Перейти к основному содержанию
На сайті проводяться технічні роботи. Вибачте за незручності.

Однажды под Старобельском

В прокат вышло «Дикое поле» — экранизация знаменитого романа Сергея Жадана «Ворошиловград»
12 ноября, 19:05

Премьера сопровождалась максимально возможной оглаской — это все-таки Жадан и его «Ворошиловград» («книга десятилетия» — по версии ВВС). Пришел даже премьер-министр В.Гройсман.

В киноиндустрии рекламная кампания — дело почти такое же важное, как собственно съемки, тем более когда речь идет не о фестивальном, а о жанровом кино — а «Дикое поле» с самого начала продвигали именно как жанровую работу. На афишах указан «приключенческий экшен», от слова action, то есть действие — в Голливуде action movie называют картины, как раз насыщенные действием и приключениями. Итак, авторы «Дикого поля» взяли острый сюжет за основу, что подтверждается и названием. Дикое Поле — это исторические земли украинского Юга и Востока, наш аналог американского Дикого Запада. Иначе говоря, с таким названием предполагаются ковбои, индианцы, продажные и честные шерифы, алчные злодеи и свободолюбивые красавицы.

Мотив вестерна у Жадана есть, но он держит внешнюю фабулу, так сказать, экзоскелет текста. Не менее важны там внутренние метаморфозы героя. Герман не просто взрослеет — он, будучи циничным «независимым экспертом» из большого города, проходит особый метафизический путь, двигается по тому «небесному Ворошиловграду», сущность которого уловить до конца не удается никому.

Передать образные и смысловые глубины романа, вероятно, было бы  возможно  — но при ином уровне продюсерства и режиссуры. Авторы прибегнули к более простым, но более надежным средствам.

Итак, спокойная жизнь Германа (Олег Москаленко) прерывается после того, как Коча (Владимир Ямненко) по телефону сообщает, что старший брат Германа Юрий уехал за границу и не известно, когда вернется, поэтому младшему переходит сомнительное наследство — старая автозаправка посреди кукурузных полей где-то под Старобельском. Приехав на место, Герман обнаруживает рейдеров, которые истязают того же Кочу. К счастью, на помощь на красной советской «Волге» приезжает былинный богатырь Травма (Георгий Поволоцкий).

ФОТО ИЗ ФЕЙСБУК-СТРАНИЦЫ ФИЛЬМА «ДИКОЕ ПОЛЕ»

С первых кадров понятно, что «Дикое поле» является попыткой создать воспитательный роман с элементами криминальной драмы. Инфантильный протагонист приезжает из столицы в опасные прерии и там взрослеет, проходя испытания, обретая друзей и вместе с ними защищая не так собственность, как определенные ценности. Кредо героев, как и лозунг фильма — «защищай свое». Даже если это старая ржавая заправка.

Превратить настолько многослойный роман в жанровый аттракцион было по определению рискованной затеей, поскольку, сознательно или нет, зрители будут сравнивать книгу с фильмом, и не в интересах последнего. Тем не менее, Лодыгину и сценаристу, ведущему украинскому драматургу Наталии Ворожбит удалась достаточно увлекательная и стремительная фабула, а также естественные и местами действительно остроумные диалоги, с уместной (что важно!) обсценной лексикой.

Такой сюжет требует соответствующих актеров. Тут одна из самых больших неудач — робота Олега Москаленко. Очевидно, режиссер так и не определился до конца, кого ему играть: то ли стремительно мужающего ковбоя, то ли героя-любовника, то ли степного упрямца. В итоге Герман один и тот же, несмотря на обстоятельства, его реакции пассивны, он идет за событиями, а не определяет их.

Ситуацию спасает ансамбль. В конце концов, фильм называется не «Герман», а «Дикое поле», он о коллективном усилии и общем противостоянии. Травма-Поволоцкий, Коча-Ямненко, Пастор-Юрий Горбунов как и положено колоритны, точны интонационно, характеры хорошо «сидят» на них. Отдельно надо сказать о звезде Dakh Daughters Руслану Хазипову в роли бухгалтерши Оли: для нее это дебют на экране и дебют блестящий: когда нужно — резкая и решительная, когда нужно — смешная, когда нужно — впечатлительная. В целом, за некоторыми исключениями, актерский состав работает здесь именно кинематографически, обходится без искусственной театральности, которая остается настоящей бедой для нашего кино.

Что же касается операторской работы Сергея Михальчука, то по визуальному решению «Дикое поле» выглядит как типичное криминальное кино постсоветских нулевых: с выразительными на журнальный манер крупными планами, живописными панорамами местности, вычищенными цветами. Возможно, так сейчас и не снимают; но в рамках той жанровой задачи, которую перед собой ставили Лодыгин и Михальчук, это все же выглядит более-менее оправданно.

Слабых мест на самом деле здесь достаточно. Абсолютно лишняя любовная линия с младшей героиней — Катей. Закадровые рефлексии Германа, которые исчезают без каких-либо обоснований посредине фильма. Сцена галлюцинаций Германа с привидениями кочевников — к чему она вообще? Есть за что критиковать, есть.

Но Лодыгин достаточно выразительно рассказал о главном: даже в Диком поле можно защитить свое. Какие бы чудовища ни пытались это свое отобрать.

Очень нужная для нас история.

«НАМ БЫЛО ОЧЕНЬ ЛЕГКО СНИМАТЬ ЭТО КИНО»

После премьеры съемочная группа фильма встретилась с прессой.

— Ярослав, фильм и роман — принципиально отличные типы рассказа. О чем «Дикое поле»?

Ярослав ЛОДЫГИН: — В книге у писателя есть возможность поднять много тем, много идей. В кино такой возможности нет, поэтому должны концентрироваться на  одной-двух основных идеях. Конечно, это не единственная тема, но самая главная: защита этой вроде бы и никому не нужной ржавой заправки, которая для меня немножко символизирует нашу страну. Там крутые люди, там твои друзья, там твоя настоящая любовь. И когда кто-то пересекает красную черту и на твое говорит, что это больше не твое, то что делать и как действовать? Для меня история об этом.

— Сергей, в фильме у вас коротенькая, но достаточно выразительная роль. Как вам работалось над ней?

Сергей ЖАДАН: — Это три лучших секунды моей жизни. Я ролью доволен. Долго старались, долго работали, мне режиссер дал какие-то наводки, сказал подучить текст. Текст состоит из одного слова. Я учил  его с разными интонациями, не буду сейчас озвучивать, чтобы не сорвать пресс-конференцию, но слово очень колоритное, и сниматься на самом деле было очень интересно. Работать с такими актерами на одной площадке — большая честь.

— Ярослав, если говорить о таких словах, то была ли у вас мысль избежать нецензурный выражений? Ведь чтение — это один жанр, читатель может выбрать, читать или нет ту или иную книгу, а кино — это все же публичное зрелище.

Я.Л.: — Такой мысли не было. Мне нравится, как звучит мат на большом экране, когда он включен в диалог, написанный классиком украинской литературы Сергеем Жаданом. И что касается выбора: в книгах не всегда пишут, что там есть нецензурная лексика, а в фильмах всегда предупреждают об этом. У нас рейтинг 16+, и у зрителя будет выбор  — смотреть или нет. Но мне кажется, что это худшая из причин не смотреть «Дикое поле» и продолжать жить в той реальности, в которой с экрана не могут звучать матерные слова. Короче, я за матерные слова в кино, если они оправданы характером, ситуацией, миром, который мы создаем.

С.Ж.: — Добавлю еще от себя. Мне кажется, что мы живем в такой причудливой стране, где предостережение «16+» — это скорее позитивная реклама, которая добавит нам зрителей.

— Сергей, влияли ли вы на отбор актеров?

С.Ж.: — Мне кажется, Ярослав довольно точно подбирал актеров, так, чтобы никакого желания не возникало что-то отрицать. Кроме того, это было бы непрофессионально — сценаристу вмешиваться в работу режиссера. Предыдущий опыт работы с режиссерами театра научил меня, что лучше этого не делать.  Но я не лукавлю, когда говорю, что его выбор мне очень нравится. Мне кажется, что это идеальное попадание по всем позициям.

— В одном из эпизодов Герман встречается с главным злодеем в вагоне. Откуда вы взяли поезд? Договорились с «Укрзалізницею»?

Я.Л.: — Вот в чем пророчество Сергея? Если помните, в «Ворошиловграде» был такой странный поезд, который ниоткуда появляется и отправляется в никуда. И когда я читал роман в 2013-м, казалось, что это какая-то фантасмагория. Но сейчас в Старобельском районе есть такая железная дорога, один конец которой упирается в российскую границу, а второй — в оккупированную территорию. И он ездит между селами и Старобельском. Два вагона. Нужно понимать, что Старобельск сегодня — это остров, отрезанный от Украины, за блок-постами, без нормального сообщения, с дорогами, которые поездку туда превращают в ужас. Эти люди живут на острове. И мне очень жаль, что мы сегодня не презентуем фильм в Старобельске. Я обещал горожанам его показать, мы все сделаем для этого, просто факт является фактом: в большинстве украинских городов величиной со Старобельск кинотеатров нет. Будем что-то придумывать. А поезд — да, настоящий.

— Что было трудно терять при адаптации романа?

С.Ж.: — Этот сценарий написала Наталья Ворожбит, и мне кажется, она спасла нашу многолетнюю работу. Трудно было отказаться от сцены футбольного матча. Но там столько материалов, что можно снимать продолжение. Какое-нибудь «Дикое поле-2: Первая кровь».

— Выходит, вы относительно многих сцен спорили с режиссером?

С.Ж.: — Такие сцены есть, мы спорили и их выбросили. Но, может, Ярослав сделает режиссерскую версию.

Я.Л.: — Такая версия существует. Если фильм людям понравится, то я ее выпущу. Например, Михаил Кабанов играл Болика, замечательная роль, но я вынужден был ее сократить, как и еще нескольких персонажей. Надеюсь, что в расширенной версии вы увидите эпизоды, которые мы даже уже на монтаже убрали, чтобы выиграл общий темп, общая динамика фильма.

— А кто здесь для вас главный герой?

С.Ж.: — Бесспорно, Герман, но без так называемых второстепенных героев он очень теряет. Там как раз идея солидарности, компании. Актеры, мне кажется, друг друга очень усиливают. При всем уважении к Олегу все же думаю, что главных героев там несколько.

Я.Л.: — Это вышел такой себе бадди-муви (англ. buddy movie, «приятельский фильм» — поджанр, в котором центральное место занимает дружба между мужчинами), погружение в странный мир штундов, контрабандистов, фермеров, которых бы мы и не увидели, если бы не такой проводник, как Герман и не второй проводник, как Пастор, который заводит даже туда, куда бы Герман не зашел никогда.

— Сергей, планируются ли последующие экранизации ваших произведений?

С.Ж.: — Да, есть идея делать кино по роману «Интернат». Надеюсь, нам все удастся.

Delimiter 468x90 ad place

Подписывайтесь на свежие новости:

Газета "День"
читать