Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

«Звания голоса не добавляют»

На всех зарубежных афишах просто написано: Кочерга — бас из Украины
12 июля, 2006 - 19:49
АНАТОЛИЙ КОЧЕРГА ВО ВРЕМЯ СВОЕГО ПОСЛЕДНЕГО ВЫСТУПЛЕНИЯ В КИЕВЕ / ФОТО БОРИСА КОРПУСЕНКО / «День»

Уже скоро два десятилетия как имя легендарного оперного певца украшает ведущие сцены мира. Анатолий Кочерга работает по контрактам в театрах Европы и Америки. В Киеве появляется редко, как правило, лишь когда он в отпуске. Гастрольный график Анатолия Ивановича расписан на несколько лет вперед. Об его успехах, триумфальных победах мы в Украине узнаем только из восторженных рецензий. «На Україну повернусь» — творческий проект Национальной оперы и мэрии, собравший в одном концерте ведущих мастеров-украинцев уже много лет живущих и работающих за границей. Эта программа вызвала большой резонанс публики. «Звездой № 1» уже на протяжении многих лет является Анатолий Кочерга. Как ему живется в Вене, почему так редко его можно услышать на родине, что волнует певца сегодня — наша беседа.

— О вашем уникальном голосе написаны тысячи рецензий. По-видимому за долголетие на сцене нужно благодарить вашего педагога, профессора Римму Андреевну Разумову?

— Сначала маму, отца и Бога. Мне очень повезло, что я попал в руки прекрасного педагога. Римма Андреевна меня очень контролировала, требовала в занятиях следовать жесткой дисциплине. Я много работал в вокальном плане с концертмейстерами и учителями камерного пения. С большой любовью, волнением вспоминаю Эсфирь Израилевну Паноях и Зою Ефимовну Лихтман, которые мня помогали не только расширять репертуар, но и готовили к конкурсам. Это были мои первые наставники, и я им очень благодарен...Уже 17-й сезон я работаю за границей и меня ни разу не спросили, какое у меня музыкальное образование. То есть ни один импресарио не видел моего диплома об окончании Киевской консерватории. За границей не диплом имеет значение, а то, что ты умеешь делать, как тебя принимает публика, оценивают критики. Там никого не интересуют мои регалии: народный артист Украины бывшего Советского Союза, лауреат Национальной премии Украины имени Шевченко. На афишах пишут большими буквами имя и фамилию. Давая интервью иностранным журналистам, я никогда не говорю, что имею так много почетных наград. В разных странах меня знают как Анатолия Кочергу. Но я всегда подчеркиваю, что я — украинский бас. Во всех биографических справках, буклетах, программках, публикующихся за границей, я требую, чтобы организаторы гастролей обязательно писали: «Кочерга — бас из Украины, город Киев». Звание — это звание, а голоса это не добавляет... Каждый раз, когда ты выходишь на сцену, приходится завоевывать слушателей — на старых заслугах не уедешь.

ЗАРУБЕЖНЫЕ СТУПЕНЬКИ К ОЛИМПУ

— С 1989 года вы поете за границей, начали с Венской штатсоперы, ну, а далее наперебой вас стали приглашать почти все лучшие оперные театры мира. Кто вам помог сделать карьеру за границей?

— Считаю, что помог счастливый случай. Я гастролировал с Варшавской оперой во Франции. В Каннах после спектакля ко мне зашел в гримерку знаменитый дирижер Клаудио Аббадо. Он восхищенно говорил о моем выступлении, а потом признался, что искал меня почти три года, присылал приглашения, но все время получал от бывшего Госконцерта СССР отказы, что Кочерга очень занят. Господи, я даже не знал об этих предложениях. Тогдашние чиновники даже не сказали, что от моего имени посылают отказы. Мы обменялись телефонами, адресами, и я уехал в Киев... Очень скоро получил предложение выступить в Вене. В Штатсопере я встретился с Гербертом фон Караяном. Знаменитый австрийский дирижер меня отчитал, что я не учтив. Оказалось, что он также посылал мне приглашения об общей работе, а я даже не ответил на его предложения. Знаете, я был обескуражен и сказал: «Маэстро, если бы я знал хоть об одном вашем приглашении, я бы на коленях по шпалам приполз».

Для Анатолия Кочерги 1989 год — один из самых интересных в творческой биографии. Состоялись две знаковых премьеры в Венский опере: «Хованщина» — партия Шакловитого и «Дон Карлос» — роль Великого инквизитора (дирижер К. Аббадо). Известный музыкальный критик Вольфганг Херлез написал о «фантастическом ансамбле певцов: Николы Гяуроава, Анатолия Кочерги, Владимира Атлантова, Людмилы Шемчук, Паата Бурчуладзе... Образ Шакловитого стал открытием Штатсоперы: советский бас Анатолий Кочерга, обладатель уникального по тембру и совершенного по технике исполнения голоса, воспроизвел наименьшие нюансы партий». А маэстро Аббадо подчеркнул после премьеры, что Кочерга блестяще справился с партией Шакловитого, показал себя на сцене не только как великий певец, но и как прекрасный актер, поэтому Анатолия сразу оценила венский публика.

— Главное кредо Клаудио Аббадо — покой во время репетиций, — вспоминает А. Кочерга. — Он внушал всем артистам уверенность, доверие друг к другу, создавал очень комфортный микроклимат. Клаудио никогда много не говорил. Он заставлял певцов импровизировать, искать нюансы роли, добиваться художественной правды различными художественными и музыкальными средствами. Вы знаете, меня поражало, что маэстро дирижировал без партитуры, на память. Это был дирижер от Бога!

— Концерт «На Україну повернусь» стал подарком вашим поклонникам таланта, а когда можно будет вас увидеть в спектакле Национальной оперы?

— Выступая за границей, я презентую украинское искусство Я не убежал, не уехал куда глаза глядят. Мне выпала большая честь работать с самыми знаменитыми дирижерами, режиссерами, участвовать в новых постановках в Европе, Америке, Японии. Мои заграничные ступеньки к оперному Олимпу не были усыпаны розами... Что касается выступлений в Киеве, то дело в том, что из дирекции Национальной оперы меня никто не приглашает. «На Україну повернусь» — первый творческий проект после многих лет молчания. Мне позвонили за три месяца до концерта. Перед премьерой «Бориса Годунова» в Брюсселе у меня была недельная пауза, и приехал в Киев. Вы знаете, я много раз предлагал дирекции оперы вместе выступить в гастролях театра или приехать и спеть в Киеве. Меня внимательно слушали, говорили, что подумают, и все оставалось по-старому... Но я был очень взволнован теплым приемом публики, почувствовал после концерта тепло сердец слушателей, которые меня не забыли...

— Украинские молодые басы мечтают поучиться у вас. Вы еще не думаете о преподавании?

— Я очень занят как исполнитель. Возможно, позже проведу несколько мастер-классов. Многие молодые певцы из разных стран обращаются ко мне, но пока я себя педагогом не ощущаю. Могу только проконсультировать. К сожалению, сейчас во всем мире существуют большие проблемы с педагогами по вокалу. Формирование школы пения — всегда кропотливая работа.

— Вы уже адаптировались жить и работать за границей?

— Там нужно очень много работать. График гастролей у меня расписан на несколько лет. Бывают паузы на несколько дней, недель. Например, после «Леди Макбет Мценского уезда», поставленной в Милане, я почувствовал себя истощенным. Отключил телефон и просто отдыхал. Но это роскошь, и часто я себе такие «перерывы» не могу делать.

ФЕЙЕРВЕРК ЭМОЦИЙ

— Вам приходилось работать со многими легендарными мастерами оперы. Расскажите о Франко Дзеферелли.

— Этот знаменитый режиссер ставил «Дон Жуана» в Севильи. Мне пришлось за два дня входить в спектакль. О сотрудничестве с Франко Дзеферелли я вспоминаю с большой теплотой. Он очень простой, коммуникабельный человек. Эмоции, темперамент итальянца ему помогают быстро найти «ключик» к каждому артисту: от солиста, до хориста, танцовщика. У меня было впечатление, что оперу он знает на память. Во время репетиций он постоянно был на сцене: показывал, чего хочет добиться от каждого артиста, занятого в постановке. Дзеферелли — это фейерверк эмоций! Он рисовал штрихи мизансцен, а далее уже подключались музыканты и каждый артист...

— «Борис Годунов» — одна из самых любимых вами партий?

— Мне дороги все оперы, в которых я принимал участие, потому что это часть, или фрагмент, моей творческой жизни. «Бориса Годунова» я исполнял в различных версиях, в разных театрах (Киеве, Вене, Париже, Варшаве, Зальцбурге), даже есть телеопера, записанная «Укртелефильмом» в 1987 году и концертный аудиовариант, осуществленный в Берлине. Эта наша общая работа с Аббадо отмечена медалью Академии музыки. Почти 30 лет я пою «Бориса Годунова» и очень люблю эту оперу. В Мехико должен был петь Бориса, когда посреди бела дня, гуляя по парку, имел несчастье столкнуться с грабителем. Он стрелял в меня. Рядом была жена Лина, и благодаря ей я выздоровел, хотя много крови потерял, пока приехала и «скорая помощь»... Несмотря на тяжелую травму, на седьмой день пребывания в больнице я все же вышел на сцену... пел, сидя в инвалидной коляске. Мы вместе с хором и оркестром Мексиканской оперы исполнили концертный вариант «Бориса Годунова». Выступление прошло с большим успехом. Врачи запретили становиться на ногу почти год. Пришлось пройти через операции... Меня очень поддержала жена, дочь, тесть и теща (Александр Михайлович и Алла Терентьевна Таранец). Несмотря на запреты врачей, уже через несколько месяцев я вышел на сцену, опираясь на палочку, и там я забывал о страшной боли...

— Анатолий Иванович, а станет ли певицей ваша дочь?

— Юля сейчас учится пению. Скажу честно, отговаривал ее от этой профессии. Пение — очень тяжелое дело. Оперный певец — это даже не профессия, а особое состояние души... Юля — очень умная девушка. Она знает пять иностранных языков, окончила курсы менеджмента, разбирается в организации работы театра Запада, проведении и исполнении отдельных партий в оперных спектаклях. Ее шеф очень был доволен ею. Во все командировки он брал Юлю с собой. У нее есть подход к людям. Может договариваться о гастролях со звездами мирового уровня: Клаудио Аббадо, Мазелем... У нее нет границы, тормоза в общении, она искренняя, откровенная, и люди это чувствуют, охотно идут на контакт. Вы знаете, я даже завидую дочери. Юля дружит с легендарным Пласидо Доминго. Несмотря на большую разницу в возрасте, Юле 20 лет, и звездный статус Доминго, он, когда видит мою дочь, говорит, что это его «старая подруга». Они действительно давно знакомы. Мне кажется, что Юля никогда не заболеет звездной болезнью. Она выросла за кулисами и хорошо знает: чтобы завоевать аплодисменты публики, нужно очень много работать.

СПРАВКА «Дня»

Анатолий КОЧЕРГА родился на Виннитчине в 1947 году, в с. Самгородок Козятинского района. Сначала окончил Винницкое музучилище, потом Киевскую консерваторию. С 1972 по 1989 год — солист Национальной оперы Украины. Лауреат Международного конкурса им. П. Чайковского. Стажировался в Миланском театре «Ла Скала» (1975—1976). С 1989 года — солист Венской Штатсоперы. Вскоре обрел статус, по которому на уровне звезд первой величины, таких как Пласидо Доминго, Лучано Паваротти, Чечилия Бартоли, работает по контрактам в ведущих театрах Европы и Америки по собственному выбору. Репертуар у певца колоссальный: от партии Бориса в опере Мусоргского «Борис Годунов», Филиппа в опере Верди «Дон Карлос», Мефистофеля в опере Гуно «Фауст» — до партий баса в симфониях Малера, Дворжака, Бетховена, Шостаковича. Работает с наиболее выдающимися дирижерами и режиссерами мира. Постоянный участник фестивалей в Зальцбурге, Брегенсе, Вене (Австрия), Эдинбурге (Шотландия), Оранже (Франция). Обладает большой дискографией, осуществленной ведущими зарубежными звукозаписывающими фирмами.

Алла ВИШНЕВАЯ, специально для «Дня»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments