Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

В «Русі»

К юбилею андеграундной выставки, ставшей историей
4 декабря, 2007 - 20:05
ЕЛЕНA ГОЛУБЬ. «ПУСТАЯ ТАРЕЛКА» (1977 г.) / ФОТО ИЗ АРХИВА ЯРКИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ УКРАИНСКОГО АВАНГАРДА НИКОЛАЙ ТРЕГУБ

Это событие 30-летней давности. Воспоминание о выставке на то время никому неизвестных художников, которую стоит определить как знаменательный юбилей. В ноябре 1977 г. в том месте, где нынче расположен Центр современного искусства и театр «Дах», молодые неформальные художники Киева демонстрировали свои работы. Они объединившись в андеграундном объединении «Рух», назвавшись так из-за того, что более всего ощущали груз обременения застоем, и потому противопоставили ему движение в искусстве (название никакой связи с одноименной политической партией не имеет).

Следует сказать, что я также была участником этой выставки. Вспоминаю это событие, как будто гул в огромном улье: возвышенные эмоции, выкрики от восторга и возмущения, тишина страха, высоковольтное напряжение противостояния официальному партийному искусству.

«ТИХОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ»

Тема андеграундного искусства еще не до конца изучена в искусствоведении. Немало сделано на этой ниве такими украинскими учеными как Г. Вышеславский, Г. Скляренко, Т. Басанец, Э. Димшиц и зарубежными исследователями культуры тоталитаризма И. Голомштоком, Б. Гройсом, Х. Арендт и другими. Они помогают находить общие тенденции тех процессов, которые происходили как в мировой, так и в нашей культуре.

Если бунт шестидесятников, то есть выразительное сопротивление официальной советской культуре, имел характер диссидентства, который сурово наказывался государственными органами власти, то в 70—80 х это сопротивление стало ужене таким выразительным. Ослабились и властные позиции. Изменилось мировоззрение свободных художников, которые начали искать в более «разрешенных» местах, что чем дальше, тем больше сглаживало края противостояния официального и андеграундного искусства. Неформальную художественную ситуацию 70—80 хв Украине можно назвать «тихим сопротивлением». Именно о таковом писал И. Голомшток, анализируя оппозицию итальянского авангарда 20—30 х совсем вдругой, но также тоталитарной системе: «Верность культуре была уже автоматически антифашизмом. Писать натюрморты с бутылками или герметические стихи само по себя было уже протестом», — вспоминал дни своей молодости Ренато Гутту. — Никто не мешал итальянским художникам писать натюрморты с бутылками, трактуя их в самых разных манерах и стилях... Другое дело, что выполнение государственных заказов выводило художников за рамки узкопрофессиональной деятельности в сферу идеологии, и это давало деньги, титулы, награды и положение в новой фашистской элите» .

Так же и в Украине упомянутого периода, которая была тогда составной частью тоталитарного СССР, заметно было распределение между титулованными и зажиточными художниками, которые были при власти и бедной прослойкой свободной богемы, которая не желала с нею иметь дело. При этом — никакого демонстративного возмущения, знаков политической борьбы, вместо этого — только верность культуре, типичная реакция тогдашнего «тихого» украинца.

«ВТОРАЯ ВОЛНА АВAНГАРДА»

Возможно, кому-то покажется странным, что ситуация в Италии 20—30-х может хотя бы чем-то перекликаться с ситуацией в Украине 70—80-х. Не ближе ли нам ситуация в России? Во-первых, имеется ввиду не полная тождественность, а только некоторые похожие аспекты. Но и с русским андеграундом есть общие черты, где это явление также получило название «второй волны авангарда». Во-вторых, по-моему, развитие Украины в прошлом имело некоторые геополитические особенности, присущие небольшим странам, а не таким «империям» как Россия или Америка. Ведь у нас связь с «центром» хотя и имела ужасные проявления, не была четко детерминированной и допускала значительное своеобразие. Приведу отрывок воспоминаний одного из «руховцев», который нынче является членом правления Союза писателей Израиля — Марьяна Беленького:

«Киев моей молодости — 70-х был жуткой провинциальной дырой, где запрещалось все... Никаких клубов и вообще мест, где можно было официально собираться и о чем-то говорит, тогда в городе не было. И вот однажды мне сказали, что где-то кто-то организовал какую-то выставку... Одной из первых акций для привлечения людей в клуб была выставка Фоменко [1976]... Впоследствии клуб организовал выставку неформальных киевских художников [1977]. Чтобы не случилось того, что в Москве, Сережа [председатель клуба «Рух» С. Федоринчик] ухитрился заранее обзавестись положительными отзывами работников института эстетики, привести на выставку кого-то из райкома партии и выжать: «Мы не возражаем». В Киеве такого не было, пожалуй, с 20-х...

Оказалось, что в нашем болоте водятся птицы невиданные... В клуб «Рух» приходили удивительные люди, которые стали моими друзьями на долгие годы» .

Прекрасная талантливая молодежь, и действительно, как будто невиданные птицы, кто-то разлетелся по разных мирах, кто-то вспыхнул огнем короткой жизни, а кое-кто продолжает проторять избранный в молодости творческий путь. Почти все инициаторы организации клуба были задействованы в научно-технической сфере. Выпускником Московского физико-технического института был председатель клуба Сергей Федоринчик. Еще в студенческие годы он проявил организаторские способности и творческую заинтересованность всем нерядовым, устраивал встречи с писателями братьями Стругацкими и группой Макаревича «Машина времени». Нынче он также работает как общественный деятель и руководитель Информационного центра УЭА «Зелений світ».

Среди организаторов объединения «Рух» следует отметить фотографа Юрия Косина, автора прекрасных фотоальбомов об Украине, хорошо известного по выставкам во многих странах мира. Кстати, именно после упомянутой выставки 1977 года у него окрепло мнение о том, чтобы посвятить себя искусству. Тогда он был ученым-кибернетиком, своих фотографий еще не выставлял, но с энтузиазмом отзывался на любую возможность быть причастным к прекрасному, или это касалось изготовления слайдов произведений полулегального в «совке» Сальвадора Дали, или договориться о предоставлении зала для друзей-неформалов.

Кибернетик Николай Недзельский делал первые видео-шоу, синтезировав музыку, графику и световые эффекты — «светогаммы». Он также посвятил свою жизнь искусству и продолжает эксперименты на новых технических носителях, пишет интересные тексты. Как преподаватель фотоискусства воспитал новое поколение художников современного направления.

Атмосфера тогдашней академии искусств, рутинная и официозная, не содействовала рождению авангарда, а свято место пусто не бывает. Однако новаторская художественная стихия охватывала и некоторых воспитанников художественных заведений. Среди участников упомянутой выставки был Александр Костецкий, сын известного академика, художника соцреалистического направления, автора трогательного полотна «Возврат с фронта». Его сын, обретя необходимое изобразительное мастерство, окунулся с красками в вымышленный мечтательно- фантастический мир (подальше от надоевшей застойной реальности).

Профессиональное образование имел и Николай Залевский, который экспонировал в 77-м картину «Как-то ночью», где обнаженная женщина играла с каким-то карликом на детской качели внутри грязно-зеленого парадного сталинского дома. Его сюрреалистическая композиция стала одним из первых полотен глубоко философского содержания, над которыми он продолжает работать, переехав в 1991г. в Америку. Он посещает каждый год родной город и посвящает ему свои работы. В прошлом году состоялась ретроспективная экспозиция произведений Залевского в Киеве, показавшая, какого высокого уровня достигло его творчество, и насколько крепко в нем держится дух современной Украины.

Произведения Михаила Жукова также привлекали внимание высоким уровнем мастерства. Необычным было сочетание в его картинах плоскостного и объемного рисования, поражала его тематика, где отразились пацифистские настроения хиппи, сногсшибательные интеллектуальные лабиринты. Дальнейшая работа в избранном живописном направлении сделала его известным в мире художником, а в Киеве его произведения постоянно экспонирует галерея «Неф».

Плодотворно работает как живописец, и тогда и сейчас, Владимир Богуславский, который нынче живет во Львове. Среди многочисленных коммерческих работ, которые встречались на «Ярмарке- 2007» в «Украинском доме», картины В. Богуславского выделялись особым состоянием души. Его полотна излучают мощную творческую энергию.

«САМОУЧКИ»

Полное невосприятие официальной идеологии с ее заангажированным искусством присуще всем художникам «Руха», хотя разные художники имели различную степень компромиссности относительно этого. Наиболее радикальную позицию занимали те, кто принципиально не имел желания подходить к обучению в тогдашней Академии искусств. Тогдашнее искусствоведение презрительно называло их «самоучками», отводя место в самодеятельном непрофессиональном творчестве, не понимая, что здесь речь идет о настоящем андеграунде. Такие яркие представители андеграунда как Николай Трегуб и Вудон Баклицкий глубоко переживали конфликт с Родиной, которая не признавала их новаторское искусство. В конечном счете Трегуб наложил на себя руки в 1984 г., а в 1992 г. не стало Баклицкого. А тогда, в 1977 г. братья по андеграунду Николай и Вудон вместе ходили на зарисовки по Киеву, выставили немалую часть своих работ, обозначенных экспрессией цвета и чрезвычайной деформацией форм. Оправдывая свое официальное непризнание, они приводили в пример подвижническую жизнь знаменитого Ван Гога. Теперь часть их творений нашла место в Национальном художественном музее Украины, «Зиммерли-арт-музеум» в Нью Джерси (США) и других... В 2006 г. не стало Александра Еременко, светлой и чрезвычайной личности, которая вдохновила Беленького стать писателем. Возможно, это не полный перечень художников, кто участвовал в художественной выставке 30 лет назад: Вудон Баклицкий, Владимир Богуславский, Елена Голубь, Владимир Данченко, Александр Еременко, Михаил Жуков, Николай Залевский, Александр Костецкий, Владимир Легастов, Николай Недзельский, Александр Полищук (скульптор), Николай Трегуб.

На той выставке встречались и работы случайные, художников, которые в дальнейшем перестали заниматься творчеством. Так, В. Легастов занялся психологией, а В. Данченко стал автором статей о психорегуляции, йоге, как дисциплине, специфике заданий искусства в контексте различных уровней сознания. Главное же то, что демократичность организации, которая без цензуры (!) позволяла выставлять что угодно, создавала особую атмосферу свободы. Далее все, кто был причастен к акции 19977 года, несли в себе этот свет и имели немаловажное харизматическое влияние на события в стране и даже в мире.

Деятельность объединения «Рух», начавшаяся спонтанно, прекратилась из-за огромной кучи факторов. Последняя выставка была значительно меньшей, чем предыдущая, проходила в одной комнате в Доме ученых в 1978 г. За несколько лет существования под эгидой «Руха» не только проводились выставки, а и собирались на диспуты, своеобразные семинары по различным отраслям культуры, чтобы обсудить новинки прочитанного, увиденного и тому подобное. Впоследствии отделился киноклуб, художники «перегруппировались» или интровертно погрузились в свою работу. К тому же, организаторам стало тяжело работать после публикаций московской журналистки Боссарт, разгромившей их в центральной прессе. В то время это имело значение. В стране, где все должны были без колебаний идти к одной заданной цели, все другое клеймилось как не достойное существования. Тогда в каждой газете отводилось место, чтобы высмеять «безыдейность художников». В 1978 г. эта журналистка вынесла приговор: «Игра в «Рух» в Киеве не воспитывает ничего, кроме инертности, потому что движения нет!» Но, как видим, историческая очевидность доказала как раз противоположное...

Елена ГОЛУБЬ, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments