Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Нужны ли зрителям подсказки?

В Национальной опере Украины состоялась премьера оперы Мирослава Скорика «Моисей»
31 января, 2006 - 20:07
БАЛЕТНЫЕ ФРАГМЕНТЫ ОЖИВЛЯЮТ СПЕКТАКЛЬ, ДЕЛАЮТ ЕГО ДИНАМИЧНЫМ И ЗРЕЛИЩНЫМ / ДИРИЖЕР-ПОСТАНОВЩИК ОПЕРЫ «МОИСЕЙ» ИВАН ГАМКАЛО МОИСЕЙ (СЕРГЕЙ МАГЕРА — НА ФОТО СПРАВА) НЕ СВОРАЧИВАЕТ С ПУТИ ДАЖЕ ТОГДА, КОГДА НЕ ВСЕ ВОСПРИНИМАЮТ ЕГО ПОСТУПКИ

«День» подробно рассказывал, как рождалась опера. Напомним, постановку осуществила энергичная команда: молодой режиссер Анатолий Соловьяненко в сотрудничестве с такими заслуженными мастерами, как дирижер Иван Гамкало, художник Мария Левитская, хормейстер Лев Венедиктов, балетмейстер Анико Рехвиашвили. Состав исполнителей тоже впечатляет — в него входят лучшие солисты театра. В спектакле также задействованы артисты хора «Детская опера» Подольского дома творчества (руководитель Наталия Нехотяева). Впрочем, о результате их совместной работы пока трудно говорить: ведь принято думать, что настоящей премьерой можно считать лишь третий-четвертый спектакль, так как первое представление не застраховано от досадных недоразумений. На подготовку спектакля у постановочной группы было не так уж много времени, и тем не менее, премьера прошла достойно.

Безусловно, сам факт постановки современной украинской оперы имеет огромный позитивный потенциал (несколько десятилетий в украинских театрах не ставились современные произведения наших композиторов, нет соответствующей исполнительской традиции). На этом фоне появление «Моисея» обнадеживает. Тем более, что сотрудничество с композитором (который одновременно является и режиссером-постановщиком спектакля, и автором либретто, написанным в соавторстве с Б.Стельмахом на сюжет поэмы И.Франко «Моисей») в процессе подготовки, безусловно, помогает быстро проникнуть в суть музыки. Однако особенности современного музыкального языка представляют для академических вокалистов определенную сложность, точно так же, как и сочетание библейского сюжета со стремлением сделать оперу актуальной, современной и привлекательной для широкой публики.

К достоинствам оперы можно отнести ее компактность (2 часа с антрактом) при смысловой емкости и философской глубине. Из-за предопределенной самой темой статичности и философской углубленности сюжета она лишена той выигрышной и эффектной зрелищности, которая привлекает зрителя и сама по себе обеспечивает 50% успеха. Библейская тематика изначально представляет определенную сложность для восприятия, т. к. лаконичная по форме, но в то же время содержательная опера не включает активного сценического действия. Эта специфика, по словам постановщиков, предусматривает традиционный подход к сценографии. И действительно, в режиссерском прочтении материала многие приемы были узнаваемы. Появление демона пустыни Азазеля сопровождалось красным освещением (правда, несколько неожиданно красный цвет вспыхнул и перед словами Иеговы); прогоняя Моисея, хор показывал руками направление… Параллель между сегодняшней Украиной и израильтянами времен Моисея очень актуальна. Моисей — легендарный вождь, олицетворяющий лучшие человеческие качества: веру, самоотверженность, патриотизм, мудрость. Проходит немало времени, прежде чем лидеру удается привести свой народ к национальному самоопределению и благополучию, при этом ему приходится пройти через множество испытаний... В оформлении сцены был задействован экран, который сопровождал некоторую часть спектакля синхронным видеорядом. Вначале на нем появляется изображение И. Франко — автора первоисточника, во втором действии — красочные кадры, иллюстрирующие драматические события истории Украинской державы. Это придает трактовке оперы публицистический характер, однако в то же время нарушает ее вневременное, глобальное звучание. Злободневность подчеркивало и цветовое решение: намеренно или нет, в одной из сцен, где два отрицательных персонажа (одетые в синее и красное) убеждают Моисея (в белом), возникает цветовая гамма российского флага — символично… Несмотря на историческую и географическую определенность действия оперы, непредубежденное зрительское впечатление не всегда соответствовало описываемой эпохе: вероятно, неспроста в костюмах персонажей появлялись мотивы, напоминающие славянские. Или, например, горы в стиле хай-тек тоже придавали всему зрелищу свежесть.

С целью придать спектаклю сценическую привлекательность постановочная группа попыталась сделать оперу еще более синтетическим, универсальным жанром, чем она изначально является: в нее вошли и видео, и балет. Балет всегда оживляет действие. Однако хореографические фрагменты в контексте всей оперы выглядели обособленно благодаря языческому колориту, самостоятельному тематизму, оригинальным костюмам (хор безучастно наблюдал за этим очаровательным языческим действом).

Что касается Моисея — этот вневременной образ близок украинскому слушателю по своему музыкально-интонационному решению: в нем проступают черты персонажей, олицетворяющих народ, его стремление к свободе и любовь к родине. Впрочем, Моисей — харизматичная, авторитетная личность, за которой, если оставить в стороне все нюансы, все-таки пошел народ, в конце концов, герой, который постоянно на сцене — здесь не слишком приковывает к себе внимание. Приходится рассчитывать на сознательность слушателя, который все равно должен понять замысел и принять сторону истины…

Скорик подтверждает свой титул признанного классика: его музыка для оперного театра имеет масштаб и драматический накал. В ней есть все, чему положено быть, и все это убеждает. Фрагменты, отмеченные экзотическим, восточным колоритом, органично сочетаются с узнаваемыми украинскими интонациями, (можно сказать, те смысловые акценты, которые применимы для любой эпохи и любой страны, Скорик, украинский композитор, подчеркивает именно их узнаваемостью) скерцозные эпизоды убеждают так же, как эффектные драматические кульминации. И языческое поклонение, и первобытную дикость, и лирику, и негу, и сарказм этот опытный и мудрый мастер воплощает талантливо и искусно.

ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Николай ЖУЛИНСКИЙ , академик НАНУ, директор Института литературы им. Т. Шевченко:

— Я восхищен музыкой Мирослава Скорика. Он написал величественное произведение. В опере «Моисей» композитор сумел передать главную идею — миссию национального пророка, который ценой собственной жизни служит своему народу, не сворачивая с пути даже тогда, когда не все воспринимают его поступки. Хоровые сцены оперы — прекрасны, и звучат они величаво. Мне понравились декорации М. Левитской. Скалами и горами, напоминающими лабиринты, она образно выразила длинный 40-летний путь скитания евреев. Моисей 40 лет водил народ по пустыне, но свое обращение к евреям сделал с горы, призывая их уйти из египетского рабства. А вот использование экрана в сценографии, по-моему, выглядит странно. Параллели с историей нашего народа, с Украиной зрители сами проведут, и такие подсказки не нужны. Символичность образа Моисея в поэме Ивана Франко именно в том и была, чтобы через классический мировой образ передать судьбу украинского народа. Кстати, Франко, когда находился в тяжелом физическом состоянии и буквально самостоятельно не мог перевернуть страницу, ездил вместе со своим младшим сыном Андреем по Галичине и читал эту поэму. Его голос был тих, но люди внимательно слушали, многие знали поэму, понимая, что Моисей — это символ. Франковская поэма призывала народ проснуться. Люди верили, что пройдут годы и Украина станет свободным государством, и наш народ будет великим. Эта идея точно передана композитором в опере. Она слышится в апофеозном звучании хора и величественном образе Моисея. Возможно, спектаклю недостает динамичности. На мой взгляд, балетные фрагменты, созданные Анико Рехвиашвили, делают спектакль более зрелищным, оживляя оперу. Хотя очень много статичных сцен, и тут режиссеру Анатолию Соловьяненко есть над чем подумать.

Юрий СТАНИШЕВСКИЙ , театровед, президент Украинской академии танца им. Сержа Лифаря:

— Замечательно, что Киевский оперный театр обратился к украинской опере, к творчеству выдающегося композитора современности Мирослава Скорика. Он является ярким представителем украинской академической школы, продолжает традиции своего учителя — легендарного Бориса Лятошинского. В опере «Моисей» Скорик соединяет национальные традиции вокала (ширококантиленного пения) с музыкой, интонациями и гармонией современности. «Моисей» — произведение специфическое. Оно скорее ораториальное, нежели оперное, но маэстро попытался сделать все возможное, чтобы действие спектакля развивалось: в сюжете был внутренний конфликт, острота эмоциональная — и, по-моему, поставленной задачи добился.

На премьере зрители увидели, как выступают молодые артисты. К творческим удачам можно отнести раскрытие образов Моисея (Сергей Магера), Авирона (Игорь Мокренко), Егошуа (Дмитрий Кузьмин). Этот факт говорит о том, что Национальная опера пытается органично соединять в своих спектаклях потенциал мастеров и перспективную молодежь, традиционные решения, находить новые подходы к постановкам.

Необычна сценография Марии Левитской — в поэме Франко «Моисей» действие происходит в пустыне, а в спектакле события развиваются в горах. Так увидела художница. Хотя во втором действии это оправдано, по сюжету Моисей в отчаянии уходит в горы. Например, во Львовской опере на сцене пустыня и артисты топчутся по ней, а у нас «горы» — многоярусные конструкции, хору есть возможность петь с разных сценических точек, и от этого голоса звучат лучше. А пиротехнический дым создает иллюзию тумана, в котором евреи ищут путь к свободе, мечтая добраться до земли обетованной... Я считаю, что Анатолия Соловьяненко можно поздравить с большой работой в качестве режиссера-постановщика оперы. Несмотря на молодость, он очень серьезно относится к делу (защитил диссертацию о творчестве Ирины Молостовой). В режиссерском плане ставить «Моисея» очень сложно. В опере мало действия, но все-таки динамика спектакля есть. Мне кажется интересным в оформлении оперы использование экранов, демонстрирующих кадры из истории Украины (в прологе и втором действии), которые соединяют разные эпохи. Хореография Анико Рехвиашвили делает постановку более динамичной. Балетмейстер использует выразительный танцевальный язык. Она ярко поставила танец для дуэта в сцене поклонения золотому тельцу (солисты — Татьяна Андреева и Владимир Иващенко). У Рехвиашвили своеобразный хореографический язык. Она использует пластику, которую можно сравнить с пластикой танцев Фокина, Баланчина.

Оркестр под управлением Ивана Гамкало (он дирижировал в первом действии) и автора (Скорик стал за дирижерский пульт во втором акте) — выше всяких похвал. Блестяще выступил хор под управлением Льва Венедиктова. Я считаю, что спектакль удался. Хорошо, что Министерство культуры и туризма решило организовать гастрольный тур Национальной оперы по Украине, приуроченный к юбилею И. Франко, поэтому как можно больше зрителей познакомятся с этой оперой.

Юрий ЗИЛЬБЕРМАН , музыковед, генеральный директор Международного конкурса им. В. Горовица:

— Мне спектакль понравился: изумительный хор, потрясающая музыка Мирослава Скорика, прекрасная драматическая и вокальная работа баса Сергея Магеры. Я прежде всего наслаждался музыкой, пением и мало обращал внимания на сценографию. Но должен признаться, что мне не понравился экран с демонстрацией хроники. Не нужно публике разжевывать. Параллели с нашей страной у зрителей все равно возникают. Текст франковской поэмы и либретто Богдана Стельмаха и Мирослава Скорика имеет философский смысл, а полифоническая музыка его только подчеркивает. Например, этот спектакль я собираюсь посмотреть еще несколько раз, т.к. вначале охватывается опера в целом, а постановка несет в себе массу интересных нюансов. Хочется вслушиваться в каждую ноту, слово...

Елена ЖУКОВА, специально для «Дня»,Татьяна ПОЛИЩУК, фото Бориса КОРПУСЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments