Ни богатство, ни власть, ни могущество и сила не окупит глупости и не заменит мудрости; без мудрости сила или значение будет в лучшем случае производить впечатление какого-то физического редкого явления, а лишь мудрость будет импонирующим качеством
Андрей Шептицький, предстоятель Украинской Греко-Католической Церкви, Митрополит Галицкий и Архиепископ Львовский

Кто заплатит за билет?

Елена ЕРШОВА: «Большого движения навстречу украинскому кино со стороны дистрибьюторов пока нет»
14 апреля, 2017 - 10:23

Елена Ершова знает, любит и умеет чувствать кино. В ее продюсерском архиве — не одна успешная работа в копродукции с ведучими кинодержавами мира. На фестивале DOKUDAYS UA-2017 она представляла новый полнометражный документальный фильм «Новая жизнь Гогиты», (копродукция Украина — Грузия — Хорватия, режиссер Леван Когуашвили). Об этой картине и ее герое мы поговорим в ближайшее время, а сегодня речь пойдет об институте украинского продюсерства, его проблемах, задачах и возможностях.

— Лена, ты «родилась» в кино (имею в виду вашу киносемью, твоего отца — замечательного режиссера Константина Ершова). Росла в этой атмосфере, много и скрупулезно училась, работала «около кино», потом в кино. И наконец, решилась стать руководителем производства — генеральным продюсером. Профессиональные проблемы у цеха в Европе и мире, так или иначе, решаются на законодательном уровне, на уровне нормативных актов. Есть ли какая-то специфика в работе украинского продюсера?

— Еще не изучила досконально Закон про кино, не могу сказать, насколько он улучшит ситуацию. Некоторые части меня радуют. Например, государственное Агентство по делам кинематографии Украины сможет теперь финансировать артхаус 100%, другие украинские проекты — 80%, потому что на 50%, которые существовали ранее — очень сложно и не всегда возможно найти вторую половину финансирования. Это плюс. Не знаю, осталось ли в последнем варианте закона то, что у продюсера должна быть материальная база. Европейская система, к которой мы теоретически стремимся, известна тем, что государство поддерживает независимых продюсеров — у них нет материальной базы, своей съемочной или осветительной аппаратуры, максимум — монтажная. Повторяю, в европейской системе такой нормы нет. Если это ввести, значит подрезать крылья развитию независимой продюсерской системе на корню. Такая норма принудит независимых продюсеров идти, «вливаться» в большие студии, и это прямой путь к цензуре, так как с большими студиями легче договариваться на уровне каких-то стратегических задач. Самая главная проблема украинского продюсера, как, впрочем, у всех нас, — отсутствия стабильности. Последнее два года у нас наблюдается некое движение... Права — тоже большая проблема. Израильский кинофонд, например, финансирует на 100 долларов и забирает права на 10. То есть 90 — остается продюсеру, что позволяет ему развиваться дальше и вкладывать в развитие нового проекта. У нас государство дает 100 и 100 забирает, при этом нет механизма поддержки развития проекта.

— Какие проекты сегодня в работе?

— Моя компания «ТАТОФИЛЬМ» продолжает работу над фильмом «Вулкан» Ромы Бондарчука, режиссера «Украинских шерифов». Очень серьезная и человечная картина, которых сейчас не очень много, с юмором, иронией, самоиронией. Мы находимся в стадии монтажа. Это копродукция Украина — Германия. Мы получили поддержку немецкого фонда МДМ и часть постпродукции будет сделана в Германии. Закончились съемки фильма «Иней» режиссера Шарунаса Бартаса в Литве. Монтаж и запись звука происходит во Франции. В нем снимались Ванесса Паради, Анджей Хира. Это копродукция — Украина, Франция, Литва, Польша.

— На фестивале Docudays UA-2017 ты представляла картину с режиссером Леваном Когуашвили, с которым вы уже успешно работала. Художественный фильм «Свидание вслепую» был увенчан многими наградами. Фильм «Новая жизнь Гогиты» очень человечный, дает надежду. Есть ли планы продолжать с Леваном совместную работу?

— Да, есть общий проект, который называется «Брайтон 4», это история эмигрантов в Нью-Йорке. Но история грузинская. Я приглашена грузинской стороной. На данном этапе уже задействованы Грузия, Болгария, проявляют интерес хорваты и греки. Оператор картины — Федон Потомайкл, который снимал «Небраску» и «Мартовские Иды» Джорджа Клуни. Часть моей работы — свести всю эту копродукции между 4—5 странами. У каждой страны много разных обязательств.

— Вернемся к вопросу по копродукции, что нужно менять нам?

— Нужно вступать в «Евримаж» («Евримаж» — европейский фонд поддержки совместного кинопроизводства и проката кинематографических и аудиовизуальных работ, созданный при Совете Европы в 1988 году. «Евримаж» занимается помощью в создании ко-продукции, поддержкой кинотеатрального показа, частичной компенсацией затрат на перевод. — Авт.).

— О чем «говорят» уже много лет...

— С 1998 года. Тем более, если сейчас у нас государство вкладывает столько денег в кино, появляется некий поток, — это выгодно. Это реальные деньги, которые продюсер может получать. И, конечно, последующая поддержка дистрибуции.

— Во всем цивилизованном мире на уровне подготовки картины к запуску идут переговоры о дистрибуции. Что в этом плане делается в Украине? Каким образом фильмы поддерживаются, продвигаются в кинотеатры, к зрителю?

— Если мы имеем дело с первыми фильмами режиссеров, то, конечно, ни в одной стране никто заранее не будет поддерживать, потому что тут, так или иначе, «кот в мешке». Практика такова — сначала смотрится кино, потом принимается решение, кто за что возьмется и возьмется ли вообще. Дистрибуция — большая проблема, а артхаусная дистрибьюция, кроме Дениса Иванова с его «Артхаус Трафиком», в Украине отсутствует. Сейчас появилось несколько молодых компаний, которые пытаются этим заниматься, но делают все на чистом энтузиазме, потому что те сто тысяч, которые иногда Агентство «выделяет» на поддержку дистрибюции, реально очень маленькая сумма, и она вообще не окупается. Коммерческая дистрибуция — история с фильмом «Поводир» показательна в каком-то смысле, но там был очень сильный административный ресурс. Все эти бигборды, которыми была завешана страна, они ж не бюджетировались. Сколько ушло на рекламу фильма и сколько они собрали, все равно не было адекватно. Чисто имиджевый для Украины проект. Их не может быть много.

Сейчас, например, будет выходить фильм «Червоний», у которого есть коммерческий потенциал. Чтобы понять, насколько наш рынок может переваривать национальный продукт, его нужно выпустить таким тиражом, каким выпускается нормальный американский блокбастер. Потому что, когда выходит двадцать копий или даже больше, все равно нельзя сравнить — вот украинский фильм, его посмотрело пять человек, а вот американский — сто, но тут было 50 копий, а американского — 150 — 300 копий. К сожалению, большого движения навстречу украинскому кино со стороны дистрибьюторов пока нет.

Есть прекрасный израильский опыт — принят закон о том, что на национальные фильмы государство доплачивает цену билета. Соответственно, я иду в кино и покупаю билет за 10 гривен, а 10 гривен за меня доплачивает государство. Это стимул для дистрибуторов. Зритель начинает ходить на национальные фильмы, и начинает работать весь цикл. Взять, например, турецкое кино, в котором в начале 2000 года снималось 15 фильмов, а сейчас — 100. Единственная страна в Европе, в которой национальный Box Office превышает иностранный. Люди смотрят свое кино, но их к этому приучили. У нас такой привычки нет, она вырабатывается только экономическими стимулами, так как билеты дорогие. Пойдут пенсионеры или студенты, люди, которые не могут себе позволить сходить два раза в месяц в кино.

— Ты постоянный гость на различных фестивалях по всему миру. Каково восприятия нашего кино миром? Есть ли перспективы стать не только изредка мерцающей звездой на небосклоне мирового кино, а прочно завоевать постоянное место в первой шеренге?

— Первое место сложно завоевать. Насколько Украина может стать «второй Румынией», или той же самой Турцией, или Израилем? Сегодня не найдете фестиваля, чтобы там не присутствовало их кино. Шанс есть, просто для того, чтобы этот шанс реализовать — это должно быть одним из приоритетов у Агентства. И конечно, не должно быть такого пренебрежительного отношения к артхаусу, потому что если мы будем пытаться делать только коммерческое кино, то это путь для завоевания только собственного зрителя. И только авторским кино мы сможем покорить мир, фестивали...

СПРАВКА «Дня»

Закончила Киевский Театральный институт им. И. К. Карпенко-Карого с красным дипломом по специальности «кинорежиссура». Дипломная работа «Демониада» принимала участие в конкурсе МКФ в Локарно (Швейцария) и МКФ в Пуатье (Франция). Сняла как режиссер три короткометражных фильма, работала на ТВ, исполнительным директором МКФ «Молодость», директором по развитию Международного кинорынка «Евразия» в Анталии (Турция).

Исполнительный продюсер кинофильма «Счастье мое» режиссера Сергея Лозницы, который впервые в истории украинского кино принимал участие в основном конкурсе МКФ в Каннах в 2010 году. В 2011 году учредила собственную компанию «ТАТОФИЛЬМ».

Светлана АГРЕСТ-КОРОТКОВА
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ