Воля, освобождение - вот тот конечный флаг, к которому тянется все, к которому стремятся и воины с мечами, и моралисты с заветами, и поэты со стихами.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, педагог, публицист, писатель и переводчик, создатель и первый митрополит Украинской Автокефальной Православной Церкви.

«В культуре назрела революция»

14 декабря, 1996 - 19:38

Галина Дорощук два года работает на должности начальника управления культуры Львовской областной государственной администрации. О том, что делается в культурном пространстве, о своем видении роли творческих союзов, отдельных художников и как понимаем все мы «национальную культуру как целостность» эта беседа.

— Культура на Львовщине должна найти путь для своего развития — она должна быть национальной, со своим собственным лицом, базироваться на глубоком достоянии прошлого, — считает Г. Дорощук. — А люди искусства должны быть интересными для других, передавать то, что взяли от предшественников, следующим поколениям, в частности те исторические истоки, от которых зависит наполненность жизни силой культуры, ее живучесть. Миссия культуры — формировать характер, восстановить стержень человеческий, национальный, формировать настоящий, реальный, практический патриотизм, человека-патриота... Отсутствие общегосударственной концепции развития украинской национальной культуры вынуждало меня вырабатывать стратегические направления. Нужно вернуться к истокам, к тому, что нас формировало как нацию: к аутентичной культуре. Мы провели «Бойківські фестини». На Родине Ивана Выговского (село Руда Жидачивского района) организовали фестиваль «Козацька пісня злет душі людської». Обязательным было исполнение либо козацкой песни, либо песен козацких времен. Нужно сберечь историко-культурное наследие. В рамках учреждений, находящихся в подчинении управления культуры, необходимо проведение ремонтно-реставрационных работ, но не косметических, а восстановительных.

— В прессе бойко обсуждался вопрос о целесообразности передачи некоторых замков и дворцов Львовщины в концессию. Каково ваше мнение по поводу этого?

— Замки годами не финансируются, а ремонтно-реставрационные работы требуют больших средств. Власти искали пути, чтобы сохранить эти замковые комплексы, чтобы они были привлекательными для гостей Украины. Хотя я понимаю, что концессия на 50 или 49 лет — это не совсем ответственное действие...

В нашем государстве нет выработанной концепции развития украинской национальной культуры, которая бы отображала главные направления, в которых должна развиваться украинская культура. С другой стороны — позиция и реальные действия конкретных художников. Сегодня настал период выживания для людей искусства. И каждый, кто имеет отношение к работе в сфере культуры, существует сам по себе. Художник, скажем, не интересуется тем, что делается в музыкальной среде, а тем более — литературной. Создан творческий совет при управлении культуры ЛОГА, в который входят представители различных жанров: художники, композиторы, писатели, театральные деятели, лауреаты Шевченковской премии. И когда, например, определяют лучшего стипендиата, кое-кто из «смежных муз» не голосует, мол, мы его не знаем. То есть как скажет руководитель конкретного Союза, так и решается дело. По сути, каждый отстаивает себя, свой участок работы. Поэтому деятельность этого творческого совета для формирования целостного культурного пространства довольно сомнительна. К сожалению, генетический код нации в разных жанрах искусства некому нести. Мы спешим куда-то к измерению европейскому, мировому, но забываем о своей аутентичной культуре, только на базе которой и можем развивать современную. Очень актуально сегодня соблюдение законов архитектурного строительства, чтобы сохранение национальных архитектурных ценностей происходило должным образом.

«СЛИШКОМ ОСМЕЛЕЛИ ДЕНЕЖНЫЕ МЕШКИ»

— Сейчас утрачено уважение к миссии художника, скульптора, деятеля искусства вообще. Они для властей не авторитетны. Власти их либо не понимают, либо игнорируют их мнение. Поэтому они не имеют влияния на власти, формирующие те или иные проекты. Действуем по лозунгу: «После нас хоть трава не расти...» Например, еще вернусь к концессии. Мы не поинтересовались мнением историков или архитекторов, можно ли отдавать замки, дворцы в концессию и на сколько. Возможно, лучше внести государственные средства, сохранив должным образом памятник архитектуры как достояние культуры и искусства народа. Тем более, что при этом будет происходить развитие инфраструктуры (гостиницы, рестораны, паркинги, дороги).

— Все ли на Львовщине сделано, чтобы украинский язык должным образом функционировал повсеместно?

— Самый больной вопрос — то, что произошло с украинским языком. Львовщина — вроде Пьемонта образования и развития украинской нации, ее культуры, искусства. Но сегодня все это теоретически. Потому что творить на украинском языке — это не только говорить, но и думать. Да еще и думать, что говорить. Нельзя декларировать основы политики создания украинского государства, не зная, прежде всего, роли украинского языка. Это не сугубо языковая проблема. Это проблема выживания, развития и дальнейшего процветания украинской нации.

Во Львове есть Национальный театр оперы и балета. Он должен был бы быть основой для искусств, наивысшей инстанцией культуры и искусства. К сожалению, довольно часто театр отдается в аренду заезжим гастролерам не самой высокой пробы, причем на 30% русскоязычным. О чем можно говорить, о каком развитии? А мы еще спрашиваем себя: почему мы не живем в украинской Украине? Потому что зависим от бездарностей, от денег, от конъюнктуры.

К огромнейшему сожалению, мы довольно часто не можем отличить зерно от плевел. За красивыми патриотическими фразами некоторых так называемых интеллектуалов не видим реальных действий.

— Украина по рейтингу индекса развития человеческого потенциала, как выяснилось из доклада представителя ООН, занимает 76 место из более чем 190 стран мира. Может ли культура как-то помочь стране подняться в этом несколько выше «по ступенькам»?

— Должна это сделать... Но может ли, это уже другой вопрос... Не может не только по мировой шкале, но и даже на своем внутреннем уровне.

— Как-то Станислав Лем написал: «Если среда будет шаровидной, человек будет шариком. Если среда будет кубической, он будет кубиком». Разве не такая ситуация доминирует в обществе?

— Конечно. А откуда же нынче имеем то, что люди стали равнодушными? Не интересуются ни сферой науки, ни сферой культуры. Покупаются дипломы. Отдаются в рабство или в чужое государство, или в чужую идеологию. Бросаемся в сферу развлечений низкого культурного уровня. Когда предпочитаем телевизор, интернет... Вместо внимания к книге, которая заставляет думать. По какой дороге идешь, то и подбираешь. Например, провели художественный салон во Дворце искусств «Высокий Замок». География художников, которые ежегодно участвуют в салоне, расширяется, а интерес творческих воплощений не растет...

Нами был объявлен конкурс на проект памятника жертвам депортации. Подано пять проектов, и ни один из них общественность не признает, потому что им не нравится. А говорится о памятнике уже несколько лет. У нас есть творческие союзы. Почему они не принимают участие в этом? Возражать всегда просто, а нужно сесть, обсудить вопрос, поработать со скульптором над усовершенствованием проекта, на котором остановился глаз и мнение, а главное — если этот проект отражал дух события. Тогда над совершенствованием формы можно было бы и совместно поработать.

«ДОВОЛЬСТВУЙСЯ МАЛЫМ И БУДЕШЬ ИМЕТЬ МНОГО»

— Сегодня Львову не хватает выставочных залов...

— Львову нужен большой Концертный зал, чтобы забрать эстраду из академических учреждений. Нужно также создавать в городе новые музеи, ведь у нас есть что показать в области искусства. Следовало бы иметь и литературный музей, и театральный, и музей частных коллекций. Очень нужен музей современного искусства, а еще персональные музеи таких художников, как, например, З. Кецало, В. Патык... Но для этого нужно, чтобы художники могли повлиять на власти, нужна ответственность одних и вторых. Я не согласна, что в культуре катастрофа, в культуре назрела революция. Если хотим не только говорить, а быть чистыми перед совестью и будущими поколениями, должны освободиться от эгоистических стереотипов. Потому что наша молчанка и наша бездеятельность сегодня расширяют дорогу для коррупции, злодеяний, рейдерства.

— Заместитель директора Института социологии НАНУ Евгений Головаха высказался так: «В бедной стране всегда коррумпированное руководство... политик не может быть один, рядом с ним должна быть команда. Так вот эта команда может быть еще более жадной, чем он.

— Предки наши выживали в самых сложных условиях. А мы получили от них хорошее наследство: характер, который потом растранжирили, как и культуру... Люди, находящиеся у власти, хотят руководить другими. История влияет на поведение. Например, лемков гоняли по разным землям. Они упрямы, как и бойки. Хватаются за землю, когда есть возможность, чтобы выжить. Настойчивость, амбициозность — это хорошо. Поэтому, повторяю, историю нужно знать. И весь свой путь сверять с Богом.

— Кое-кто из украинских писателей, таких как Юрий Шевелев, придерживался мнения, что украинцы «шептаються» за эпохой, постоянно отстают от Европы. Если так, чем бы вы это объяснили?

— Украинская нация испокон веков была богатой. Украинский феномен — богатый душой, эмоциональный, глубинный, трудолюбивый народ. Он мог стать конкурентом для всех народов. Он жил бескорыстно, не был захватчиком.

— Ну как, мы же стремимся к Европе!

— Сегодня Америка впереди, Европа... Но завтрашний ли это день, то ли, что имеет будущее? Или, может быть, мы возвращаемся к тем ценностям, которые утрачены там или в Европе? Различные природные катаклизмы являются последствиями накопления агрессии в спешке жить как попало, любой ценой, уничтожая других. Кое-кому очень хочется быстро обогатиться, игнорируя и природные законы, и моральные. Я считаю: всему свое время. Человек или нация должны дозреть до этого. Если что-то не происходит, значит нет предпосылок. Мы после Майдана вернулись к тому, что было: политики не любят людей. Если не будут любить, ничего и не произойдет.

«ВСЕМУ СВОЕ ВРЕМЯ»

— Поддерживаете ли вы писательницу Галину Пагутяк в ее высказывании: «Посттоталитарное общество демонизирует само понятие творческой свободы, разрушая художественные или эстетические ориентиры»?

— Я понимаю это так: человек свободен в своем мышлении. Это сильный человек, личность. А они умеют себя противопоставить обществу, когда считают это нужным, противопоставить себя и власти. А власти нужны марионетки. Творческая же личность не станет марионеткой ни в каком обществе. Человек такой смотрит вверх, в небо. Еще одно. Этот человек видит весь мир. Тот, кто смотрит вниз, видит лишь то, что под ногами. Он так и мыслит, так и действует. У нас, собственно, не хватает тех людей, которые смотрят в небо.

— Легко ли в обществе преодолеваются стереотипы?

— В начале своей работы я поставила себе задачу сделать определенную ротацию кадров, но на втором году работы поняла, что это ничего не даст, ничего не изменит. Потому что действует общая система, система стереотипов...

— Где? В области, в низовых звеньях?

— И в области, и в Украине вообще. На смену одним приходят другие. Но ни у одних, ни у других не выращен ген ответственности, чтобы работать для людей. А работают только на себя, для себя. Не чувствуют ответственности, что от тебя зависит судьба людей, моральное состояние тех людей, которые работают в культуре. Забывают, что у человека должно быть чувство самоуважения. Для меня приоритетом является человек, работающий в культуре. И для него нужно создавать условия. Потому что мы взяли на себя эту ответственность, определили себя теми, кто может руководить. И это все нужно пережить. Всему свое время.

— Каково будущее культурной индустрии?

— Если посмотреть на то, что имеем сейчас, которое, по сути, являет собой временность, но очень вредную и разрушительную временность, то вынуждены признать, что такое положение вещей разрушает и психику молодого человека. И на определенное время сталкивает его с правильного пути к образованию, к самоутверждению в жизни, к выбору способа самореализации, не дает возможности утверждать моральные ценности. Это набрасывает свои сети на людей, и в эти сети попадает несознательная или даже деградировавшая часть населения. Трансформируются сюда достижения европейских государств, так, как в свое время многие хотели стать россиянами. Вот такой сегодня переход деградационного процесса происходит. Он псевдоинтеллектуалами подогревается во Львове...

Менять ситуацию в культуре, я уверена, нужно не поверхностно, а глобально. Вообще парадокс: кандалы мы, украинцы, сбросили, а значимости не набрали, нет веры в то, что можешь повлиять на другого человека как на физическое лицо... Знаете, в чем еще беда Украины? У нас во власти слишком много замаскированных украинцев. Вроде имеем украинскую власть. Но она не украинская.

Богдан ЗАЛИЗНЯК, Львов
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ