Воли украинского народа к самостоятельной жизни не погубят ни враждебные тюрьмы, ни ссылки, потому что Украина является недостижимым бастионом героев и борцов
Евгений Коновалец, украинский военно-политический деятель, организатор ОУН

О репертуарном театре

В дискуссии на актуальную тему прияли участие Алексей Кужельный, Михаил Резникович и Андрей Билоус
8 января, 2015 - 18:06
Алексей КУЖЕЛЬНЫЙ
Михаил РЕЗНИКОВИЧ
Андрей БИЛОУС

Эта тема назрела давно. Горячие головы новых «реформаторов»  предлагают  упразднить репертуарный театр, а их помещения превратить в прокатные площадки. Мол, есть шоу, различные перфомансы, эксперименты - зачем все остальное? Действительно, зачем? Об этом мы спросили участников импровизированного круглого стола, художественных руководителей трех столичных театров: Михаила Резниковича (Театр им. Леси Украинки), Алексея Кужельного (председатель Киевского отделения НСТД Украины  и мастерская  театрального искусства «Сузір'я») и Андрея Билоуса (Молодой театр). Дискуссия о том, есть ли в отрицании классического театра рациональное «зерно», и есть ли будущее у репертуарного театра? Что нужно сделать, чтобы театральное искусство в Украине развивалось и стало репрезентативным на мировом рынке.

О ТРАДИЦИЯХ И НОВЫХ ФОРМАХ

Алексей КУЖЕЛЬНЫЙ:

- Сейчас витают, может быть, разумные мысли о способах организации театрального дела, о новых формах, но неразумно уничтожить старое, вечное только лишь потому, что оно вечное. Репертуарный театр доказал право на свое существование и сосуществование с проектными или так называемыми «бродвейскими» театрами, в которых спектакль играют каждый день до тех пор, пока ходит зритель. Если у кого-то есть идея поставить «бродвейский» спектакль, и каждый день зал будет заполняться, я буду только рад.

Михаил РЕЗНИКОВИЧ:

- Этот вопрос затрагивает проблему взаимоотношений культуры и власти. Нужен ли власти репертуарный театр? Все театры имеют право на жизнь. Но почти столетний опыт репертуарного театра в Украине и России доказал свою жизнеспособность. Он необходим, прежде всего, для воспитания следующих поколений. Можно проследить этот процесс на примере Театра им.И. Франко. Более 25 лет руководителем был Гнат Петрович Юра. За это время в театре сформировалась блистательная труппа. Там были великие артисты: Куманченко, Гашинский, Милютенко… 24 года театром руководил Сергей Владимирович Данченко, также воспитавший поколение артистов, сегодня они уже мастера: Хостикоев, Бенюк, Смородина, Дорошенко, Сумская...

Мы не должны быть «иванами, не помнящими родства». Мы должны отдавать себе отчет в том, что живая традиция репертуарного театра дала всходы, которые составляют основу театра сегодня. Кстати, за рубежом это понимают. Лев Додин в одной из последних статей приводит цитату известного шведского драматурга Маргареты Гарпе: «Постоянные труппы – это такая прелесть, такая радость. У нас в городском театре 120 актеров, из них половину сокращают. Говорят, не нужен репертуарный театр с постоянной труппой в Европе. Значит, искусство умирает». Это серьезно. А те, кто «задрав штаны, бегут за комсомолом» - это несерьезно.

Андрей БИЛОУС:

- Репертуарный театр – лучшая модель для существования художественного театра, доказавшая право на жизнь своим существованием, высоким уровнем спектаклей. Мне даже странно слышать, что у нас, в Украине, на постсоветском пространстве, может быть другой принцип. Могут ли быть какие-то проекты? Да, но пусть они докажут, что являются конкурентоспособными, что имеют художественную ценность, имеют право соревноваться со спектаклями репертуарных театров.

Мы уже разрушили кинематографию 20 лет назад и теперь, по сути, не имеем национального кинематографа. Если бы у нас не было государственной поддержки, на сегодняшний день мы потеряли бы и театр. Мы сохранили коллективы, традиции, профессиональный уровень лишь благодаря тому, что государство, пусть минимально – пусть только зарплатами, но поддерживало театры. Без государственной поддержки, художественного театра быть не может.  Я часто слышал, особенно от молодых режиссеров, что все это нужно забыть и разломать, что это - тонущий корабль. А что они могут предложить взамен?

НУЖЕН ЛИ ВЛАСТИ ТЕАТР?

Алексей КУЖЕЛЬНЫЙ:

- Власть не должна решать, каким театр может быть. Власть, как я понимаю, должна обеспечить гражданам страны возможность получать удовольствие от искусства. Я встречался с социологами. Есть такие понятия – социальный капитал, горизонталь власти и т.д. В областях появились международные фестивали, вокруг этого собирается общественность. И тот, кто дает деньги, понимает, что общественность будет его уважать за то, что он понимает интересы общественности.

Власть говорит: надо поднять с колен малый бизнес и дать им налоговые каникулы. А что, театрам не нужны налоговые каникулы, чтобы в этой ситуации дать возможность людям по прежним ценам ходить в театр? Цены разные, у вас – 150-200 гривен. Это приличная часть заработной платы. Но почему-то люди готовы платить эти деньги, что-то же их заставляет.

Инициатива по ликвидации репертуарных театров исходит от людей, желающих заработать на новых формах театра. Зарабатывайте, на здоровье, только при чем здесь то, что себя утвердило, завоевало популярность, что доказало свою значимость многократно.

То, что нам нужны разные формы хозяйствования театра, - безусловно. И еще – нужно перестать финансировать театры по штатному расписанию. Как рассчитать, сколько денег мы должны получать? Очень просто: высчитать реальную стоимость билетов и доплачивать театру ту часть, которую не может платить зритель.

И еще: разве мы хозяева помещений, в которых трудимся? Нет. А это в большинстве случаев памятники архитектуры. Разве не собственники должны их содержать? На практике же мы делаем это за свой счет. В Русской драме сделали Сцену под крышей. Разве на это деньги выделяли? Нет. Мы сами решаем проблему граждан Украины – как им посещать театры. У вас три сцены и у нас в «Сузір‘є»три. А ведь государство должно заниматься решением именно этой проблемы, а не решать, какие формы театра устраивать.

Михаил РЕЗНИКОВИЧ:

- Странно, что так бурно выступали против репертуарных театров люди, которые достаточно мало сделали. Если режиссер может поставить несколько спектаклей, которые пройдут сто, двести или триста раз, это вызывает уважение. Если нет, может быть другая форма – эксперимент и малая сцена на 60 человек. Но тогда не надо «замахиваться». Например, Влад Троицкий заявил, что в культуре все нужно начинать с чистого листа. Это странно. У нас в театре есть уникальный спектакль, который идет 48 лет и до сих пор собирает аншлаг - «Насмешливое мое счастье». А при другой форме существования театров его бы не было. Не возник бы и спектакль Сергея Данченко «Тевье-Тевель», в котором Богдан Ступка играл 20 лет, «Украденное счастье»…

Приведу слова Додина, он  говорит, что прагматическая Америка в обучении актерского мастерства дошла до того, что там сегодня 70% бесплатного образования, и, возможно, будет 100%. У нас же все наоборот: мы увеличиваем количество контрактников. Но иногда за деньги приходят учиться люди, не могущие стать профессионалами.

ОСТАВИТЬ ИЛИ УПРАЗДНИТЬ ЗВАНИЯ

Алексей КУЖЕЛЬНЫЙ:

- Все очень просто: всякая диктатура, тоталитаризм начинаются с «чистого листа». Это опасно. Долг власти - различать, где мы идем демократическим путем, где изучается мировой опыт, а где нужно и «свого не цуратися». Как только кто-то говорит: это отменить, это запретить, - я узнаю чудесный голос: «Сам не жил, но помню это». И эта память всего, что было с народом. Никуда не девается. Как только возникают диктаторские интонации – это сигнал опасности.

Михаил РЕЗНИКОВИЧ:

- Я не за то, чтобы оставить звания. Может быть, и надо их убрать. Но прежде надо хорошо подумать. Потому, что упразднить их в национальных театрах – это одно, в областных театрах – это уже проблема. Там доплата за звание позволяет актеру выживать. В Киеве, может быть, без званий можно обойтись, а в Виннице, Кировограде и так далее - нет. Уберите звания и добавьте 20% зарплаты.

Алексей КУЖЕЛЬНЫЙ:

- Но ведь дело не только в деньгах. На что ориентироваться зрителю, идущему в театр? На рекламу, которой у нас нет? Или на телеэкран, где пропагандируют исключительно московский продукт? Это система ориентации для зрителей, система понимания художественных ценностей.

ЗРИТЕЛЬ И ТЕАТР

Андрей БИЛОУС:

- В Молодом театре в прошлом году режиссер из Лондона, работающая по системе проектного театра, ставила спектакль. Оказалось, для нашего зрителя не все то хорошо, что хорошо для Запада. Ответ должен дать зритель. Все равно в Киеве появляются какие-то проекты. Если их станет больше, и они станут мощными, к ним пойдет финансирование, они захватят зрительский рынок, - вот тогда мы останемся не у дел.

Михаил РЕЗНИКОВИЧ:

- Судя по ситуации, в которой оказалась культура в последние полгода, и по тому, что делается, мне импонирует позиция екс-министра культуры Евгения Нищука, который выложил свою программу и начал делать. Главное, сохранить все живое, что есть.

Алексей КУЖЕЛЬНЫЙ:

- Сегодня стоит вопрос чрезвычайной важности, глобальный: культура и народ, культура и государство, культура и личность - как соединить все это? Это не менее важная задача, чем накормить людей хлебом. Мы знаем, чего стоит духовный хлеб, о котором сказал Скороворода: «Копай криницю у своєму городі, вона зросить і сусідню оселю». Уровень разговора о культуре вообще, а не о каких-то «бантиках». Без мощного развития культуры в стране ничего не получится…

Если какие-то новые «реформаторы» хотят начать с того, чтобы уничтожить, то нечего им советовать. У этих людей нет будущего. Если же они хотят сделать что-то хорошее, нужно проникаться проблемами, понимать тех, кто ходит в театр. Многих людей, принимающих решения я в театре никогда не видел. Хотелось бы, чтобы они понимали ответственность за каждый шаг в области культуры, которая, кстати, стала почвой для Революции Достоинства. Она родилась из вопросов культуры, а не из денег! Не из-за денег люди вышли на Майдан!

Андрей БИЛОУС:

- Мне кажется, нужно проводить театральную реформу. Но главное – не навредить. Лучше хорошо подумать и провести десять круглых столов, обсудить эти вопросы, чем бездумно, одним росчерком пера все разрушить.

Михаил РЕЗНИКОВИЧ:

- За 23 года Независимости я работал с шестнадцатью министрами культуры! Человека назначают на высокий пост, а через полгода снимают. Он не успевает ни проникнуться, ни что-либо осуществить…

Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ