Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Первая любовь на всю жизнь Ольги Кусенко

В Доме актера прошел вечер, посвященный 80-летию прославленного мастера украинской сцены
16 ноября, 1999 - 00:00

Профессиональная жизнь будущей великой театральной актрисы началась с... кино. Ее дипломной работой стала роль польской девушки Мани в фильме «Семья Януш». Дебютантке прочили блестящее будущее. Ею заинтересовался Александр Довженко, вызвав на пробы к 12.00 22 июня 1941 года. Вместо съемок Ольга уходит в армию. Вначале как медсестра, а затем откомандировывается артисткой во фронтовой Дом Красной Армии Сталинградского фронта. Выступала на передовой, провела более 450 концертов. Ее образ той поры остался в стихотворении Платона Воронько «Юність артистки», написанном как посвящение Кусенко.

С 1944 года начинается новая и самая длинная глава в ее творческой биографии. С Киевским украинским драматическим театром им. И. Франко связаны 53 года жизни. «Это была первая любовь на всю жизнь», — признавалась впоследствии актриса. Первые два года она вводилась в репертуар как дублерша, не отказываясь даже от самых маленьких ролей. Играла в спектаклях «Хрещатий яр», «Платон Кречет», «Багато галасу даремно», «Приїздіть у Дзвонкове», «Сто тисяч». И — ожидала своей роли. Этот день наступил, когда режиссер Константин Хохлов приступил к репетициям пьесы «Вишневий сад». На доске объявлений она увидела свою фамилию — ей поручили роль Вари. Тогда Чехова на франковской сцене ставили впервые. В спектакле были заняты Наталья Ужвий, Виктор Добровольский, Дмитрий Милютенко, Полина Нятко, Евгений Пономаренко. Премьера состоялась 15 марта 1946 года. Рецензенты высоко оценили постановку, отметив серьезность трактовки образа Вари, верность авторской интонации и талант Ольги Кусенко.

В архиве театра сохранились многочисленные письма ее поклонников: «Ваш сценічний хист не схожий на хист інших, він своєрідний, індивідуальний, напрочуд гармонійно виявляє ваші особисті внутрішні й зовнішні дані... Після ролі Василини Ковшик («Калиновий гай») ви зробили надзвичайний рух вперед. Які щирі, чисті, полум'яні й привабливі образи Ольги в «Макарі Діброві» і Марисі в «Мартині Борулі»! Це дійсно типові риси української жінки — трохи уперта, лукава, завзята, темпераментна, іноді стримана».

Современные роли актрисы 50—60-х годов можно назвать бесконечными вариациями на тему Василины Ковшик: Наташа («Дніпрові зорі»), Галя («Не називаючи прізвищ»). Но даже в них Ольга Яковлевна старалась не эксплуатировать ранее найденные детали. Очень колоритной получилась Одарка из комедии Алексея Колимийца «Фараони».

Этапным не только в ее творческой биографии, но и театра в целом стал спектакль «Свіччине весілля», поставленный Гнатом Юрой, в котором она сыграла Меланку. С драматургией Ивана Кочерги актриса встречалась неоднократно. Среди удач были постановки «Пророка» (Мария Кржисевич) и «Ярослав Мудрий» (Ингигерда). На франковской сцене актриса вместе со своими героинями побывала не только в древнем Киеве, но и в далекой Трое и Фивах — «Кассандра» (Андромаха), «Антігона» (Эвридика). Спектакли, поставленные по классическим произведениям «Мартин Боруля», «Лиха доля», «Украдене щастя», «Циганка Аза», «Старик», «Гаряче серце», «Багато галасу даремно», «Король Лір», — это всегда экзамен, и каждый раз актриса его сдавала на отлично.

В любом театре существует соперничество, а то и, чего там греха таить, зависть. Зачастую распределение ролей делает коллег непримиримыми врагами. За почти четверть века возникали разные ситуации, но ни разу двух закадычных подружек Марину Кропивницкую и Ольгу Кусенко никто не сумел поссорить. Их назначали дублершами. А они поддерживали друг друга не только в творчестве, но и в жизни, были самыми строгими критиками друг друга.

«Ее смерть стала для меня шоком! — с горечью вспоминает Марина Герасименко. — В последние годы Ольга Яковлевна выходила на сцену нечасто. Жила одна, и компанию ей составляли лишь две кошки. Когда мы вошли в ее квартиру, то нашли уже бездыханной, лежащей на кровати. Остановилось сердце. Она тяжело перенесла развод с мужем Юрием Тимошенко. Заглушала боль работой. Более деятельного человека трудно было найти. Всегда улыбчивая, первая откликалась, если кто-нибудь нуждался в помощи. Часто приглашала к себе в гости. Очень щедрая и хлебосольная хозяйка. Мне запомнился необычный дизайн ее квартиры. В прихожей — причудливой формы люстра, сделанная из баночек, колбочек и бутылочек. В гостиной одна стена была завешена фотографиями. Особенно выделялся портрет Ольги Яковлевны в красном пальто, выполненный Александром Шовкуненко. Масса собственноручно связанных салфеток, диковинных сувениров, привезенных из разных поездок. Огромная библиотека. Но самое любимое место встреч — кухня. Там находилась коллекция расписных разделочных досок. И кругом все блестело, ни одной соринки.

Мы вместе играли в нескольких спектаклях. Запомнился «Голосіївський ліс» по драме Вадима Собко. Это история о непростой доле Софии Грушко. О женщине, удочерившей трех девочек, о ее силе духа. Я, Плотникова и Лотоцкая играли дочек. Партнершей Кусенко была замечательной. Она была из тех художников, которые умели перевоплощаться, практически не прибегая к гриму. Если наступала хандра, то шла в сквер перед нашим театром. Постоит возле деревьев — и вновь готова к работе. На нее всегда оглядывались. Высокая, статная, красивая — внешне дама, а по характеру девчонка-сорванец. Умела свистеть, как настоящий мальчишка. Любила пошутить. Есть у актеров игра. Стоит одному сказать: «Хопс», и его визави должен подпрыгнуть. Она сама рассказывала, как на спектакле подначивала Полину Нятко. Каждая не хотела проиграть и не уступали одна другой».

«Семь лет в нашем театре шел спектакль «Моя професія — синьйор з вищого світу», и каждый раз аншлаг, — вспоминает Богдан Бенюк. — Казалось бы, все тысячу раз сыграно, но перед каждым выходом на сцену Ольга Яковлевна, волновалась будто на премьере. Однажды, после гастролей в Житомире, у меня возникли серьезные неприятности. А все потому, что я имел неосторожность прокомментировать афишу областного театра: «Какой дурак будет несколько раз смотреть «Возрождение» или «Малую землю»?» Доброхоты тут же на меня написали гневное письмо, назвав антисоветчиком. Дело закрыли благодаря вмешательству Кусенко. Она за меня поручилась, а отказать народному депутату «слуги народа» не смогли. Я неоднократно наблюдал, как встречали ее зрители на творческих вечерах. Мне кажется, что ее Бог отметил: красивая, обаятельная и очень талантливая. Все, кто хоть однажды с ней пообщался, не могли забыть эту замечательную женщину и актрису».

Татьяна ПОЛИЩУК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments