Наши родители были на полуслове оборванным поколениям. Весь этот ком несказанного и навранного сверху, накопившись за века, теперь криком кричит. Стране нужны писатели для психологической санации.
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, эссеистика

Обыденное словно ритуал

15 апреля, 1999 - 00:00

В Союзе художников Украины состоялась выставка живописца Анатолия Лымарева, посвященная его 70-летию. Живопись А. Лымарева, ради которой стоило бы создать постоянную музейную экспозицию, появилась перед зрителями на девять дней, чтобы снова кануть в невидимое... На выставке не было ни каталога, ни афиш, ни «официальных представителей». Пришли те, кто помнит, любит и знает. Работы художника, простояв в хранилище более десяти лет, тихо вошли в залы Союза, чтобы увидели мы, что нет старения у «настоящего».

Живопись Лымарева обжигающе искренна. Художник подходил к натуре не со скальпелем ремесленного аналитизма и не с желанием найти иллюстрацию к литературной цитате. Он принимал ее целостно, без исключений и наслаждался каждой частностью — робкими бутонами, отяжелевшей от цвета ветвью, искрящимся соком сливы. Дым от печи, пронзенные солнцем банки, золотом слепящие тазы — самое обыденное здесь становится ритуальным. Но без котурнов, без пафоса. Красные коровы огненной рекою текут по степи, но не к жертвенному алтарю, а к человеку. Сельские огороды, где каждый ком земли хранит касания рук, где энергия природы-человека прорастает ярчайшей бирюзой и зеленью. Не случайно Анатолия Лымарева художники называют украинским Ван Гогом — за интенсивность чувства, исповедальность творчества. К его произведениям применимо и восточное определение «живопись сердца». Он был буквально поглощен творчеством — от создания огромного количества натурных этюдов, рисунков до безостановочного процесса работы над картиной.

Друзья вспоминают, что все живописные произведения А. Лымарев считал неоконченными: картина живет в мастерской, и спустя годы мастер вдруг возвращается к ней, дописывает — и так до бесконечности. «Работу нужно взбодрить», — говорил художник. Многие картины на выставке датированы 1985 годом — подведенный итог или прерванный процесс? «На пасеке» (1977—1985), «Танец в облаках» (1980—1985), «Упавший ангел» (1983—1985) — каждая из них как программа, как веха на пути, как всеобъемлющий символ мироощущения в конкретной точке судьбы.

По манере письма Анатолия Лымарева можно составить атлас современных живописных техник. Каждый кусочек особый: если вычленить его из композиции и увеличить, получится самодостаточная абстрактная картина.

Анатолий Лымарев, безусловно, реалист. Кажется даже странным, что первая (!) его персональная выставка состоялась посмертно, в 1988 году. Почему? Ведь герои лымаревских картин — плоть от плоти украинской земли? Да потому, наверное, что рядом с его сгущенным, пульсирующим миром все другие «реализмы» это только жидкая кашица или картонный театр.

Какая следующая дата позволит нам видеть его работы? Неужели только два человека — жена и дочь — ответственны за это достояние, за сохранение коллекции? Да, десять работ художника вошли в фонды Национального художественного музея. Но то, что представлялось в трех залах Союза художников, не принадлежит музею и не может попасть в его переполненные хранилища.

Вот уж поистине богатство не для нашей нищеты. «Не можем позволить» иметь музей одного художника или ушедшего круга художников: Г. Гавриленко, М. Грицюка, В. Ламаха, А. Лымарева. Можно только представить, будь у нас такой музей, как выросло бы представление об Украине в нас самих, в наших детях. Это вам не «имидж», суетливо создаваемый в «мировом контексте» протухшим соцреализмом и коммерческим «авангардом».

Ольга ЛАГУТЕНКО
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ