Без своей собственной национальной аристократии, без такого меньшинства, которое была бы активное, сильное и авторитетное, чтобы организовать пассивное большинство нации внутри и тем защитить ее от всяких вражеских набегов извне, не может быть нации.
В'ячеслав Липинський, український політичний діяч, історик, теоретик українського консерватизму

Леся Украинка как интерпретатор Платона

Писательница заметила ряд важных моментов в его философской утопии
10 февраля, 2021 - 18:43

Некоторым название этой статьи может показаться странным. Какое отношение имеет Леся Украинка к одному из гигантов древнегреческой философии? В конце концов, Леся Украинка — не философ, а писательница. Что ей делать в философской сфере? Надо учитывать, что Леся Украинка прекрасно знала европейскую культуру. В том числе ее древние пласты. Она владела древнегреческим и латинским языками, читала произведения античных авторов в оригинале. Больший интерес она проявляла к Древнему Риму. Ряд ее драматических произведений написан на сюжеты, касающиеся древнеримской истории. И все же у нее есть произведения, где так или иначе используются древнегреческие мифы. Например, это касается драматической сцены «Ифигения в Тавриде» и поэзии «Орфеево чудо». Также в произведениях Леси Украинки звучит эхо Прометеева мифа. Неоднократно обращалась она и к творчеству Гомера, других древнегреческих авторов, в частности Геродота.

Не могла Леся Украинка обойти и фигуру Платона. Ему она уделяет немало внимания в своем литературоведческом произведении «Утопия в беллетристике». Он интересен для нее как создатель философской утопии.

Леся Украинка достаточно сдержанно говорит о художественно-литературном таланте Платона. Отмечает «сухость» его диалогов, отсутствие в них психологизма. «Создатель утопии философской Платон, — отмечает писательница, — не был по натуре своей беллетристом, хотя между учеными критиками розпросторено мнение, что он был «поэтом в душе». Леся Украинка не согласна (и вообще справедливо!) с этими «учеными критиками». Она утверждает, что в диалогах Платона «мы не видим ни художественной психологии, хотя бы такой примитивной, как в древних легендах, ни ярких чувств и пылкого чувства, как в пророческой публицистической поэзии. Темперамент ведущих диалог людей у Платона не проявляется никак, диалоги его совсем не похожи, например, на драматические диалоги великих греческих драматургов, а скорее напоминают записи академических дискуссий». Действительно, с этими соображениями нельзя не согласиться. Когда читаешь диалоги Платона, то бросается в глаза их определенная искусственность и «академизм».

Обращает внимание Леся Украинка и на одно из главных произведений Платона — «Государство». Она называет это произведение так, как оно звучит в оригинале — «Политейя».

В этом произведении Платон предлагал свой проект идеального государства. По его мнению, в нем должны сосуществовать три общественные сословия, каждое из которых соответствовало бы разумному, волевому и эмоциональному началам человеческой души.

Во главе государства должны стоять правители-философы, в которых бы преобладало разумное начало. Эти люди обязаны стремиться к истине, уметь подняться над переменной вещественностью мира, быть невозмутимыми. Философы должны осуществлять полноценное, разумное управление государством, избегая мелочности. Мыслитель писал: «Пока в государствах... философы не имеют царской власти или так называемые нынешние цари и правители не начнут уважительно и надлежащим образом относиться к философии и пока это не сольется в одно — государственная власть и философия, а тем многочисленным натуристым людям, которые порознь стремятся либо к власти, либо к философии, не будет перекрыта дорога, до тех пор... государству не будет покоя от зла, и... роду человеческому тоже».

Вторым общественным сословием в идеальном государстве Платона являются воины, у которых преобладает волевое начало. Их задача — защищать страну. Это важная функция, обеспечивающая существование государственного организма. Военное же дело трактуется как умение разумно воевать и благодаря уму побеждать врага. Поэтому воины являются приближенными к философам.

И философы, и воины не должны владеть собственностью, а также иметь семей.

Третьим, самым низким общественным сословием являются работники, в которых доминирует начало чувственное. Они существенно отличаются от философов и воинов. Для них главное в жизни — получать чувственные наслаждения. Поэтому их функция — обеспечить себя, а также правителей-философов и воинов едой, питьем и различными жизненными благами.

Как сочетание трех качеств (мудрости, мужества и умеренности) дает четвертую, высшую добродетель — справедливость, так и сочетание трех сословий в государстве дает справедливый общественный строй.

Леся Украинка считала, что эта утопия не соответствовала психологическим особенностям человека. «Нам вовсе не известно, — писала она, — как представлял себе Платон психологические причины и последствия того «идеального» общественного строя, который он описал в своей «Политейе» и в диалогах. Думал ли он, что индивидуум согласится без борьбы с таким строем, где всякое индивидуальное чувство будет принесено без колебания в жертву общественным интересам? Или он думал, что общество под руководством «правителей-философов» сможет так легко справляться с непокорными индивидуумами, что даже не стоит об этом говорить? Возможно, грек-республиканец, слишком спартанского типа (хотя Платон был Афинец, но имел симпатии спартанские) и мог бы сознательно пожертвовать своими личными чувствами для общественного блага, возможно, что те чувства и не были у него развиты так, как у современных нам людей, но чтобы он был не имел их — это невероятно...» Леся Украинка давала понять, что Платон не учитывает психологию людей. И именно это делает проект его идеального государства утопическим.

Писательница справедливо указывала (к сожалению, на это не очень обращали внимание исследователи), что, конструируя свой проект идеального государства, философ исходил из афинских реалий, творил «идеальные Афины». «Платон, — отмечает она, — описывает в своих утопических диалогах древние Афины такими, какими они никогда не были, приписывал им идеальные обычаи и законы, но описание его не имеет пластичности настоящей легенды; Платон ставит идеалом свой родной город Афины, но живой любви к родной стране мы как-то не слышим в этой идеализации».

Леся Украинка настаивает, что в философской утопии Платона «отсутствует человек», в ней «мы видим модель гражданского механизма, но не видим человека. Мы знаем, например, что там нет частной собственности, и поэтому нет ни бедных, ни богатых, но как это отражается на психическом состоянии тех идеальных граждан, мы этого совсем не видим, и показать это не входило, видимо, в намерения самого Платона».

Гениальный человек во всем гениален. Леся Украинка, рассматривая творчество Платона, дистанцировалась от «ученых критиков» и попыталась дать объективный и глубокий анализ взглядов Платона на идеальное государство. И этот анализ действительно заслуживает внимания. Писательница заметила ряд важных моментов в философской утопии Платона. Жаль, что на ее рассуждения, фактически, не обратили внимание, в т.ч. и наши «ученые критики».

Петр КРАЛЮК
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ