Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Неизвестный Вернадский

30 октября, 1999 - 00:00

Владимир Вернадский, потомок запорожского казака,
родился в 1863 г. в семье известного экономиста, преподавателя Киевского
университета, родственник писателя В.Г. Короленко.

Украине его имя хорошо известно. Он основатель и первый
президент Украинской академии наук. Кроме того, он был академиком Российской
Академии наук, членом Чехословацкой и Парижской академий, основателем Радиевого
института. Круг его интересов был чрезвычайно широк. Наиболее выдающимся
его достижением является учение о биосфере и ее переходе в ноосферу. Но
не менее интересна и его концепция возникновения жизни на Земле. Занимаясь
геологическими исследованиями, он обратил внимание, что в геологических
временах зарождения жизни не было. Более того, все указывало на то, что
во все времена живое происходило всегда из живого. В то же время все опыты
по синтезу живого из неживого вещества давали отрицательные результаты,
и нет никаких предпосылок для успеха в этом направлении. Отсюда он заключил,
что «начала жизни в том Космосе, какой мы наблюдаем, не было, поскольку
не было начала этого Космоса. Жизнь вечна постольку, поскольку вечен Космос,
и передавалась всегда биогенезом... Это верно и для всего бесчисленного
хода времени космических периодов истории Земли. Верно и для всей Вселенной».
Он опирался в своих выводах на идею Г.Э. Рихтера о вечности жизни в Космосе.
Рихтер считал жизнь не земным, а космическим явлением. В. Вернадский обращал
внимание на то, что жизнь в латентном состоянии — в спорах, семенах или
цистах может сохраняться на протяжении неопределенного времени, возможно,
и геологических веков, т.е. почти безгранично. Более того, он выдвинул
идею о том, что, наряду с сохранением количества материи и энергии в пространстве,
в биосфере существует закон сохранения количества вещества, охваченного
жизнью. Он пишет: «Создание массы живого вещества и ее сохранение метаболизмом
неизменно во время его существования».

Из этой революционной идеи следует ряд выводов. Прежде
всего, В. Вернадский указал, что все живые организмы связаны с окружающей
их материально-энергетической средой. Эволюция жизни на Земле под влиянием
Космоса привела к возникновению биосферы, и в ходе дальнейшей эволюции,
проникаясь космической энергией, биосфера становится главной геологической
силой. С появлением человеческого разума возникает ноосфера. «Ноосфера
— биосфера, переработанная научной мыслью, подготовлявшаяся шедшим сотнями
миллионов, может быть, миллиарды лет процессом, создавшим homo sapiens
faber, не есть кратковременное и проходящее геологическое явление, — пишет
В. Вернадский. — «Цивилизация культурного человечества» — не может прерваться
и уничтожиться, так как это есть большое природное явление, отвечающее
исторически, вернее, геологически, сложившейся организованности биосферы...»
Идеи вечности и безначальности жизни, тесно связанные с ее организованностью,
приводят еще к одному фундаментальному выводу — к наличию коренного отличия
живого от мертвого, а это должно свестись к какому-то различию энергии
и материи, находящихся в живом организме, по сравнению с теми формами,
которые изучаются в физике и химии, т.е. в обычной косной, безжизненной
материи. В. Вернадский отмечает девять планетных свойств жизни, среди которых
следует отметить первый биогеохимической принцип — биогенная энергия стремится
в биосфере к максимальному проявлению, и второй биогеохимический принцип
— при эволюции выживают те организмы, которые своей жизнью увеличивают
биогенную геохимическую энергию. Анализируя отличия между живой и неживой
материями, В. Вернадский обратил внимание, что в ньютоновской картине мира
не было места необратимым процессам, кроме того, существует принцип Карно,
гласящий, что энтропия мира с течением времени неизменно увеличивается,
т.е. с ходом времени увеличивается количество отработанной энергии, не
могущей никаким известным нам путем быть направленной на работу. Другими
словами, однородное пространство — время — не может обладать обычными векторами.
В отличие от физического пространства, в жизни «происходит не уменьшение
свободной энергии в космической среде, а ее увеличение. В этом отношении
жизнь действует обратно правилу энтропии». Более того, для жизни характерен
необратимый процесс — никогда не наблюдается образование живого организма
из косной материи без участия другого живого механизма (принцип Ф. Реди).

Этот необратимый процесс идет все время в одном направлении,
не останавливаясь и не возвращаясь назад, представляя в совокупности единый
эволюционный процесс, причем в нем находит все более функциональное выражение
формирование центрального нервного аппарата — мозга. Эта векторная направленность
эволюционного процесса побудила В. Вернадского ввести понятие биологического
времени — времени, связанного с жизненными явлениями и протекающего в пространстве,
отвечающем живым организмам, обладающим дисимметрией. Это время, в отличие
от изотропности времени в неживой материи, выражается полярными векторами,
причем отсутствуют указание о его начале и его конце. Особое внимание В.
Вернадский обращает на дисимметрию живых организмов — т.е. появление левых
и правых форм, нарушение симметрии, явление, полностью отсутствующее в
неживой природе. Как обнаружил Л. Пастер, в живых организмах устойчивы
только правые формы материи, т.е. пространство, занятое жизнью, благоприятствует
сохранению только этих молекулярных структур. Живые организмы могут усваивать
(поедать) правые антиподы и не трогают левые (избегают их).

В биологии известно множество явлений, подтверждающих принцип
дисимметрии, в частности, моря наполнены одностворчатыми раковинами, завитки
которых направлены слева направо, подобно движению Земли, и лишь очень
малое число видов составляет исключение.

Принцип дисимметрии является лишь частным случаем более
общего хорошо известного явления — правое-левое. Правизна и левизна, сводимые
к правым и левым структурам атомов, химически идентичны в неживых телах
и различны в живых. Особенно явно это явление проявляется в человеке, у
которого правизна резко отлична от левизны, в том числе и химически. Это
не только известно в быту, но и проявляется на ментальном уровне — функциональном
отличии правого и левого полушарий, и психологически, на что особое внимание
обращал К.Г. Юнг. Изучая сновидения пациентов и символизм гностиков и алхимиков,
он показал, что движение влево равносильно движению в направлении бессознательного.
Символизм различных народов мира практически единогласно указывает, что
движение влево — это зло, а левая сторона — «дурная». Так, свастика — древнейший
и практически всеобщий для древних культур символ — олицетворяла солнечный
проход по небесам, превращение ночи в день и плодородие. В то же время
в Индии форма поворота концов свастики против часовой стрелки (влево) означала
ночь и черную магию, символизировала смерть и разрушение. Движение вправо,
отмечал К.Г. Юнг, было «правильным», оно было направлено к сознанию.

Существование различий между биологическим временем и временем
в неживой природе и различных свойств живой и неживой материй приводит
к понятию различных свойств разными геометриями. И если обычная материя
подчиняется законам эвклидовой геометрии, а теория Эйнштейна опирается
на геометрию Римана, пространств, занимаемых живыми организмами и неживой
материей, и этим пространства характеризуются, то геометрия, отвечающая
пространству внутри живого вещества, по мнению Вернадского, не разработана.
После обсуждения проблемы с геометрами, в частности с академиками Н.Н.
Лузиным и профессором С.В. Фениковым, В. Вернадский пишет: «Возможно, это
одна из геометрий типа Римановских, может быть, одна из геометрий указанных,
но не разработанных Картаном. Эта геометрия сводит все пространство к точке,
снабженной зародышем вектора».

Пространство, занятое живым веществом, должно характеризоваться
полярными векторами, неравенством правизны — левизны, иметь особое биологическое
время со своими свойствами. И в нем должны отсутствовать плоские поверхности
и прямые линии, не встречающиеся в живых организмах. Так, в частности,
симметрия живых организмов отличается кривыми линиями и кривыми поверхностями,
характерными для Римановой геометрии. При этом В. Вернадский допускает,
что «в нашей реальности существуют явления перехода состояний пространства,
геометрически разных, одно в другое». Следует указать, что квантовая физика,
описывающая мир объектов, меньших 10 - 3 см

3 , оперирует законами, принципиально отличающимися от
физики Ньютона. Этот мир обладает дуальным корпускулярно-волновым характером
и подчиняется вероятностным законам, т.е. в нем отсутствует закон причинности.
Но жизнь, подчеркивает Вернадский, существует на молекулярном уровне, в
объектах размером по крайней мере до 10 - 6 см 3 , т.е. эти живые объекты
подчиняются законам квантовой физики. То есть жизнь существует в таких
столь разных мирах. Идеи Вернадского хорошо согласуются с современной психологией.
Фрейд описал дуализм влечений человека.

Первое влечение, Танатос — стремление к смерти, к разрушению
— желание вернуться в бессознательное, в лоно матки, в эмбриональное состояние,
т.е. соответствует энтропии неживой материи. Ему противостоит другое влечение
— Эрос, или либидо, — стремление к жизни, к творчеству, к знаниям, стремление
к новому и разрушению косности и рутинности. Это влечение соответствует
увеличению свободной энергии в космической среде.

А теперь попробуем сделать некоторые выводы из идей Вернадского.

1. Биологическое время у каждого живого организма отличается
от физического времени. Так, если внутреннее время человека течет медленнее,
чем физическое, он успевает сделать большой объем работы, меньше устает
и в физическом времени медленнее старится. Верно и обратное. Более того,
с развитием сознания человек сможет научиться управлять внешним, физическим
временем, другими словами, он сможет его сгущать и разрежать.

2. Вернадский отмечал, что «размножение всякого живого
вещества, в том числе людского», идет в геометрической прогрессии. Но это
расширение имеет пределы. В то же время рост количества машин — техническая
работа человечества — также идет в геометрической прогрессии и тоже, по-видимому,
должен иметь пределы. Сейчас расширение усилий человечества пошло в направлении
роста и использования информации и знаний, особенно наглядно это проявляется
в расширении сети Интернет.

Но это расширение также имеет пределы, поскольку уже сейчас
человечество в массе не успевает даже отслеживать новые достижения науки,
техники и их прикладные решения. Рост объемов информации и знаний неминуемо
приведет к качественному скачку сознания человека — по видимому, к обучению
и использованию телепатии. Замечено, что телепатические способности существуют
у маленьких детей, что подтверждает их связь с матерью, а также у близнецов,
живущих продолжительное время на огромных расстояниях друг от друга, что
специально изучалось учеными. Заложенные в человеке телепатические способности
вытесняются с началом обучения речи. Возможно, в будущем будут разработаны
такие же методики, как сейчас существуют по обучению маленьких детей речи
и письму. По крайней мере, К. Леви-Строс отмечал, что человечество, расширяя
пространство языка, только усложняет себе жизнь и каждое новое понятие
приводит к расширению его толкования языковыми средствами, тогда как народы
с примитивной культурой обменивались концептами, в частности, когда они
говорили «солнце», то могли передать этим словом столько информации, что
для европейца понадобится целая книга.

3. Методология классической науки заходит в тупик. Это
связано с тем, что классическая наука рассматривает и признает то, что
можно безусловно повторить в результате опыта. То, что нельзя повторить,
объявлялось ненаучным. Правда, в области ядерной и квантовой физики наука
сделала исключение, согласившись с обусловленной степенью вероятности в
повторении определенных событий. И эта область науки оперирует вероятностными
понятиями. Но хорошо апробированный аппарат вероятностного подхода не используется
в области психологии и паранормальных явлениях. И лишь на примитивном уровне
используется в социологии. В то же время, как уже отмечалось, в области
живого пространства закон причинности может не работать. Это явление в
отношении человека впервые описал К.Г. Юнг в работе «Синхронистичность»,
вводя понятие «смысловое совпадение», описывающее такие явления, которые
происходят с человеком беспричинно, но связаны смыслом. К примеру, если
необходимо кого-то встретить, этот человек вдруг звонит или «случайно»
встречается на улице, вплоть до более сложных совпадений. Эта работа вышла
под одной обложкой с работой выдающегося физика В. Паули, известного принципом
Паули в квантовой физике. Паули отмечал, что психология бессознательного
К. Юнга вплотную сходится с квантовой физикой. Фактически, К. Юнг рассматривал
пограничные процессы между живой и неживой материями. Поведение всех людей
носит вероятностный характер, как в броуновском движении, и проследить
причинно- следственный ряд их поступков в большинстве случае невозможно.
Поэтому в гуманитарные науки следует вводить аппарат вероятностных методов
доказательств повторяемости экспериментов.

4. Следует отметить фактор огромной важности, не описанный
В. Вернадским, — присущие человеку желание и воля. По-видимому, они могут
влиять на полевые процессы в живом организме, а наличие экстремальных ситуаций
зачастую приводит к проявлению паранормальных способностей, что неоднократно
регистрировалось, но не может быть повторено, поскольку воссоздать экстремальные
ситуации невозможно, ведь существует вектор биологического времени, и даже
полностью подобная ситуация уже будет находиться в другой точке этого вектора
времени. Как говорили древние: «Нельзя вступить в ту же реку второй раз».

5. Развитие сознания людей может привести к окончательному
формированию ноосферы Земли, и поле сознания станет общим, как Интернет,
и к которому можно будет «подключаться». По крайней мере, совершенно ясно,
что идеи не являются продуктом анализа, каким бы фундаментальным он ни
был. А процесс синтеза и появление новых идей напрямую связаны с ноосферой,
в свою очередь связанной с Космосом.

Выводы можно продолжать и расширять, но мне хотелось бы
остановиться еще на другой грани личности В. Вернадского — его нравственных
и социальных убеждениях. Я думаю, читателя заинтересуют его мнения и меткие
наблюдения эпохи 20—40-х годов и его отношение к революционным событиям.
Я дам лишь цитаты из его дневников, которые не нуждаются в комментариях:

30 августа 1920 г.: «Я не могу себе представить и не могу
примириться с падением России... Но, с другой стороны, отвратительные черты
ленивого, невежественного животного, каким является русский народ, русская
интеллигенция, не менее его рабья, хищническая и продажная, то историческое
«варварство», которое так ярко сказывается кругом, заставляет иногда отчаиваться
в будущем России и русского народа.

Нет честности, нет привычки к труду, нет широких умственных
интересов, нет характера и энергии, нет любви и свободы... Ведь русская
демократия — это царство сытых свиней».

1927 г.: «Происходит, с моей точки зрения, безумная трата
самого дорогого достояния народа — его талантов. А между тем, эти таланты
никогда не возобновляются непрерывно. И даже если бы оказалось, что процесс
их создания в нашем народе еще длится, всегда одни личности механически
не могут быть заменены другими. Надо использовать в данный момент то, что
дала сейчас нам жизнь — великий дар прошлых поколений».

21 января 1941 г.: «Полицейский коммунизм растет и фактически
разъедает государственную структуру... Поражает убогость и отсутствие живой
мысли и одаренности выступающих большевиков. Сильно пала их умственная
сила. Собрались чиновники, боящиеся сказать правду».

17 мая 1941 г.: «Говорят, немецкие войска на границе. Думают,
что они с нами не будут церемониться... Будущее тревожно. Я уверен в силе
русского (украинского и т.п.) народа. Он устоит».

19 мая 1941 г.: «Я боюсь, что социальную лесть и пресмыкательство
ЦК партии принимает за реальность, а между тем грозно всюду идет недовольство,
и власть, окруженная морально и идейно более слабой, чем беспартийные,
массой, может оторваться от реальности. Две фигуры — Сталин и Молотов,
остальные незначительны».

16 июня 1941 г.: «Наш строй это ярко показывает, когда
миллионы людей превращены — «на время» — в заключенных: своего рода рабство.
В конце концов, великие идеи в корне искажаются.

Надо пересмотреть с этой точки зрения Маркса: он ясно видел,
что мысль человека создает производительную силу.

Еще больше и глубже это проявляется в ноосфере. Но для
этого необходимое условие — «свобода мысли».

Сергей УДОВИК, специально для «Дня» 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments