Самая большая и важная часть воспитания каждого - это то, что мы даем себе сами.
Эдвард Гиббон, британский историк, член Парламента Великобритании

О чем свидетельствуют договоренности с Ираном?

Эксперт: «Угроза региональной войны или противостояния на Ближнем Востоке остается»
4 апреля, 2015 - 20:02
Министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф в Лозанне

Тегеран договорился с шестью посредниками о заключении рамочного соглашения по ключевым пунктам ядерной программы Ирана. Окончательный вариант соглашения будет разработан до 30 июня. Президент США Барак Обама назвал эти договоренности историческими и добавил, что все внимательно будут следить за Ираном. «Если Иран начнет жульничать, мир об этом узнает», - заявил Обама. Он также отметил, что это соглашение «будет базироваться не в доверии, а не беспрецедентных проверках». Кстати, как отметила Би-Би-Си, обращение Обамы было показано в прямом эфире по иранскому государственному телеканалу IRINN, что происходит в Иране крайне редко. А в ленте Twitter появились фотографии иранцев, «сделавших селфи с президентом Обамой».

Основные пункты соглашения с Тегераном содержат:

- Иран сокращает на две трети количество рабочих центрифуг, используемых для обогащения урана и уменьшает запасы низкообогащенного урана;

- Центрифуги, которые не используются, будут помещены на склад под наблюдением МАГАТЭ;

- Иран не будет строить новые лаборатории по обогащению урана в течение следующих 15 лет;

- Все ядерные объекты Ирана будут регулярно проверяться МАГАТЭ;

- Санкции, принятые против Ирана ранее, будут ослаблены, если он будет придерживаться своих обязательств;

- Санкции США, принятые против Иран за терроризм, нарушение гражданских прав и баллистические ракеты, остаются в силе.

Сами иранцы радостно приняли новость о достигнутых договоренностях и устроили празднование на улицах. Министра иностранных дел Мохаммада Джавада Зарифа, который вел переговоры, в стране встретили как национального героя. Будущее соглашение иранский министр назвал «чем-то совершенно новаторским», поскольку Иран сможет продавать обогащенный уран на международном рынке. Однако впоследствии он подчеркнул, что «ядерная программа Ирана продолжит свое существование».

«Когда соглашение будет готово и, например, если они скажут: «Мы снова вводим санкции», тогда и мы сможем отказаться от выполнения наших обязательств. Это было оговорено абсолютно четко», - цитирует Зарифа канал Euronews.

В то же время в Израиле эти договоренности восприняли негативно и с опаской. Премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху считает, что это не остановит ядерную программу Ирана, а, наоборот, поможет ей. «Любое соглашение должно существенно сократить возможность Ирана к созданию ядерного оружия и прекратить его террористическую и агрессивную политику», - написал израильский премьер в своем Twitter.

Министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман тоже видит угрозу в рамочном соглашении с Тегераном. «Иран фактически получил разрешение на развитие своей ядерной программы и это при том, что никто не ограничивает его усилия по разработке ракет среднего и дальнего радиуса действия», - заявил он.

По мнению вице-президента Центра Ближневосточных исследований Игоря СЕМИВОЛОСА, в этих переговорах не были проигнорированы интересы Израиля, однако «они не были поставлены на первое место». «Проблема ядерного потенциала Ирана и его отказ от разработки ядерного оружия только опосредованно может касаться его отношений с Израилем. Обе страны как минимум претендуют на региональное лидерство и объективно способны нанести вред друг другу. Израиль хотел бы и рассчитывал на давление со стороны других европейских стран и США на Иран. Но были выбраны ключевые пункты, которые позволяют снять ядерную угрозу. Угроза региональной войны или противостояния на Ближнем Востоке остается. Возможно, снятие санкций и появление возможностей у Ирана нормально вести торговлю и улучшить отношения с ключевыми мировыми игроками, уменьшит у него желание дестабилизировать ситуацию в регионе», - считает эксперт.

Госсекретарь США Джон Керри, министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф и Высокий представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини перед совместным заявлением в Лозанне

Президент Центра глобалистики «Стратегия ХХI» Михаил Гончар отмечает, что пока рано говорить о соглашении с Ираном «как о свершившемся факте, пока не будет подписано то, о чем договорились сейчас».

По его мнению, до июня может произойти много событий. «Иран упорно работает на Аравийском полуострове, поддерживая шиитских повстанцев в Йемене, что повлияет и на Саудовскую Аравию, которую Иран хочет раскачать внутриполитически. Ему это нужно, чтобы произошло повышение цен на нефть, поскольку Саудовская Аравия - основной поставщик нефти в мире. Иран пока «не пойман» на горячем, но все прекрасно понимают, что он традиционно поддерживает шиитских повстанцев», - рассказывает Гончар «Дню».

По его словам, Россия тоже будет предпринимать «отчаянные попытки» по дестабилизации ситуации на Аравийском полуострове. Москва может пойти на это, чтобы достигнутые в Лозанне договоренности не были приняты. «Хотя Россия и влияла на сам процесс их достижения. Но тут она попала в капкан собственной несбалансированной политики. У них был прогноз, что цена на нефть будет только расти. Однако в прошлом году это сменилось другой тенденцией, к чему они не были готовы», - объясняет Михаил Гончар.

В то же время если договоренности с Ираном будут подписаны, то ближайшие несколько лет мировой рынок нефти ждет период низких цен. «Да, они будут прыгать, но они могут сейчас, особенно после подписания, упасть до $ 30 за баррель и балансировать несколько лет между $ 30 и $ 50 за баррель, например. Даже само сообщение об этих договоренностях уже повлияло на мировой рынок нефти», - говорит эксперт.

Делегаты прибыли для переговоров по ядерной проблеме в Лозанну

В качестве примера Михаил Гончар вспомнил об Ираке, где боевики Исламского государства захватили территории с нефтеперерабатывающими заводами. Сначала было много страхов, что это дестабилизирует нефтяной рынок, однако затем началось снижение цен - боевикам тоже нужны деньги и экспорт нефти.

«С экономической и политической точки зрения, ситуация способствует снижению цен на нефть со всеми вытекающими для России последствиями. По прогнозам, в этом году Россия получит в два раза меньше доходов от экспорта нефти, чем это было в прошлом году. Если в 2013 году Россия вообще получила около $ 290 млрд поступлений от экспорта нефти и нефтепродуктов, то в 2015 году она получит вдвое меньшую сумму. Таким образом, в 2017 году запас прочности российской экономики будет исчерпан», - считает пан Гончар.

- Когда Иран сможет полноценно конкурировать с другими нефтяными странами?

- Иранская нефть продается на мировом рынке и сейчас, но просто ее объемы поставок несколько меньше, чем в период перед санкциями. Но цены, по которым Иран продает свою нефть отдельным импортерам, неприсоединившимся к режиму санкций - Китаю и Индии, ниже рыночной цены. Снятие санкций означает, что Иран в течение ближайших двух-трех лет сможет если не удвоить, то в 1,5 раза поднять объем экспорта. Тем более, он понимает, что при более низких ценах он не получает большого увеличения доходов. Но его стратегия - возвращение рыночной доли на мировом нефтяном рынке, поэтому Иран будет использовать низкую ценовую конъюнктуру. Дальше вопрос зависит от объема инвестиций, которые будут сделаны до 2020 года. Если не будет войны в Персидском заливе, то по уровню экспорта Иран приравняется к Ираку.

Игорь САМОКИШ, «День»




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ