А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

«Современный театр – это театр синтеза»

О секретах привлечения зрителей разных возрастов «Дню» рассказывает режиссер Михаил УРИЦКИЙ
27 июня, 2016 - 12:14
МИХАИЛ УРИЦКИЙ – РЕЖИССЕР КИЕВСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО ТЕАТРА КУКОЛ И ПРЕПОДАВАТЕЛЬ КИЕВСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА ТЕАТРА, КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЯ ИМ. И. КАРПЕНКО-КАРОГО БЫЛ ТРИУМФАТОРОМ «КИЕВСКОЙ ПЕКТОРАЛИ»

Как сказал когда-то Макс Фрай: «Рано или поздно, так или иначе». Михаил Урицкий – режиссер Киевского муниципального театра кукол и преподаватель Киевского национального университета театра, кино и телевидения им. И. Карпенко-Карого – стал триумфатором «Киевской пекторали» за 2015 год. Его «Оскар» победил в номинации «Лучший драматический спектакль», а «Почему длинный нос у слона» – в номинации «Лучший спектакль для детей». Также Михаил получил премию как лучший режиссер года. Рано или поздно, но, скорее всего, вовремя – наш разговор.

«НАСЕЛЕНИЕ ЛЕВОГО БЕРЕГА – ЭТО НАСЕЛЕНИЕ МАЛЕНЬКОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ СТРАНЫ, ТАКОЙ КАК ЛЮКСЕМБУРГ!»

 - В этом году вы стали абсолютным фаворитом. Можно ли сказать, что «проснулись знаменитым»?

- Нет. Во-первых, получить награду – это одно, а воспользоваться ею – другое. Воспользоваться в смысле популяризации театра. Да, нашим театром заинтересовалась не только та публика, которая следит за театральной жизнью Киева. К нам приходили и наши коллеги, и другие номинанты и лауреаты «Пекторали», и на какой-то период, конечно, был всплеск интереса к нашему театру, но это, к сожаленью, был короткий период. Я сейчас говорю о том, что мы недостаточно делаем для популяризации театра, потому что театр (не хочу ни в коем случае обидеть Левый берег) мне не чужой – находится на задворках Киева. И вообще не все знают, что на этих задворках существует Театр кукол. И не просто театр, а коллектив,  который экспериментирует. У нас живой театр.

- Все-таки у вас есть свой зритель?

- Да, у нас есть свой зритель, который живет в близлежащих районах, есть и те, которые приезжают с Правого берега. И момент «сарафанного радио» тоже присутствует. Я не знаю рецептов, как сделать так, чтобы наш театр был известен. Вроде бы мы творчески подкрепляем это все, и у нас неплохие и актерские силы, и художники.

- У вас появилось много молодежи…

- Сейчас в творческом плане открываются замечательные перспективы, потому что раньше было, как говориться, ешьте, что дают, то есть делайте спектакль из того, что есть. Сейчас уже можно себя не ограничивать, скажем так, в тех актерах, которые нужны для того или иного спектакля.

- Для режиссера это очень важно.

- Да, конечно. Так что перспективы есть. Но все равно вопрос остается. Я считаю, что на Левом берегу обязательно должен быть специально построенный театр для детей. Население Левого берега – это население маленькой европейской страны, такой как Люксембург! Эти люди достойны того, чтобы у них был хороший театр, и не только в плане хороших творческих сил, но также и в плане удобного местоположения, и в плане техничной оснащенности этого здания.

- Каким этот театр должен быть – музыкальный, театр для детей, театр кукол или драматический, а может, это должен быть синтез искусств?

- У нас вообще современный театр – это театр синтеза. Разные жанры перетекают один в другой, и везде мы что-то берем, что-то используем. В Театре кукол мы уже давно используем хореографию, элементы циркового искусства, драматического. Чем больше тех средств, которые мы можем использовать, тем богаче наша палитра, а чем она богаче, тем лучше может получиться картина. Так повелось, что у нас Театр кукол считается театром для детей, и в этом нет ничего плохого, потому что играющих кукол дети воспринимают замечательно. Но театр кукол никогда не может ограничиваться только одной аудиторией. Кстати, хочу напомнить, что первый театр, который появился на Земле, – это был театр кукол! Все античные трагедии тоже вышли из него.

Театру кукол подвластен абсолютно любой репертуар! Когда я был на фестивале «Мельпомена Таврии», мы обговаривали работы и появлялись новые идеи. Например, спектакль по поэзии Василия Стуса. Не знаю, дойдет ли эта идея до воплощения, но ее реализация возможна. Уверен, что в  театре кукол возможно абсолютно все! Я, например, со своими студентами сейчас сделал работу по сонетам Шекспира.

«ЧЕМ ШИРЕ ПАЛИТРА РЕПЕРТУАРА, ЧЕМ ОНА КРАСОЧНЕЕ, ТЕМ ЛУЧШЕ»

- Ее можно будет увидеть в театре?

 - Это была работа со студентами второго курса. Меня немножко поругали на кафедре, что они еще маленькие для такого материала. Но я совершенно сознательно брал этот материал. Мы работали даже не с куклами, а с фактурами: студентам было дано задание выбрать сонет Шекспира и придумать на него историю, которая будет понятна зрителю. Получилось девять историй, которые мы соединили в общую картину. Это была самостоятельная работа курса, и я сейчас очень хочу ее «довести до ума», подключить и художника, и хореографа. Мы делали на двух языках: украинском и английском. Наверное, оставим на украинском, а если надо будет где-то показать, то «напряжемся» и прочитаем Шекспира в оригинале. 

- Каким должен быть репертуар театра кукол?

- Палитра должна быть самая разнообразная. Спектакли  для самых маленьких. Кстати, моя магистерская работа называлась «Особенности психологического восприятия разных форм театра кукол детьми дошкольного возраста». Поскольку разрабатывал эту тему, я понимал, что детки 2-3 лет, во-первых, не могут воспринимать действие дольше 15-20 минут, во-вторых, они воспринимают чистые цвета, мажор или минор.  Это должна быть предельно простая форма. Дальше может быть интерактивный спектакль, спектакль-игра. Эта форма хороша тем, что по длительности спектакль может иметь гораздо большие временные рамки, дети не устают, они переключаются на игру. Потом – как дети воспринимают сначала народную, а потом и литературную сказку. Опять-таки литературная сказка разная бывает. Андерсен сложный для восприятия, и Гофман очень сложный для восприятия, но детям 3-5 лет можно показывать какие-то более простые вещи, того же Маршака.

- А как насчет сказок братьев Гримм?

- Показывать в очень адаптированном виде. Отдельная тема – спектакли для подростков и молодежи.

- Это проблема и для драматического театра?

- Это везде проблема. Меня как-то спросили, почему у нас в театре не идет ничего для подросткового возраста. Но это не так, у нас есть и для этой возрастной категории. Тот же Андерсен, например.

- Одна из ваших последних премьер – «Ніка Турбіна. Інформація людству» - может быть и для подросткового возраста в том числе.

 - И «Ника Турбина…», и «Наталка Полтавка», и «Ворон», и тот же «Оскар» могут быть для подросткового возраста. Чем шире палитра репертуара, чем она красочнее, тем лучше. Наверное, и мюзиклы должны быть. У нас сейчас новый завмуз в театре, Быстряков Владимир, и я задумался о том, что если у нас есть такой хороший и известный композитор, который и к «Острову сокровищ» писал музыку, и Валерий Леонтьев пел его песни, то почему бы не использовать имеющиеся возможности и не сделать кукольный мюзикл? Мы один мюзикл сейчас делаем – Тимур Полянский с Русланом Неупокоевым работают над «Айболитом», должно получиться очень интересно. Мы планируем открыть этим мюзиклом новый сезон.

Театр кукол – это репертуар от «Репки» до «Антигоны», от сказок Франко и Пушкина до пьес Чехова и Шекспира. И чем больше этого всего будет, тем лучше.

Эльвира ЗГУРСКАЯ, театровед. Фото Руслана КАНЮКИ, «День»
Рубрика: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments