Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

«Поплавок» таланта

Чем запомнился нынешний Амстердамский театральный фестиваль, и чему нам стоит поучиться у его организаторов
13 октября, 2015 - 10:03
СПЕКТАКЛЬ HORROR («УЖАС») ЯКОПА АЛБОМА — ГЕНИАЛЬНЫЙ СЦЕНИЧЕСКИЙ УЖАСТИК / ФОТО С САЙТА TF.NL/JURYSELECTIE

Когда в Голландии мне рассказали о новейшем архитектурном изобретении — доме- поплавке, первый этаж которого не страдает во время прилива, потому что весь дом поднимается вместе с водой, мне вспомнились старинные гравюры с землей, которая плывет по океану на трех китах. А тогда привиделись нефтяные, буровые и научная статья о выращивании водорослей, в которых содержится большое количество нефти. Капканы цен, тарифов, лимитов запугали так, что кажется, о чем бы ни шла речь, в центр выпираются энергоносители. На диване перед телевизором это было бы понятно, а вот в роскоши Амстердамского театрального фестиваля даже как-то неудобно. Этот ежегодный театральный форум демонстрирует лучшие профессиональные работы нидерландских театров и поисковые работы коллег из-за границы, исполненные великой и созидательной энергией творчества.

В основной программе этого года было 14 спектаклей, в фриндж-фестивале — 75 в основном молодежных экспериментальных работ, которые блестяще убеждают в животворной силе искусства театра, который вечно будет на плаву, вполне возможно, и в роли одного из тех самых трех китов.

В официальной части форума был представлен спектакль «Ангелы в Америке» Маркуса Аззини. Многие помнят Бродвейский мюзикл, по которому Майк Николс поставил художественный фильм с прекрасными Аль Пачино и Мерил Стрип в главных ролях. Два человека в тюремной камере то ли исповедуются друг перед другом, то ли находят друг в друге себя. Далеко не ангелы в прошлом, они вместе как будто избавляются от своего психического косоглазия. Один из героев гей, и это обстоятельство в различных воплощениях этой истории обыгрываются с максимально возможным добродушным юмором.

 Режиссер Маркус Аззини акцентирует любовь не как радость слияния духовного и физического, а как талант понимания, более высокого, чем секс и чем любые другие удовольствия, когда Божье благословение влетает в наши дома, разбивая оконное стекло и металлические решетки.

 Предложенный к показу в основной программе спектакль Horror («Ужас») Якопа Албома — гениальный сценический ужастик. В заброшенный замок молодая дама приводит двоих своих друзей на вечеринку, сюда же через некоторое время попадают еще в свадебных нарядах жених с невестой.

 Призраки замка — родители двух сестер — разыгрывают сцены жестоких наказаний девушек в детстве, которые доводят их до попыток самоубийства, побегов, желания кровавой мести. Собственно, борьба со страхами, комплексами, жестокостью позволяет сестрам вернуться к самим себе и друг к другу.

 Призрак отрубает руку жениху, и она начинает гоняться по сцене за обидчиком. Парень, после удара привидения, головой разбивает экран телевизор, и телевизор поглощает его всего, диван так мягко принимает гостя, что тот тонет в нем; девушка ложится в ванну, перерезает себе вены и четыре двойника садиста-отца выходят из-под ее тела, утопающего в крови, сухими и улыбающимися. Словом картинки из бардака в царстве небесном и беспорядке земном. Ангелы-упыри, души из крови, совершенное жонглирование грехом часто заставляли зрителей замирать от страха и выдыхать смехом, иронизировать над собственной доверчивостью, и такой дорогой для трюкового действа детскостью восприятия.

Эстетский спектакль «Искусственное сердце» Линеке Рийхмана начинается с заказа представителем церкви проекта нового храма. На углу стола, который сразу воспринимается как тот предмет, за которым происходит тайная вечеря (в моем личном понимании это гроб для учителя и веры в него), прекрасный живой натюрморт в стиле фламандской школы живописи XVII века.

 Дальнейшая дискуссия о современном архитектурном решении как-то незаметно оказывается размышлениями о деле жизни, о смысле жизни, о том, ради чего надо в себе возвышать божественное начало. Заказчик и архитектор говорят о горизонталях, вертикалях, остроте углов, служитель церкви то ли как ангел, то ли как дьявол сталкивает их, примиряет, унижает и восхищается ими, подкрепляя каждую свою оценку библейскими цитатами.

Такое популярное у нас «если дорога не ведет к храму — зачем она нужна», в этом спектакле заменено на вопрос: «Какой храм ты строишь в себе?».

«Кусок времени» — спектакль Ника Стойера, постановщика, исполнителя и проводника во времени.

 В центре квадратного зала — большая пирамида с подвешенным в центре зеркальным шаром. По периметру скамейки для открытых к интерактиву зрителей. Сначала актер пишет на них тексты вроде: «Народ можно заставить идти, но невозможно доказать для чего». Читая их, зрители несколько раз обходят пирамиду. Затем текст стирают, а тем, кто решился сесть «в пирамиду», актер выдает по метроному. Он учит заводить их, присыпать, возлагая горизонтально, демонстрирует жесты, которыми будет регулировать остановку и запуск метронома. В конце концов, 36 метрономов начинают отбивать движение времени. Остальные зрители на трибунах становятся участниками. Мастер сначала комментарием, затем жестами, в финале каким-то посылами глаз, рук, тела руководил остановкой и запуском метрономов и добился их абсолютной синхронизации. Тогда он раскрутил зеркальный шар и зерна, которые начали высыпаться из него, заполнили пространство пирамиды. Где-то читал, что в центре пирамиды при любой температуре можно хранить очень долго не только семена, но и любые продукты. Вообще внутреннее пространство пирамиды имеет много магических свойств, но способны ли они сохранить время, которое неустанно блуждает между бездоказательными истинами.

Каждый проживает свою часть времени. Важно как, и не менее важно с кем. В самом широком смысле это непостижимый феномен — одновременность существования каждого со всем человечеством. Почему наш приход на планету состоялся в одно и то же время с теми, кого любим, ненавидим, обожаем и презираем?

В жюри фестиваля всего 8 человек, которые определяют победителей фестиваля в различных номинациях. Обычно результаты не удовлетворяют многих. Но, в отличие от театральной премии «Киевская Пектораль» или Одесского кинофестиваля, критики результатов никогда не позволяют себе искать какие-то оскорбительные мотивы, но находят мудрую, мощную профессиональную аргументацию для доказательства своей позиции. При этом необходимо помнить, что те, кто знают дело, всегда уступают тем, кто находит в нем наслаждение.

На что бы сегодня не клевало, поплавок таланта при всех резких движениях никогда не тонет, истину не подсечь.

Алексей КУЖЕЛЬНЫЙ, народный артист Украины
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ