Бедный человек не тот, у которого нет ни гроша в кармане, а тот, в которого нет мечты
Сократ, древнегреческий философ, один из основателей Западной философии

Уроки «кельтского тигра»

30 января, 2006 - 20:05
ДУБЛИН — СТАРИННАЯ СТОЛИЦА ИРЛАНДИИ, КОТОРОЙ НЕ НУЖНА МИШУРА ПОКАЗНОГО БОГАТСТВА. В СТРАНЕ НАСТОЯЩИХ ЦЕННОСТЕЙ СРЕДНЯЯ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ ИРЛАНДЦЕВ СОСТАВЛЯЕТ 80 ЛЕТ ДЛЯ ЖЕНЩИН И 75 ДЛЯ МУЖЧИН. (АНАЛОГИЧНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ В УКРАИНЕ — 75 ЛЕТ И 64 ГОДА) / ФОТО РЕЙТЕР

Отгадайте загадку: в какой стране был Голодомор, вызванный колониальной политикой имперской метрополии? В какой стране национально-освободительную борьбу вело вооруженное подполье, а сторонники «братской дружбы» с империей выступали под лозунгами сепаратизма, отделения регионов от собственной Отчизны? Какую страну завоеватели пренебрежительно называли «окраиной»? Что это за страна, в которой часть национально-патриотических сил поддерживала нацистскую Германию, связывая с ней надежды на освобождение от имперских цепей, а вторая часть общества была на стороне тех, кто боролся против гитлеризма? Где наблюдался процесс массовой эмиграции, вызванной бедностью и потерей надежд на будущее? В какой стране под давлением империи приходил в упадок национальный язык, а двуязычие лишь усилило этот процесс до угрожающей грани? Где люди поют печальные песни даже во время радостных праздников? Думаете, это Украина? Ошибаетесь. Это — Ирландия.

ПОЧЕМУ ИРЛАНДИЯ?

Работая над книгой о глобализации, я столкнулся с ирландским феноменом: еще пятнадцать лет тому назад Ирландию считали экономическим неудачником, чуть ли не страной «третьего мира». И вдруг — с середины 1990 х — стремительный взлет,выведший Ирландию в лидеры Европейского Союза по экономическому развитию, удививший мир успехами этой бывшей британской провинции.

Неоднократно самолеты, которыми я летал в Америку, делали короткую остановку в аэропорту Шеннон для дозаправки. Я вглядывался в вечнозеленые, покрытые атлантической мглой ирландские поля, расчерченные кустарниками, словно черными фломастерами. Но что может рассказать о стране стандартный международный аэропорт? Наконец, выпала возможность побывать внутри: по приглашению неправительственной организации, предоставляющей помощь пострадавшим от Чернобыльской катастрофы районам, я посетил Ирландию, ее главные города Дублин и Корк, побывал в парламенте, познакомился со многими представителями гражданского общества, а главное — намного глубже вник в историю этой страны и в современные экономические показатели развития, неопровержимо свидетельствующие об удивительном скачке Ирландии в глобализированное будущее.

ГОЛОДОМОР

В 1845—1849 годах невиданный голодомор поразил Ирландию. Грибковая болезнь картофеля, завезенная из Соединенных Штатов в южную Англию, а оттуда — на ирландский остров, уничтожила урожай этого основного продукта питания населения. Британский премьер-министр Роберт Пил, несмотря на мольбы местных властей, отказался уменьшить экспорт зерна из Ирландии, и правительство в Лондоне и в дальнейшем почти ничего не делало для облегчения положения миллионов голодающих, преимущественно крестьян. 1847 год вошел в историю как «черный», самый страшный год Голодомора. Локальные восстания жестоко подавлялись английскими (фактически оккупационными) войсками.

Позже, в 1860 году, ирландский националист Джон Митчелл в книге «Последнее укрощение Ирландии» писал, что голод был убийством в огромных масштабах и что британское правительство использовало естественную катастрофу, чтобы освободиться от неспокойного населения. «Полтора миллиона мужчин, женщин и детей, — писал он, — были сознательно и тихо убиты английским правительством».

В отличие от украинского Голодомора, ирландский не скрывался от британской и мировой общественности: голодающим предоставлялась как частная (собирались средства среди ирландской диаспоры в Америке), так и, отчасти, государственная помощь — путем открытия так называемых суповых кухонь, в которых питались миллионы несчастных. Эти кухни часто использовались как орудие национально-религиозного давления: в некоторых из них помощь предоставлялась лишь тем, кто отказывался от ирландского католицизма и переходил на сторону английских протестантов.

Голодомор вызвал мощный всплеск антианглийских настроений, следы которых можно найти и в современной Ирландии. Тем не менее, когда во второй половине ХХ века некоторые публицисты попробовали обвинить Британию в геноциде против ирландского народа, бывшая империя мастерски защитила себя щитом из научных книг, авторы которых утверждали, что хотя и были серьезные ошибки в действиях правительства в Лондоне, тем не менее не было намерения истребить непокорный ирландский народ (почти те же жалкие оправдания в отношении Голодомора 1932—1933 гг. слышим сегодня от российских пропагандистов и украинских коммунистов, хотя на самом деле в политике геноцида обвиняется не современная Россия, а московский большевистский режим). Исходя из этого, вряд ли Великобритания когда-либо поддержит резолюцию ООН относительно геноцида против Украины.

Из-за Голодомора ежегодно умирало 40—60 тыс. жителей) резко ухудшилась ситуация с ирландским языком: если в 1845 г. около 3 млн. людей разговаривали на ирландском, то уже в 1851 г. количество ирландскоязычного населения сократилось на один миллион! Зато выросло количество носителей английского языка, которых присылала метрополия с целью укрепления своих позиций на острове.

Голодомор послужил причиной массовой эмиграции из Ирландии: в период с 1850 по 1914 гг. из страны уехало около 4 млн. ирландцев, из них 3 млн. эмигрировали в Соединенные Штаты. Из свыше 100 тыс. людей, отправившихся в Канаду весной 1847 г., приблизительно 20% погибло в дороге.

Таким образом, небольшая страна за короткий промежуток времени потеряла до 40% населения. О масштабах демографической катастрофы свидетельствует такой факт: если в 1840 г. население Ирландии равнялось 8 млн. человек, то в 1960 г. численность граждан республики составляла 2,8 млн. Зато ирландская диаспора в мире выросла до 60 млн. человек, половина из которых проживает в США.

И еще о Голодоморе: из одиннадцати мемориалов, посвященных этой трагедии, три находятся в Ирландии, шесть — в Соединенных Штатах, по одному — в Канаде и Австралии. И ни одного — в Британии.

РАЗВОД ПО-ИРЛАНДСКИ

История Ирландии (так же, как и история Украины, Польши, Финляндии, Грузии, Словакии и других стран) учит, как нелегко достается независимость странам, вышедшим из состава больших империй, как непросто преодолевается имперская великодержавная инерция метрополий.

Национальное возрождение Ирландии, начавшееся в конце ХIХ в., кроме деанглизации и восстановления национального языка и обычаев, со временем привело к подготовке вооруженного восстания. Параллельно усиливалось поддерживаемое Лондоном движение «унионистов» — тех, кто был предан идеям единства Ирландии со «старшим братом» — Британией. Особенно сильны были «унионисты» в Ольстере — в таких индустриализированных городах северного «ирландского Донбасса», как Белфаст и Лондондерри.

Начало Первой мировой войны вызвало новые надежды: вооруженные группы ирландских патриотов вступили в переговоры с немецким командованием относительно закупки вооружений для организации антибританского восстания (вспомните аналогичные попытки украинцев и поляков во время Первой мировой войны заручиться поддержкой Австро-Венгрии и Германии в борьбе против российского господства).

24 апреля 1916 года началось вооруженное восстание против Британии. Англичане утопили в крови эту плохо подготовленную попытку завоевать независимость Ирландии. Британский военный суд в Дублине в мае 1918 года приговорил к смертной казни пятнадцать повстанцев, подписавших Прокламацию о независимости.

Но на этом борьба не прекратилась — Ирландская республиканская армия (ИРА) начала партизанскую войну против британского правительства (1919— 1921 гг.). Под давлением ИРА, под аккомпанемент выстрелов и взрывов, премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж вступил в переговоры, и 6 декабря 1921 г. стороны подписали англо- ирландское соглашение: было провозглашено Ирландское Свободное Государство, от которого и сегодня отделена Северная Ирландия как отдельная политическая единица в составе Соединенного Королевства.

Судьба независимой Ирландии была счастливее, чем Украинской Народной Республики: английские империалисты оказались более честными партнерами, чем московские большевики, и не нарушали взятых на себя обязательств уважать волю ирландского народа, хотя им очень хотелось уничтожить «сепаратистов». На отдельном острове возникло два государства, которые все больше отдалялись друг от друга в своем политическом и экономическом развитии. Таким образом, список разделенных наций ХХ века начинался не с Кореи, Вьетнама или Германии, а с Ирландии и Украины.

Ирландское Свободное Государство пережило гражданскую войну, как это часто происходило на изломах истории, во время революций и нестабильности. Бывшие бойцы за независимость разошлись во взглядах на англо-ирландское соглашение 1921 года: радикальная часть не согласилась с отделением Северной Ирландии, и это стоило молодому государству больших жертв.

Ирландия в 1930—40-х годах постепенно завоевывала настоящую независимость от бывшей метрополии. С 1932 по 1948 год должность премьер-министра Ирландии занимал выдающийся ирландский лидер Де Валера — ветеран борьбы с Британией, бывший политзаключенный. Именно при нем были значительно ослаблены связи с британской монархией и взят курс на нейтралитет Ирландии. Шла настоящая торговая война, во время которой Лондон ввел весьма высокие таможенные пошлины на ирландские мясные и молочные изделия, а Де Валера ввел ограничивающие таможенные тарифы на британский уголь (энергоносители!) и товары тяжелой промышленности. Пострадали от этой войны обе стороны.

Ирландия установила контроль над морскими портами, что имело большое значение во время Второй мировой войны. Приняв в 1937 г. конституцию, парламентарии изменили название Ирландского Свободного Государства на Эйре (Ирландия) и провозгласили ирландский язык официальным языком страны. Правда, английскому языку был предоставлен статус «второго официального», что на практике привело к постепенной гибели языка ирландского.

Отцы независимой Ирландии старались построить закрытое автаркическое национальное государство, духовной основой которого должна была стать католическая церковь, которая ввела запрет на разводы и противозачаточные средства и регулирование потребления алкоголя. Практически была установлена жесткая цензура на произведения литературы и киноискусства с точки зрения пуританской религиозной морали. Большое значение государство придавало поддержке ирландского языка, традиций, музыки, изучению отечественной истории, акцент в которой делался на борьбе ирландского народа против британских захватчиков.

К сожалению, все попытки восстановления ирландского языка не дали желаемого результата. Газета «Айриш Таймз» в 2002 году с горечью писала: «Абсолютным обвинением в адрес ирландского правительства является тот факт, что при создании Ирландского Государства было 250 тыс. человек, свободно владеющих ирландским языком, в то время как сейчас (при численности населения 4 млн. граждан) это количество колеблется между 20 и 30 тыс. человек». Несмотря на усилия правительства относительно обязательного изучения ирландского языка в школах, издание журналов и книг, транслирование ирландских телевизионных программ, восстановление ирландских названий населенных пунктов, улиц и учреждений, дублирование государственных документов и прочие мероприятия, уровень свободного владения ирландским языком сейчас колеблется в отдельных графствах от 1% до 8%. Менее 3% школьников причислили ирландский язык к любимым предметам, ссылаясь на то, что он «мертвый», а его синтаксис, структура предложений и словарный запас абсолютно отличаются от языка английского, более распространенного. Потеря ирландского языка через одно-два поколения станет культурной трагедией Европы монументального масштаба. Ситуация с ирландским языком является грозным предостережением для украинцев: хотя статус украинского языка в Украине несравненно выше кельтского и является предметом зависти многих ирландцев, надо помнить, что конституционное признание официального двуязычия станет неумолимым шагом к уничтожению украинского языка, изгнанию его на периферию государственно-политической жизни страны.

Но вернемся к истории. Вторая мировая война углубила разрыв между Ирландией и Британией. Ирландия не разрешила союзникам (Великобритании и США) использовать свои морские порты для подготовки к открытию Второго фронта. Де Валера протестовал даже против использования союзниками портов в Северной Ирландии, которая, как часть Великобритании, принимала участие в войне. В Дублине работало немецкое посольство, которое в начале мая 1945 года посетил премьер- министр Де Валера, чтобы официально выразить сочувствие по поводу смерти Гитлера (!). Когда в середине мая 1945 года Уинстон Черчилль жестко критиковал правительство Ирландии за нейтралитет, Де Валера ответил ему, что Ирландия выдерживала тиранию (британскую) в течение сотен лет, в то время как Британия была один на один с Германией лишь два года — пока Соединенные Штаты не вступили в войну, — так вот Черчиллю нужно было бы попробовать завоевать симпатии со стороны ирландцев, а не игнорировать права других наций.

Наконец, в 1949 году Ирландия официально, через 27 лет после обретения независимости, перестала быть британским доминионом и окончательно порвала с имперским прошлым: этот акт можно сравнить с будущим выходом Украины из состава СНГ. Будем надеяться, что это произойдет раньше 2018 года.

ОТ ИЗОЛЯЦИИ К ОТКРЫТОСТИ

Серьезным шагом к нынешнему процветанию отсталой аграрной клерикальной страны («задворок Европы», как горделиво назвали ее бывшие хозяева) стало присоединение Ирландии к Европейскому Экономическому Сообществу в 1973 г., включение в зону свободной торговли с Британией и снятие торговых барьеров в торговле с Европой. Вторым решительным шагом к модернизации была реформа образования, которая, благодаря беспрецедентным финансовым вливаниям (свыше 13% государственных расходов) стала общедоступной и бесплатной.

Начиная с 1960-х годов было покончено с экономической изоляцией Ирландии (так называемой политикой самодостаточности), снят запрет на иностранную собственность в промышленности и ликвидирована монополия государства в производстве электроэнергии, кораблестроении, банковской и страховой сферах.

Важную роль сыграло созданное Агентство промышленного развития, которое оказывало содействие иностранным инвестициям, субсидиям для многих фирм, подготовке квалифицированных кадров и выдаче грантов на проведение исследований и разработок. В 1970—1980 гг. стабильно рос ВВП — на 4,7% ежегодно.

Правительство Ирландии, управляемое умеренными либералами, отвергло так называемой «национальный», а по сути автаркический путь развития и предприняло ряд решительных мер, которые привели к качественному скачку в 1990—2000-х годах:

— ирландская торговая политика перешла на принципы свободной торговли и монетарной интеграции, что привело к беспрецедентной открытости экономики — в противоположность экономике Британии и Канады. Результат: экспортные поступления составляют 91% ВВП, которые в денежном эквиваленте равны 47 млрд. евро в год, превышая показатели украинского экспорта в полтора раза;

— покончив с протекционистской промышленной политикой и введя очень либеральный режим в отношении прямых зарубежных инвестиций, Ирландия, занимающая в 1989 г. по экономическому развитию 19-е место среди стран ОЭСР, в 1999 г. оказалась на первом месте с кумулятивным индексом роста за десять лет 83% (соответствующий индекс Южной Кореи — 64, Норвегии — 31, США — 22, Великобритании — 17, Финляндии — 13, Канады — 12);

Начиная с конца 1990-х годов ирландское правительство ввело унифицированный налог для корпораций в размере 12,5%, а налог по личным доходам был снижен с 40% до 20%. Это привело к росту на 30% реальных доходов работников: на душу населения приходится 34 тыс. долларов валового внутреннего продукта, который является одним из самых высоких показателей в Европе (в Украине — более шести тысяч долларов по индексу покупательной способности).

Особую роль в модернизации Ирландии сыграла образовательная политика, направленная на формирование высококвалифицированных молодых кадров в наиболее перспективных высокотехнологических сферах. Система образования была переориентирована на создание сети региональных технических колледжей для подготовки специалистов по электроинженерии и информационным технологиям. Вследствие такой политики по уровню научно-технической образованности в возрастной группе 25—34 года Ирландия вышла на первое место среди 25 наиболее развитых стран мира.

Результат этих системных, стратегически осмысленных мероприятий: реальный ВВП Ирландии возрастал в 1994—2000 годах ежегодно на 9% — до 10,2% в 2000 г.; прирост ВВП на 20% превышал средний ВВП в Европейском Союзе. Показатель безработицы упал с 39,5% в 1980-х гг. до 4,2 в 2002 году. Впервые за многие годы массовой эмиграции из Ирландии этот процесс остановился и началась обратная миграция рабочей силы в Ирландию. За последние годы в Ирландию на заработки приехало до 150 тысяч поляков и 50 тысяч литовцев.

В 1998—2000 гг. наблюдался резкий рост иностранных инвестиций — каждый год до 13 млрд. долларов США (сравните с 1,5 млрд. долларов в украинскую экономику).

Основной продукцией на экспорт являются наукоемкие изделия компьютерной, электронной промышленности (40% экспорта), а также химической и фармакологической промышленности (15% экспорта). Ирландия производит 25% всех европейских компьютеров (!). На этом фоне стоит вспомнить, что доля высоких технологий в экспорте Украины составляет 5%.

СВЕТ И ТЕНИ ИРЛАНДСКОГО ЧУДА

Тот, кто наслушался об экономико-социальном чуде Ирландии, испытывает смешанные чувства при встрече со страной: тихие сельские пейзажи с непременными овцами на зеленых полях и старинными замками на горизонте; провинциальный Дублин с четырехэтажными домами начала прошлого века (здесь сохранились почти все маршруты героев гениального «Улисса» Джеймса Джойса); узкие шоссе без развязок, электрички, которые напоминают польские времен «Солидарности»; лишь кое-где — экономные современные вкрапления сооружений из стекла и металла. По сравнению с этой консервативной, словно застывшей на дагерротипе картиной, Киев, с его разгулом новых богачей и их дорогими автомобилями, крикливыми рекламами казино и претенциозностью новостроек, выглядит как Вавилон Восточной Европы.

Исключительно положительную роль в возрождении Ирландии сыграл ряд уникальных обстоятельств, среди которых — островной характер и небольшое количество населения страны, распространенность английского языка, который является ключом в общении с миром, и связь с мощной диаспорой в США, прочная трудовая и семейная мораль, добропорядочность, законопослушность и патриотизм, присущие большинству граждан, их высокий интеллектуально-образовательный уровень. Успеху Ирландии в большой степени оказывала содействие стабильная политическая система парламентской республики, в которой партии умеют создавать коалиции и идти на компромиссы ради блага народа, а не во имя собственных мелких бизнес-интересов.

Партии ответственно относятся к участию в коалиции, своевременно информируя избирателей о «брачных планах». Несмотря на то, что следующие выборы в Ирландии должны состояться в 2007 г., уже сейчас идут поиски будущих коалиционных конфигураций. Так, оппозиционная партия Фине Гейл заранее объявила о намерениях формировать коалицию с Лейбористской партией — по опросам, этот союз сегодня поддерживают 62% граждан страны. Сравните это с поведением ведущих украинских партий, скрывающих свои планы от народа, которому служат.

Ирландия — удивительная страна, в которой все (подчеркиваю — все) политики, включительно с премьер-министром, регулярно в отведенное время встречаются со своими избирателями в знаменитейших ирландских пабах (то есть пивных), где за кружкой «Гиннеса» обсуждают как государственные дела, так и проблемы, которые волнуют отдельно взятых граждан.

Ирландия умело использовала членство в ЕС, интегрировавшись в европейскую экономическую систему и получив значительные субсидии из Брюсселя. Особенно положительным фактором стало сотрудничество с Великобританией в рамках ЕС: здесь нет места для «старшебратских» отношений или великодержавного диктата. Обе части бывшей империи стали свободными, независимыми и равными членами Евросоюза — и прекратились трения между ними.

Все ли так идеально в стране кельтов? Нет. После большого информационно-электронного бума 1990-х годов, в 2001—2003 гг. появились первые признаки стагнации, потери конкурентоспособности; резкий рост заработной платы привел к значительному повышению цен на продукты питания и промышленные товары, выросла инфляция; парадоксом является наличие значительного количества бедных людей (до 21% в 2003 г.) в процветающей стране и стремительное увеличение разности между доходами богатых и бедных граждан. Цены на рынке недвижимости выросли за 10 лет на 130%, что является самым высоким показателем в Европе (если не принимать во внимание цены на жилье в Киеве).

Все это привело к тому, что начался уход капиталов в Восточную Европу — Польшу, Словакию, где все — товары, ресурсы и рабочая сила — более дешевые.

Успехи Ирландии обычно связывают с деятельностью крупнейшей парламентской партии Фиана Фойл (Fianna Fail), что в переводе означает «Солдаты Судьбы». Найдутся ли украинские «Солдаты Судьбы», которые изменят нашу судьбу и выведут Украину из болота провинциального самоедства на путь настоящего демократического обновления?

Автор выражает глубокую благодарность Чрезвычайному и Полномочному Послу Украины в Ирландии Е. Ю. Перелыгину и всем сотрудникам посольства за оказанную помощь.

Юрий ЩЕРБАК, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments