Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

Непривычный Степан Бандера

15 декабря, 2011 - 20:54

Казалось бы, о Бандере написано много. И в то же время мало. У нас так и нет научной биографии этого деятеля. До недавнего времени не было и его беллетристической биографии. Теперь, кажется, есть. Это роман Петра Кралюка «Сильні та одинокі», который вышел в киевском издательстве «Ярославів вал». Сначала его представили на Львовском книжном форуме, а совсем недавно — на книжной ярмарке «Медвин».

Упомянутое произведение — это как раз синтез научной биографии и художественного произведения. Насколько удачным оказался такой подход, будут судить читатели. Несколько необычными для художественного произведения являются многочисленные встречающиеся в тексте ссылки. Автор как будто боится, чтобы его не обвинили в искажении фактов. Есть в тексте различные дополнения, где Петр Кралюк говорит о феномене Степана Бандеры, об убийстве Бронислава Перацкого и о... Яреме Вишневецком.

Человек, который впервые возьмет книгу в руки, вероятно, спросит себя, какое отношение имеет Степан Бандера к Яреме Вишневецкому. Ведь первого многие воспринимают как Героя Украины, второго — как национального изменника. Однако не стоит забывать, что «Сильні та одинокі» — произведение художественное. Поэтому автор имеет право дать волю фантазии.

В романе внимание сосредоточено на трех эпизодах жизни главы ОУН — на следствии, когда его допрашивали по делу убийства Бронислава Перацкого, на заключении в польской тюрьме Святой Крест и на пребывании в немецком концлагере Заксенгаузен. Эти эпизоды можно считать экзистенциальными для Степана Бандеры, тут он находился между жизнью и смертью. Как раз через эти экзистенциальные эпизоды автор пытался представить жизнеописание главы ОУН. В то же время, упомянутые эпизоды поданы в форме диалогов — реальных, мнимых, внутренних. Первый — это реальный диалог между Степаном Бандерой и следователем Валигурским, которого автор считает потомком древнего украинского рода. Второй эпизод — мнимый разговор главы ОУН и Яремы Вишневецкого. Оказывается, они «встретились» в стенах монастыря Святой Крест, который в межвоенной Польше использовался в качестве тюрьмы. В свое время тут был похоронен Ярема Вишневецкий, а Степан Бандера, о чем уже говорилось, был тут узником. Наконец, третий эпизод — это внутренний диалог между Степаном Бандерой и Андреем Мельником. Эти два лидера враждующих отломков ОУН оказались во время Второй мировой войны в немецком лагере Заксенгаузен. Через эти эпизоды-диалоги автор пытается не только представить биографию Степана Бандеры, но и осмыслить ее в контексте как недавней, так и древней истории. В диалогах есть не только столкновение разных точек зрения, но и немало парадоксальности. Кому-то это понравится, кому-то — нет. Но это уже дело вкуса.

Немного особняком от этих трех эпизодов стоит четвертая часть романа. Это размышления-воспоминания убийцы Степана Бандеры Богдана Сташинского. Тут внимание сосредоточено на атентате на главу ОУН и на тех последствиях, которые он имел.

В целом, образ Степана Бандеры в романе «Сильні та одинокі» очень человечный. Перед нами предстает герой с недостатками, которые он стремится преодолеть. Он сильный, но и одинокий. Не берусь судить, насколько такой образ соответствует действительности. Однако, на мой взгляд, он привлекательнее, чем диаметрально противоположные образы «гранитного» героя или «подлого» предателя.

Алексей КОСТЮЧЕНКО, Острог
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments