Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Легенда о Джоне и Йоко

8 декабря, 1998 - 00:00

В альбом вдова музыканта включила 20 лучших, на ее взгляд,
песен из наследия великого ливерпульца. Однако этот альбом можно считать
и подарком Йоко Оно к своему 64-летию (поклонники «Битлз», естественно,
вспомнят один из хитов пластинки «Sergents Pepper’s Lonely Hеarts Club
Band», благодаря которому эта дата в жизни «битлов» и их окружения воспринимается
чуть ли не как сакральная).

В одном из последних своих интервью на вопрос, представляете
ли вы себе картину «When you are 64», Джон Леннон ответил: «Нет. Хотя,
я надеюсь, мы с Йоко будем чудесной пожилой парой, которая живет где-то
на побережье Ирландии или еще где-нибудь, рассматривая книгу шрамов, оставшихся
от былых безумств». Таких безумств во внешне безоблачной и романтичной
жизни Джона и Йоко, признаться, хватило бы не на одну творческую пару.

После распада «Битлз» в 1970 году и короткого периода псевдополитической
активности Леннон надолго погрузился в глубокую депрессию, во время которой
он успел убежать от Йоко с ее секретаршей-китаянкой, пронестись пьяным
ураганом по всем голливудским барам со своим давним приятелем Ринго Старром,
вернуться к жене и, наконец, родить сына. Этот период Йоко, мастер публичной
информации, определяет как «безмолвие любви». В дальнейшем же «присмиревший»
бунтарь и скандалист Леннон предстает в ее трактовке как «любящий отец»,
пекущий хлеб и варящий кашку для своего сына, хотя на самом деле все выглядело
несколько иначе. Казалось, что из той прострации, в которую угодила предельно
истощенная рок-звезда, ее уже не выведут никакие творческие проекты: ни
рисование и написание книг, ни музыкальные медитации, ни даже кругосветное
путешествие. «Жизнь — это то, что происходит с тобой, когда ты строишь
совсем другие планы», — как-то проговорился Леннон. И это при том, что,
по утверждению Альберта Голдмена, автора скандальной книги «Жизнь Джона
Леннона», известный музыкант поддерживал несколько версий своего прижизненного
мифа, по одной из которых Йоко Оно якобы мечтала избавиться «от этого придурка
Леннона».

Однако надо признать, что после смерти Леннона Йоко активно
оберегала память о своем муже, в то же время не давая прийти в упадок его
финансовой империи, которая сегодня оценивается в $350 млн. В чем только
ее ни обвиняли: при жизни Джона — в том, что она развалила «Битлз», после
его гибели — в том, что она делает на его имени собственную биографию,
а на его трагедии — капитал. Сегодня Йоко Оно не могут простить ее брак
с нью-йоркским дизайнером Семом Хеведтоем, отлучение от наследства Леннона
его старшего сына Джулиана, многочисленные распродажи личных вещей великого
битла, выпуск мюзикла о его смерти, хранение урны с его прахом в своих
апартаментах — подальше от армии поклонников, а также публичный показ видеозаписей
интимных забав супругов.

Возможно, в чем-то эти обвинения и справедливы, но не будем
забывать, что именно благодаря усилиям этой несокрушимой женщины мир до
сих пор имеет возможность услышать неизвестные записи Леннона, увидеть
его рисунки и прочесть его книги. Учтите также, что и сама Йоко Оно продолжает
заниматься творчеством — здесь уместно будет вспомнить, что задолго до
встречи с Ленноном она уже была признанной художницей-модернисткой, возглавляя
художественное движение «Флаксус», в которое входили такие звезды, как
Джон Кейдж и Ла Монт Янг. У нее были свои студийные музыкальные записи,
в частности с Орнеттом Коулменом, ее короткометражные фильмы были отмечены
наградами на Каннском фестивале.

Вообще, уже в детстве маленькую Йоко приучали к мысли о
том, что в будущем она станет выдающейся личностью, что-то вроде первой
в Японии женщины-премьер-министра. Премьером Японии она не стала: она стала
премьером «страны Джона Леннона». «Я всегда говорил, что рядом с каждым
идиотом должна быть великая женщина», — признавал в свое время Леннон.
И он был прав.

Игорь БОНДАРЬ-ТЕРЕЩЕНКО

ЙОКО ОНО: «БЫТЬ ВДОВОЙ — ЭТО АД»

В связи с выпуском альбома «Легенда Леннона» Йоко Оно дала
интервью английскому журналисту Кэролу Клерку, выдержки из которого мы
предлагаем вашему вниманию.

— Вам удалось оправиться, пережить потерю Джона?

— Это почти невозможно — ведь другого такого, как он, нет.

— Говорят, он был замечательным отцом...

— Он был очень, очень нежным. Для Джона всю жизнь был кошмаром
развод родителей и то, что оба они были слишком заняты, чтобы заниматься
сыном. И то, что он отдал Шону всю свою любовь и даже больше, помогает
нам выжить.

— Справедливо ли сводить период, когда Леннон был «домашним
мужем», к тому, что он пек хлеб и присматривал за сыном?

— Многие считают, что он все это делал напоказ, но он занимался
домом потому, что ему действительного этого хотелось. Он получал от этого
удовольствие, и еще — он немного узнал о том, чем женщины занимаются всю
жизнь, и это было замечательно.

— Тогда все говорили: «Джон возится с Шоном, а Йоко пропадает
в офисе». Так оно и было?

— Мы оба учились чему-то, о чем раньше имели весьма смутное
представление. Мы считали нашу встречу — встречей Востока и Запада в широком
смысле. И очень многому учились друг у друга.

Джон вообще был таким «рыцарем-на-белом-коне», который
«должен-защищать-чувства-своей-возлюбленной». В какой-то степени то, что
мы были вместе, создало вокруг нас мертвую зону полной изоляции. Однажды
Джону попалась книга о теории доктора Янова, который утверждал, что надо
позволить себе разрыдаться. Джон прочитал ее от корки до корки и сказал
мне: «Это изумительно. Он пишет о том, что мы делаем на сцене». Плач, вообще
говоря, — замечательное и очень здоровое явление. Джон не хотел плакать
— мужчины вообще не очень расположены к слезам. Но в какой-то момент он
заплакал — и почувствовал себя намного лучше.

— После гибели Джона вы оказались распорядительницей его
богатейшего творческого наследия.

— Поначалу мне казалось, что я не вынесу этой ответственности.
Знаете, большинство вдов сталкивается с настоящим адом — они жили, как
за каменной стеной, ничего не зная о том, откуда берутся деньги, и когда
в один момент все исчезает, что делать, куда бежать — непонятно. Вдовство
и для меня было адом, но я по крайней мере что-то понимала в бизнесе. Может
быть, это звучит цинично — я, дескать, заранее готовилась... Но быть вдовой
— это настоящий ад.

— А вы продолжали слушать его песни все эти годы?

— О да, я всегда слушала музыку Джона. И я счастлива видеть,
что она по-прежнему вращается вокруг земли, и это чудесно.

— Вам все еще кажется, что идеальный мир на земле возможен?

— Я думаю, да... И во многом этим своим убеждением обязана
песне Джона «Imagine». Циники шипели: «Леннон призывает представить себе,
что нет собственности, а у самого полно денег». Но Джон искренне мечтал
о времени, когда люди смогут почувствовать себя счастливыми без обладания
материальной собственностью.

— А что вы чувствуете по отношению к Марку Чапмену, убийце
своего мужа? Вы когда-нибудь думали о нем?

— Нет, никогда. Никогда.

— Через несколько лет после смерти Джона вы распространили
информацию, что видели его смеющимся в небесах. Как это было?

— Не знаю... Я просто чувствовала, что он — вокруг меня.
Я до сих пор это чувствую.

— Он когда-нибудь говорил с вами?

— Иногда говорит, но в основном это... такой тихий язык.
Но я слышу его.

КСТАТИ

Йоко Оно завершила очередной проект, посвященный памяти
покойного мужа. Серия из 4-х компакт-дисков, включающая около 100 неизвестных
широкой публике композиций, «The John Lennon Anthology» должна появиться
в музыкальных магазинах (и ясное дело, на лотках у не озабоченных приобретением
лицензий киевских торговцев аудиопродукцией) уже в ближайшее время. Большинство
записей — альтернативные версии из сольных альбомов Джона Леннона, начиная
с «Plastic Ono Band» и до «Double Fantasy». Для фанатичных битломанов,
кроме оригинальных вариантов хитов легендарного музыканта «Mothez», «Love»,
«Come Together», «Imaginе», безусловный интерес представят вошедшие в антологию
пародии Леннона на своих приятелей — Боби Дилана, Джорджа Харисона и даже
«Yestеrday» Пола Маккартни.

Подготовила Александра ЛОЗОВСКАЯ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ