В темные времена хорошо видно светлых людей
Эрих Мария Ремарк, немецкий писатель

«Украина подарила мне саму себя»

Мария МАКСАКОВА — о сольном концерте, преступлении и наказании и детях — своих и чужих
7 сентября, 2017 - 09:40

История Марии Максаковой еще год назад мало кому была интересна в Украине. Нет, конечно, те, кто любопытствовал музыкально-светским российским житием, знали о продолжательнице знаменитой династии: Мария — дочь драматической актрисы Людмилы Максаковой и немецкого предпринимателя Петера Андреаса Игенбергса, что для советских времен было само по себе явлением экзотическим, и внучка легендарной оперной певицы Марии Максаковой. Блистательную карьеру бабушки Марии повторить не удалось, но все складывалось вполне успешно: московский театр «Новая опера», приглашенная солистка Большого театра, «Геликон-опера»; вела интеллигентную программу о романсе на канале «Культура»... В 2011-м — творческий пик. Мария Максакова становится солисткой Мариинского театра. И в этом же году — депутатом Госдумы России от «Единой России». Как ни странно. Ведь депутатство «мастера культуры» уходят, как правило, на «творческий покой». У нее же получилось наоборот. К тому же, Мария — все более заметный персонаж светской хроники. Яркая, красивая, талантливая... И — со шлейфом совершенно «недепутатских» страстей. То в СМИ всплывают истории об отце двух ее детей — Владимире Тюрине, предпринимателе, которого чаще называют криминальным авторитетом; то информлента пестрит громкими репортажами о свадьбе с коллегой, депутатом от КПРФ Денисом Вороненковым...

Но после 2013 года наше любопытство не то, что гламурными, а и культурными новостями из России было «удовлетворено» полностью. Поскольку, кроме новых «крымнашистов» в разных формах и ипостасях (а это — уже к «Миротворцу»), ничем не могло нас обогатить. И потому личная и творческая история Марии Максаковой, может, и осталась бы где-то на периферии памяти, однако вмешались обстоятельства.

В декабре 2016 года Мария вместе с мужем Денисом Вороненковым, против которого в России было возбуждено уголовное дело, переехали в Киев. Не буду напоминать, какой шквал эмоций это вызвало. От проклятий в России, до недоумения и неприятия в Украине, особенно когда Денис Вороненков скоропалительно получил украинское гражданство. А 23 марта в центре Киева среди бела дня муж Марии Максаковой был убит. Следствие. Похороны. Заверения прокуратуры, что дело будет раскрыто. В России — новый виток «пятиминуток ненависти» против Марии Максаковой. От телевизионных шоу до тиражирования в прессе слов ее матери, которая, мягко говоря, не скорбела по поводу убийства зятя и, кстати, отца младшего своего внука — Вани.

С тех пор каждое публичное появление Марии Максаковой (не знаю, как в России) вызывает, так или иначе, недовольство в украинских соцсетях. В общем, я поняла, что созрела для встречи. К тому же, поводов оказалось несколько.

С 1 сентября Мария Максакова стала преподавателем Национальной академии руководящих кадров культуры и искусств (сразу замечу, это — фактически творческий вуз, в котором дают образование молодежи). Договорились встретиться утром. Но обе не учли «размах» академии — церемония начала учебного года с привычными напутственными речами превратилась в полноценный концерт с песнями и танцами. Я была ошарашена. Встречу перенесли на вечер. «Вы уже имеете представление, кого и чему будете учить? Преамбула впечатляет», — поинтересовалась я.

— Конечно, представляю. Я семь с лишним лет преподавала. Причем, сначала — частным образом и даже денег не брала, просто хотела помочь. У меня случай не вполне типичный — я сама поменяла свой голос. То есть я, будучи первоначально выучена как сопрано, перешла в другой регистр. Восемь сезонов я пропела в театре как меццо-сопрано, даже низкие контральтовые партии. Поэтому мой пример, как я сама справилась и стала петь действительно по-настоящему, вызывал интерес, и много людей «ломились» ко мне заниматься. И в какой-то момент в Российской академии музыки им. Гнесиных сказали: давайте делать это официально. И я пошла преподавать.

У меня огромный опыт, и мне нравится то, что в Академии руководящих кадров культуры и искусств на данном этапе еще не было академического вокала. Там есть кафедра эстрадного исполнительства, и в рамках этой кафедры мы теперь начинаем.

Педагог может сделать почти чудо иногда. Но для ученика, кроме наличия голоса, важна общая координация, музыкальность первичная, музыкальное образование, очень большой комплекс данных должен совпасть. У меня есть шанс помочь студентам, а им — возможно, выбрать для себя академический вокал.

— 7 сентября еще одно важное событие — ваш первый сольный концерт в Украине, в сопровождении оркестра ансамбля им. П. Вирского и оркестра народных инструментов. Программа — украинские произведения. Кто вам помогал? Например, репертуар подбирать?

— Когда мы приехали в Украину с мужем, все двери были для меня открыты. Я готовилась к концерту, который должен был состояться 31 марта. На 13 апреля была запланирована «Кармен» с моим участием в Национальной опере. А потом Дениса убили... И  — долгая пауза... Я понимаю людей, у которых возникли опасения, что возможны провокации, чтобы российскому ТВ было что посмаковать. Об этом я честно рассказала на одном из эфиров. Вот тогда в социальных сетях меня нашел Максим Олегович Тимошенко — президент экологической национальной организации «Зеленый Крест» (его отец — выдающаяся совершенно личность, он тридцать два года возглавлял Киевскую консерваторию). Так вот, Максим Олегович и его друзья сказали, что они бы хотели эту ситуацию исправить, потому что она им кажется несправедливой. И мы восстановили программу, которая должна была прозвучать 31 марта, за что я очень благодарна.

Знаете, когда человек очень старается, Господь Бог дает дополнительный шанс. И таким шансом было мое появление 24 августа на майдане Незалежности.

— Сообщение, что вы будете петь гимн Украины стало топ-новостью. И реакция в тех же соцсетях была крайне негативной. Но — объяснимой...

— Это умышленно вбросили российские СМИ, в частности РЕН-ТВ. Действительно, было бы не вполне понятно, по какой причине мне доверили такую ответственную миссию. Действительно, это бы вызывало вопросы. Более того — гнев и негодование в отношении меня. Но этого и в мыслях не было.

— А что было?

— Так совпало, что искалась исполнительница для репертуара к праздничному концерту, и совершенно чудом мы пообщались с Сергеем Проскурней. В принципе, на другую тему. А он как раз искал исполнительницу для репертуара праздничного концерта. И ему пришла в голову идея пригласить меня. Это случилось буквально за две недели до 24 августа. Был большой очень процесс, очень красивый, потому что мы готовили премьеру грандиозного подъемного произведения Ивана Тараненко «Слався, Украина», Сводный военный оркестр Украины и США, притом, что только духовых инструментов 103, и замечательная совершенно капелла «Думка» — это просто легендарный украинский коллектив, которому, что интересно, папа Максима — Олег Семенович посвятил большую часть своей жизни. После концерта Максим сказал, что это папа ему с того света передал привет, и еле сдержался, чтобы не заплакать.

— Давайте вернемся к вашему переезду в Украину. Это же была не политическая эмиграция? Скорее — вынужденная мера. Что, собственно, произошло?

— Нынешнее Российское государство строится на полнейшем бесправии и абсолютном отсутствии правосознания российских граждан, которые позволяют следственным органам и Федеральной службе безопасности ломать им судьбы. У нас практически любой человек может быть привлечен за что угодно. Когда мой муж связался с этой системой, он связался не с политической верхушкой айсберга, а копнул в самую сердцевину — я имею в виду расследование знаменитого дела о «трех китах». Тогда в прессу вышла только малая часть информации. На самом деле вся китайская контрабанда в Россию шла эшелонами в закрытую воинскую часть ФСБ, минуя какие бы то ни было таможенные пункты. Когда Денис увидел количество воруемых денег, он обратился к своему руководителю и сказал, что этим делом заниматься не стоит, потому что не хочется погибнуть. Было принято другое решение на уровне руководства страны. Он довел расследования практически до логического завершения. Были уволены 29 человек, из них 19 — генералов ФСБ, но, к сожалению, в отношении них не было открыто следственного судебного производства. А только меры административного характера — уволили с последующим... трудоустройством в другие организации, так называемыми прикомандированными сотрудниками, начальниками разных служб безопасности. Эти люди ему долго, планомерно и сознательно мстили. Было сфабриковано в отношении него дело. А Денис — полковник юстиции, полковник полиции, человек с блестящим образованием и послужным списком, причем не бедный человек, не стал бы заниматься такой низкопробной аферой, в которой его пытались обвинить. Когда я первый раз подержала в руках это «дело», мне показалось, что читаю фельетон. Там, например, были фразы, что путем внесения в уставной капитал чьего-то кожаного дивана господин Вороненков завладел 85% акций. Но оказалось, этого вполне достаточно. И все — вполне серьезно.

Денис не был публичным политиком и не кричал об этом, как делали многие другие. Но он боролся с сердцевиной левиафана. Если его дело сопровождало 25 следователей. Вы представляете, что было оперативное сопровождение 25 следователей управления собственной безопасности ФСБ России? Он что — террорист?! Глава ИГИЛа?

И он понял, что в этой борьбе проиграл. Мы поняли... Кого я только не умоляла, людей, которых знала много лет, и все они прекрасно понимали, что он невиновен. Сочувственно кивали головой, но никто не хотел связываться с системой. Вот что держит Россию в страхе. Если бы не было этого ужасного ощущения, что ты заложник, то не было и идеологической управляемости.

— Когда для отъезда вы выбрали Украину, то не могли не понимать, что тем самым стали для России предателями вдвойне?

— Денис, я считаю, сделал абсолютно правильный выбор, потому что он наполовину украинец. Он верил, что получит гражданство, что Украина действительно не выдает своих граждан. И наконец — он был бы очень полезен Украине. Он был готов работать, был блестящим специалистом, а уж как он знал все коррупционные схемы и всю российскую действительность пофамильно и под номерами уголовных дел. Он был бы абсолютно незаменимым в сегодняшней ситуации. Но произошло то, что произошло.

Да и я не видела для себя никакого препятствия переехать в Украину. Я покинула РФ за день до голосования в Думе по Крыму, не оставив доверенности. Ко мне одна претензия со стороны украинцев, что я  потом не предала этот факт огласке. Но вы требуете от меня личного геройства. Если бы я это сделала, то не доехала даже до Шереметьево. Я хотя бы один из тех, «который не стрелял». Если бы так, как я, поступило хотя бы 70 человек, то голосование имело бы бледный вид.

— Когда убили вашего супруга, у вас не было мысли уехать в ту же Германию? Вы там родились и являетесь гражданкой этой страны.

— Я очень преданный человек и понимала, что хотела бы, чтобы Денис повел себя также, если бы случилось наоборот. Я своим присутствием должна была всячески поддержать украинское государство в желании расследовать это преступление, чтобы все понимали: я буду сотрудничать и помогать следствию, я знаю, что украинцы здесь ни причем, что все нити ведут в РФ. Я сделала все, что могла. В этом и заключается любовь.

— В одном из интервью вы сказали, что внутри собственной семьи вам пришлось проложить «демаркационную линию». Она сохраняется?

— «Демаркационная линия» в том числе связана с тем, что была абсолютная закрытая тайна следствия. Я прекрасно понимала, что любое общение вообще с кем-либо из России для меня чревато тем, что это будет прослушано, не знала, какие вопросы будут задавать, что будут слышать в полутонах моего голоса. Я с родителями и с детьми редко общаюсь, хотя, безусловно, общаюсь по праздникам, но это носит корректный характер. С мамой грустная история. Она приложила немало усилий, чтобы убедить меня в том, что она не говорила тех ужасных слов после убийства Дениса. Хотя с моей точки зрения, если бы это случилось со мной, я бы защищалась и не позволила меня «полоскать» прессе, я бы подала в суд.

— На жизнь своих старших детей вы сейчас можете оказывать какое-то влияние?

— Нет. Я оказывала на них мощнейшее влияние в течение 12 лет, пока они жили со мной. Илья — блестяще играл на рояле и фортепиано, а Люся — на арфе, но с тех пор, как они со мной не живут, они в этом своем развитии остановились. Мне было крайне неприятно и стыдно наблюдать, как они в Крыму исполняли что-то там на сцене... Покинув Суворовское училище, Илья опять набрал 12 килограммов и стал выглядеть, будто ничего в его жизни не было. Я так им гордилась. Он исполнял в Крыму программу, которую год назад блестяще играл со мной в Каннах. Но только гораздо хуже, медленно и с ошибками.

Ему сейчас 13 лет, в 14 лет наступает частичная дееспособность, если у него будет желание приехать ко мне в Киев, я буду рада его видеть. Это совершенная глупость, которую распространяют российские СМИ, что будто бы за то, что он был в Крыму, ему въезд в Украину закрыт. В отношении несовершеннолетних детей эти нормы не применяются. И если у Ильи будет желание, то в его жизни будет опять училище, только теперь  уже имени Ивана Богуна.

— Раз уж мы затронули детскую тему, то поговорим о фонде для поддержки талантливых детей, который вы придумали. Чем он будет заниматься?

— Наш фонд занимается детьми, одаренными в области академического искусства, в частности маленькими инструменталистами. Сейчас делаем портал, который уже в тестовом режиме начнет роботу с 1 октября. Это нечто среднее между информационным порталом и социальной сетью, для того, чтобы максимально привлечь к талантливым детям должное внимание. Украина действительно славится талантами. Главное — их найти и помочь. Кстати, это сподвигнуло меня написать детскую сказку «Королевство первой октавы», которую издает замечательная Полина Лаврова — глава издательского дома «Laurus» под редакцией Романа Кофмана.

— И которая будет представлена на Форуме издателей во Львове.

— Да. И в связи с этим возникла идея, чтобы я в рамках Форума спела большой оперный гала во Львовском оперном театре с симфоническим оркестром. Мы уже утвердили программу и готовимся.

— Что для вас сегодня Украина?

— Украина, как я написала во вступительном слове к своему концерту, подарила мне саму себя. Подарила мне возможность говорить то, что я думаю, жить, как я считаю нужным, петь то, что я хочу, растить сына у себя дома, в тех замечательных культурных традициях, когда не навязывается никакая пропаганда, когда тебе не промывают мозги, когда можно воспитать нормального человека. Разве этого мало, чтобы полюбить страну, которая дала мне все? Мне предстоит еще много усилий, чтобы убедить людей в своей искренности, чтобы приносить пользу. Я готова...

P.S. В понедельник, 4 сентября, Генпрокурор Юрий Луценко сообщил на брифинге: «Могу сейчас коротко сказать одно: заказчик находится на территории Российской Федерации. Он имеет отношение к преступным кругам Российской Федерации, а также оживленные контакты со спецслужбами Российской Федерации». Генпрокурор отметил, что исполнителями, в основном, были граждане Украины. «Большинство из них идентифицированы. И те, на кого есть соответствующие доказательства, задержаны», — добавил он и заверил, что в ближайшее время Генпрокуратура предоставит развернутую информацию по расследованию убийства.

«Спасибо украинскому следствию за самоотверженность и добросовестность, — в тот же день написала на своей странице в ФБ Мария Максакова. — Подонки будут наказаны».

Анна ШЕРЕМЕТ, «День». ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments