Трудности преодоления гор остались позади. Перед нами - трудности движения равниной.
Бертольт Брехт, немецкий писатель, драматург, общественный деятель.

«Поймать Кайдаша» – первая история для телевидения, действительно мне близкая»

Интервью со сценаристкой успешного украиноязычного сериала
27 марта, 2020 - 13:06

Безусловным событием не только марта, но и всего телесезона стала премьера 12-серийной саги «Поймать Кайдаша» по мотивам повести Ивана Нечуя-Левицкого «Кайдашевая семья». Сериал создан продакшн-компанией «Старлайтмедиа» для телеканала СТБ. Шоуранером проекта выступила одна из ведущих украинских сценаристов и драматургов Наталья Ворожбит. «День» расспросил ее о работе над сериалом.

Наташа, как ты оказалась в этой истории?

— Владимир БОРОДЯНСКИЙ, тогда генеральный продюсер СТБ, предложил мне еще в 2015 году сделать современную версию «Кайдашевой семьи». А я в детстве много читала эту книгу, очень ею увлекалась. Поэтому и согласилась. Писала довольно долго, спокойно, меня не подгоняли, не редактировали, создали очень хорошие условия. Единственное — говорили: «Мы же комедию заказывали, почему все драматичнее и драматичнее?» В сознании многих это же комедия, хотя на самом деле это драма.

В чем заключалась твоя работа шоуранера?

— Это уже мировая практика. Все мощные сериалы имеют шоуранеров. Это человек, который совмещает функции автора идеи, сценариста и продюсера. Он набирает команду, решает, кто будет снимать, участвует в кастинге, придумывает художественную концепцию, визуальные образы, находится на площадке вместе с режиссером — контролирует всю художественную составляющую. Этакий авторский надзор. Кто же еще, кроме автора, представляет, как оно должно быть на самом деле?

Как отбирали режиссера?

— Сначала вели переговоры с Тарасом ТКАЧЕНКО, однако он был занят. Человек, которому я доверяю, порекомендовала Сашу Тименко. Я не очень хорошо его знала, но это оказалось то, что надо. Рада, что так сложилось.

На чем ты строила сценарий?

— Прошло 150 лет. Очень интересно исследовать аналогии — тогда и сейчас. Это уже само по себе драматично. Ведь многие проблемы осталось и по сей день, поэтому возникает вопрос — почему мы до сих пор не избавились тех или иных вещей, которые нам мешают жить. Конечно, повесть маленькая, а у нас 12 серий — поэтому пришлось добавлять еще какие-то конфликты и сюжетные линии. Я старалась не потерять зерно, с одной стороны, а с другой — чтобы это была не просто адаптация ради адаптации, а высказывания, послания для зрителей. Словом, я взяла эту историю, потому что почувствовала, что она актуальна и нужна, что она прозвучит. Так и произошло.

Что было самым важным при подборе актеров?

— На пробах я искала человеческую интонацию и органику. Чтобы актеры имели и не театральный, и не сериальный способ существования, близкий больше к документальности. Чтобы они были убедительны и попадали в типаж, что тоже очень важно — ведь там яркие типажи, или, как говорится, архетипы.

Сильная сторона всех твоих сценариев — диалоги. Как тебе это удается?

— Нет ни малейшего представления. Имею какой-то слух и талант, внимательно прислушиваюсь, наверное. Не могу сформулировать ... Имею большой опыт в документальном театре: много брала и беру интервью, слушаю, кто и как говорит. Когда-то, очевидно, поняла, что люди в жизни разговаривают интереснее, чем вымышленные персонажи с вымышленными репликами.

Да, сороконожка не думает, как ходит.

— Кто-то у меня спросил: «Как ты на механике ездишь?» — у меня автомобиль с механической коробкой передач. Я задумалась — а была за рулем — и сразу перепутала все педали. То есть у меня это исключительно на интуитивном уровне. Поэтому не люблю проводить мастер-классы. Не мыслю столь структурно, чтобы объяснить, как это работает. У кого-то мировоззрение, а у меня — мироощущение.

Что было самым сложным во время работы над сериалом?

— Да все. Начать, подобрать правильных актеров, локации. Художника долго искали — ведь бюджет небольшой, сроки сжатые — никто не соглашался. Вадим Шинкарев совершил поистине героический поступок — построил то полворье за нужное время. И еще время года. Мы должны были снять 4 времени за одну весну. И когда нам пишут: «А почему у вас сентябрь, а там вишня цветет?» А потому что. Другой возможности не было. Это была беда — ловить погоду, снимать холод летом и наоборот.

Мне живой классик британского кино Майк Ли на аналогичный вопрос о самой большой беде режиссера ответил коротко: погода.

— Да, погода — это жесть.

И еще — потом очень сложно было сокращать. Наснимали много, а потом просто ножом по сердцу, так тяжело выбрасывать какие-то сцены ... Сейчас нам закажут, надеюсь, расширенную версию — тогда вернем. Ну и снимать три месяца без выходных — это еще то испытание. Каждая серия — как отдельный фильм, а не конвейером в павильоне.

Чем «Кайдаши» отличаются от остальных твоих телепроектов?

— «Поймать Кайдаша» — первая история для телевидения, действительно мне близкая, больше всего души я туда вложила. Очень сознательно, с большой любовью. Я понимала, что нет у нас сериалов об украинском. Есть историй о наших особенностях, нет глубокого — но с юмором и нетяжелым — разговора о нашем настоящем. Мне этот проект принес настоящую радость.

Ожидаются еще сериалы с твоим участием?

— Сейчас сложно планировать. Есть несколько предложений. Надо продумать все и решить, что я буду делать.

Напоследок не могу не поинтересоваться судьбой твоего полнометражного режиссерского дебюта «Плохие дороги». На какой он стадии?

— Мы закончили монтаж. Сейчас у нас постпродакшн. Делаем звук, красим, дорисовываем кое-что. То есть кино фактически уже снято. Что дальше — неизвестно. Будем, конечно, отправлять на фестивали, но они все тоже сейчас под вопросом. Но фильм есть — и это хорошо.

ФОТО MEDIANANNY.COM

Справка «Дня»: Наталья Ворожбит родилась в Киеве в 1975. В 2000 окончила Литературный институт им. Горького в Москве, факультет драматургии (мастерская Инны Вишневской). С 2000 по 2010 жила и работала в Москве. В начале своей карьеры в Москве написала киносценарий к скандальному российскому сериалу «Школа».

Была замужем за драматургом Максимом Курочкиным. Работала главным редактором на канале СТБ. Вместе с немецким режиссером Георгом Жено основала «Театр переселенцев», в котором переселенцы из Донбасса рассказывают реальные истории своей жизни.

Куратор фестивалей «Донкульт» и «ГОГОЛЬFEST», одна из основательниц фестиваля «Неделя актуальной пьесы».

Сценаристка фильмов «Киборги» (2017), «Дикое поле» (2018), телесериала «Поймать Кайдаша».

Пьесы Ворожбит ставились в театрах Украины, России, Великобритании, Польши, США и Латвии.

Дмитрий ДЕСЯТЕРИК, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ