фонтане. Заинтересовалась крымско-татарскими узорами, собрала большую коллекцию, которая, к сожалению, затерялась в архиве ее дяди Михаила Драгоманова.

В 1897 г. писательница останавливается в гостинице на Набережной Ялты. Но там ей не понравились многолюдность, шум, и через два дня она переселяется в уютный уголок недалеко от Ливадии. Там Леся Украинка провела все лето. А в начале октября находит новое жилье в центре курорта. Это был красивый домик, построенный в 1895 году известным ялтинским архитектором Сергиневым. Сейчас здесь находится Музей Леси Украинки. Поэтесса сначала снимала комнату на первом, а потом на втором этаже. В этом доме писала свои произведения, занималась рукоделием, давала частные уроки иностранных языков, готовя мальчиков к экзаменам в гимназию. Лариса Петровна вела замкнутый образ жизни. «Время будто остановилось для меня», — пишет она в одном из писем к матери. В 1898 году к дочери приезжает Ольга Петровна Косач (Олена Пчилка). Мать сразу находит более комфортное жилье для дочери — виллу «Ифигения». Прекрасное место, вокруг дома росло много роз. К сожалению, вилла не сохранилась до наших дней.

— Три года Л. Украинка прожила в Крыму. Из них два именно в Ялте, — продолжает Елена Газизова, — но здесь она была только квартиранткой, постоянно меняя типичное жилье. Поэтому показать подробно комнаты, в которых проживала писательница, сегодня практически невозможно. В нашем музее мы пытались воспроизвести тот интерьер, который она описала в своей первой пьесе «Блакитна троянда». В ремарке Л. Украинка указывала: «На сцене следует воспроизвести типичное жилье курортной Ялты — скорее салон, чем спальню». Именно поэтому в нашей экспозиции вы увидите уникальную мебель конца XIX — начала XX века (диван, вешалка, буфет, стол, стулья, зеркало). Чайник и масленка — реликвии из семейного сервиза Косачей. Не случайно присутствие в экспозиции и аптечки, потому что Леся Украинка приехала в Ялту лечиться в тяжелом состоянии. Часто теряла сознание от головокружений, гуляя в скверах. Когда недуг отступал, поэтесса шла в местную Народную читальню. Там она интересовалась новинками периодики, читала художественную и мемуарную литературу на разных иностранных языках. Среди ее любимых авторов были: Шекспир, Байрон, Гейне и другие. Заказывала ноты Баха, Бетховена, Вагнера, Грига, она говорила, что музыка ей нужна как кислород.

В Ялте состоялись встречи поэтессы со многими известными актерами, которые приезжали в Крым на гастроли, в частности труппой Садовского и Заньковецкой. Лариса Петровна мечтала, чтобы ее пьесу «Блакитна троянда» играла звезда украинского театра — Мария Заньковецкая. Но, к сожалению, из-за задержки режиссера Михаила Старицкого, этот замысел так и не был осуществлен.

ЛЮБОВЬ

В 1897 году в Ялте Лариса Петровна познакомилась с Сергеем Константиновичем Мержинским. Он закончил Киевский университет, был очень образованным и интересным человеком, общественным деятелем (социал-демократом), любителем театра, делал переводы с английского языка. Работал на железной дороге в Минске. Из-за болезни приехал лечиться на курорт. У Леси с Сергеем было очень много общего во взглядах на жизнь. Он подарил поэтессе цветную репродукцию «Мадонны» Рафаэля, с которой она никогда не расставалась. С Сергеем Леся поднималась на Ай-Петри, где увидела необычный цветок — горный эдельвейс. Ее поэтическая душа назвала цветок «ломикаменем». Именно в нашем городе расцвела и их любовь. Но судьба отвела ей очень короткую жизнь. В 1901 г., когда Сергею стало очень плохо, Леся поехала в зимний Минск ухаживать за смертельно больным. Ее отговаривали от поездки родственники. У Мержинского был туберкулез в стадии обострения, а Леся только недавно стала себя чувствовать лучше. Родные боялись, что «палочка Коха» опять прицепится к писательнице (так и случилось — Т. П. ). Но ничто не могло остановить влюбленную. Два с половиной месяца, забыв о своих болях, она ухаживала за Сергеем. Это было время необыкновенно трагического напряжения. Леся пыталась приободрить больного. В это время она пишет одну из сильнейших своих драм — «Одержима». Критики считают, что именно тогда родился в Украине новый драматург. В письмах к близким и друзьям Леся пыталась быть бодрой. Писала, чтобы их успокоить, что даже поправилась... но понимала, что скоро навсегда потеряет лучшего друга. На руках Л. Украинки любимый умер. Хотя она знала, что нет спасения, но смерть Мержинского стала огромным ударом для писательницы. Надев траур, Лариса Петровна уже до конца своих дней не снимала черные одежды. Много стихов посвятила Сергею Константиновичу...

ЗАМУЖЕСТВО

В 1907 г. поэтесса снова вернулась в Крым, чтобы лечить своего друга Климента Васильевича Квитку. Впоследствии он станет ее мужем. Климент был моложе Леси на 9 лет. Сообщение о ее замужестве стало для близких неожиданностью, они считали, что с ее стороны любви там не было. Хотя признавали, что Квитка боготворил Лесю. «Дело закончено — мы обвенчались, — пишет поэтесса в письме родным. — Нашли такого священника, который сам посоветовал кратчайший способ без оглашения... Мы не приглашали никого, кроме свидетелей... Надеюсь, хоть теперь будем иметь покой от людей... все хорошо, никто нас ничем не мучает, и мы собираемся в Крым».

— Трудно говорить об интимной жизни писательницы, — рассказывает Е. Газизова. — В одном из писем поэтесса писала: «нам с Кленей так хорошо». Когда она вышла замуж за Квитку, ей было уже 37 лет. Возможно, там не было пылкой страсти, но поэтесса чувствовала потребность иметь возле себя верного друга. Климент Квитка всегда был рядом, когда ей было плохо. Они внутренне хорошо понимали друг друга. Их объединяло что-то глубокое, духовное. Леся считала, что любовь — это в первую очередь самопожертвование. Она фактически спасла мужа, настояв срочно ехать в Крым. Климент был в очень плохом состоянии (болел тоже туберкулезом). Мягкий климат и активное лечение помогло — кровохарканье прекратилось.

Супруги выбрали Ялту для длительного проживания потому, что здесь они не чувствовали себя оторванными от всей украинской культуры. Квитка работал в суде. Он по профессии был юристом. Прекрасно играл на рояле, прекрасно знал музыку. Благодаря Квитке, мы имеем записи народных дум. Он обратился к известному фольклористу Филарету Колессе и записал с его голоса произведения полтавских кобзарей.

В то время в Крыму жил и творил известный поэт-романтик Амвросий Метлинский — автор «Южнорусских песен» (в музее есть этот уникальный сборник, которому в этом году исполняется 150 лет — Т.П. ). С ним супруги Квитки часто общались. Последние дни возле больного поэта провел Степан Руданский — классик украинской литературы, переводчик «Илиады и Одиссеи». 12 лет он честно служил общине в качестве городского врача. Еще при жизни Руданский стал почетным гражданином Ялты. Именно благодаря ему в нашем городе появился водопровод и канализация. Он дал средства на построение городского фонтана. В Ялте с 1904 по 1918 год существовал Украинский театр с хорошей труппой. Театр имел много почитателей, так как в начале века в Крыму жило немало украинцев.

Однажды Леся Украинка узнала, что в Севастополь приехал в гости к сыну знаменитый харьковский кобзарь Гнат Гончаренко. Тогда она заказывает валики и тонограф для записи звуков, потратив деньги из своего приданого. Записывает 19 дум. Это происходило на ялтинской квартире супругов Квиток. В музее хранится один из валиков с голосом самой поэтессы, когда делали пробные записи.

В течение супружеской жизни Климент Квитка записал песни, которые Леся помнила еще с детства. А уже после смерти жены, в 1917 издал фотоскопическим способом двухтомник «Мелодии с голоса Леси Украинки» (он также является одним из реликвий музея). Климент Васильевич дожил до 1953 года, пережив жену на 40 лет.

ИФИГЕНИЯ

Среди самых известных произведений писательницы — «Лісова пісня». Поэма-феерия была написана в далекой Грузии (1911 г.). В письме к матери Леся пишет: «Наверное, я очень затосковала по родным волынским лесам». Воспоминания детства, рассказы «дядька Лева» о русалках, «мавках», «потерчатах» — напоминали о родном крае. Самыми дорогими для поэтессы было два места: синеглазая Волынь, где она родилась, и Полтавщина — родина ее матери, писательницы Олены Пчилки. В музее есть один интересный экспонат — бандура, закованная в кандалы, как символ нашей культуры, которая долгое время находилась под давлением, запретом, а произведения Леси Украинки стали как бы плацдармом борьбы за новое будущее нашей страны.

— В 1908 г. у писательницы врачи нашли новую болезнь — туберкулез почек, — продолжает рассказ Е. Газизова. — Леся поехала вместе с мужем на консультацию в Берлин. Не только врачи, но и немецкая культура привлекали Л. Украинку, потому что свой путь в литературе она начала с переводов произведений Гейне. Значительно позже Лариса Петровна овладела английским языком (переводила произведения Байрона). Очень хорошо знала культуру и литературу Италии (в этой стране она лечилась два сезона). В музее, среди экспонатов, есть фрагмент гранатового ожерелья, которое очень любила поэтесса и всегда, выезжая в далекие края, брала с собой как талисман.

По совету врачей, три сезона в конце жизни Л. Украинка прожила в Египте. Жила на вилле «Континенталь», где среди отдыхающих она встретилась со своими старыми знакомыми из Ялты — семьей Охрименко (мальчикам Николаю и Дмитрию она давала уроки иностранных языков). И этот заработок был очень уместен, потому что жили супруги Квитки довольно скромно. С Охрименко Леся очень сдружилась. Они переписывались с родителями и детьми. А когда в 1911 году писательница путешествовала на пароходе по Крыму и корабль пришвартовался около Ялты, дала телеграмму мальчикам, назначая встречу на набережной. Но телеграмма опоздала. Поэтому, когда пароход проходил Магарач, братья Охрименко выбежали на открытое место, махая кепками, но с борта корабля никто им не ответил. Очень скоро Леси не стало... Дети переживали, что не успели увидеться с поэтессой. Николай Охрименко оставил воспоминания о Ларисе Петровне, подарил немало экспонатов в Киевский и Ялтинский музеи писательницы. Благодаря ему, в Ялте в 1972 г. был открыт памятник Л. Украинке. Он был инициатором создания Музея поэтессы в нашем городе, но, к сожалению, через два месяца провалилась крыша дома. Ремонт длился более 30 лет... Поэтому Ялтинский музей существует только 11 лет. Он является структурной единицей — отделом Ялтинского историко-литературного музея и имеет 100 тысяч экспонатов.

Леся Украинка побывала во многих странах мира, но силой своей фантазии она могла переноситься во времени. Немало драм написаны писательницей на мифологические темы: древний Рим, Греция («На руїнах», «Оргія», «В катакомбах», «Адвокат Мартіан» и др.). В Ялте Лариса Петровна работала над драмой «Кассандра». Героиня — слепая с рождения имела дар провидца, но люди не слышат ее предупреждения. В музее есть несколько страниц из рукописей «Кассандри» и «Іфігенії в Тавриді» (Ифигения — символ ностальгии по родному краю). После выхода произведения писательницу стали называть «украинской Ифигенией»...

Последние дни Леси прошли далеко от родины. «Все время у мамы и меня, — вспоминала сестра поэтессы Дора, — надежда сменялась отчаянием. И опять где-то в глубине души теплилась надежда, что, может, произойдет чудо и спасет Лесю. Мучило чувство нашей беспомощности. Леся не теряла сознания, только иногда бредила ночью. Узнав, что вызвали телеграммой сестру Ольгу, Леся очень обрадовалась, нетерпеливо ждала ее... Узнав, что поезд придет в 4 часа утра, Леся успокоилась и задремала». Дора пошла встречать сестру. С больной остались мать и Квитка. На их руках она и погасла. Это случилось 1 августа 1913 г. Поэтесса умерла в небольшом горном курорте Сурами (вблизи Боржоми).

Лесю Украинку похоронили в Киеве на Байковом кладбище рядом с могилой отца и брата. Согласно воле покойницы, на кладбище не было торжеств. Впереди процессии несли только крест. Нести гроб на руках, петь и произносить речи полиция не позволила. Гроб был установлен на катафалк, который был покрыт венками из живых цветов. (Леся не любила металлических цветов). Проститься с поэтессой пришло очень много людей, приехали делегаты из разных уголков страны. Людей пришло так много, что было прекращено движение трамваев. Процессию со всех сторон окружили жандармы. Перед входом на кладбище полиция перегородила дорогу и пропускала только родственников и близких. Но толпа прорвала границу и присоединилась к процессии. Даже после смерти Л. Украинка вызывала страх у правительства Российской империи, по-видимому, помня слова: «Вставай, хто живий, в кого думка повстала»!

РОДСТВЕННИКИ

Октябрьская революция, а потом сталинские репрессии, словно каток, проехались по судьбам родственников писательницы. Даже Олена Пчилка, которая работала в Академии, была признанной писательницей, ученым, общественным деятелем, но и за ней в 1929 году приехал черный «воронок». Мать Леси не арестовали только потому, что она сильно болела и уже не поднималась с кровати.

Сестра Ольга Косач-Кривынюк погибла в лагере для переселенцев в 1945 году. Самая младшая сестра Дора (Исидора) Косач-Борысив прошла через арест и допросы. В лагерях погиб ее муж. Как вспоминала Дора, Леся трижды ей спасала жизнь. В детстве, когда она тонула, потом в юности, когда заболела тифом, и в лагере ее спасло именно имя сестры Л. Украинки. В 1949 г. Исидора эмигрировала за границу. Жила в США, потом Канаде. Умерла в 1980 году. Ее дочь Ольга Сергиив умерла в прошлом году, но есть трое внуков, которые приезжают на родину поэтессы. Они подарили семейные вещи в музей.

У старшего брата Михаила, который внезапно умер в 33 года от дифтерита, еще при жизни Леси (в 1903 г.), была дочь Имма. Она умерла в 70-е годы. Потомков нет. Брат Николай Косач умер в конце 30-х годов. Он был очень добрым, эмоциональным человеком. После того, как его бросила жена, стал заглядывать в рюмку. Раздавал людям вещи из имения родителей, а сам жил во флигеле. Но о нем жители Колодяжного вспоминают всегда только теплыми словами. Имел сына Юрия, внуков, но у них детей не было. Сестра Оксана Косач-Шимановская 62 года прожила за границей (умерла в Праге в 1975 г.). Имела дочь Ольгу, которая уже умерла, но остались ее внуки и правнуки.

АРХИВ

Личные и архивные фонды Косачей и Драгомановых находятся в отделе рукописей Института литературы им. Т. Шевченко НАН Украины. Это уникальное собрание, в котором насчитывается около 5 тысяч единиц. Леся Украинка не сохраняла личную переписку. Писательница считала, что в будущем возможны искаженные, необъективные толкования ее эпистолярного слова. А свои творческие рукописи (с 1909 г.) передала на хранение сестре Ольге и ее мужу Н. Кривынюку. В бурном 1919-ом дом супругов в Каменце ограбили, но, к счастью, библиотеку оставили. В 1921 г. семья передала книги и рукописи в Екатеринославскую библиотеку «Книгоспілки». Некоторые экземпляры из той коллекции сегодня можно найти в хранилищах Киевского музея Л. Украинки и в отделе рукописей Института литературы. Рукописи поэтессы интересны исследователям жанровым разнообразием: стихи, проза, драмы, переводы, публицистика, литературно-критические статьи, учебники, письма, воспоминания, наброски, записи народных песен с нотами, конспекты, словарные заметки и тому подобное. Почерк у Леси Украинки был твердый, ровный, стремительный, с четко очерченными буквами... Ольга Косач-Кривинюк фактически оформила весь архив. Издала хронологию жизни и творчества поэтессы. В прошлом году случайно был найден в Пражской библиотеке архив Косачей (письма). Светлана Кочерга обработала его и издала книгу «Листи так довго йдуть».

Татьяна ПОЛИЩУК, «День». Фото из книги «Воспоминания о Лесе Украинке»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments