Публика проявляет ненасытное любопытство ко всему, за исключением того, что действительно стоит знать.
Оскар Уайльд, выдающийся ирландский англоязычный поэт, драматург, прозаик, эссеист

«Грабли» из России

Москва, сама того не желая, показала Украине где они лежат
24 декабря, 2019 - 11:41

Демократия — это когда у власти демократы.

Из сочинения московской школьницы 1990-х годов

Этот текст, написанный в ответ на статью Сергея Грабовского и Игоря Лосева «Всегда ли власть большинства является демократией?», следует начать с извинений.

Да, я обратил внимание на слова «статья Федосеева (тем более что он вспоминает там и наши общие публикации, с какой-то стати приписывая их только одному из авторов)». Честно признаюсь: виноват, обратил внимание только на имя в начале статьи, не заметив, что внизу она подписана двумя именами. Искренне прошу у господина Игоря Лосева прощения за то, что не упомянул его, и надеюсь, что он не держит на меня обиды за это.

Перейдем же к сути дела. Сказать по вопросу «Должна ли власть принадлежать мудрому меньшинству или немудрому большинству» в основном нечего. Этот вопрос обсуждается уже третье тысячелетие, со времен приснопамятного Платона, так что все, что здесь было можно сказать, уже давно сказано. Но...

Видите ли, автор должен признаться, что он — украинец с не очень большим стажем, менее, чем трехлетним. До этого я был россиянином, пусть и с украинскими корнями. Да, сейчас я прочно обосновался в Киеве, я женат на украинской гражданке, и наш сын — вполне украинец.  Я не представляю своего будущего ни в какой стране, кроме Украины.

Но, кроме будущего, есть и прошлое. Есть мой опыт жизни в России, который никуда не делся. Так позвольте немного поделиться этим опытом — вдруг он кому-то пригодится.

Моя молодость пришлась на пресловутые «лихие девяностые». Я отлично помню, как тогда люди либеральных взглядов недоумевали: как же так, народу предлагают свободу — а он упорно голосует за «красно-коричневых», за коммунистов и партию Жириновского? Наверное, это какой-то неправильный народ, нужно бы его подправить!

Я глубоко уважаю покойную Валерию Новодворскую (она вообще принадлежала к тем немногочисленным людям, которых можно ненавидеть, но нельзя не уважать). И все же не могу забыть, как в начале 90-х она требовала: «Свободу нужно оставить только для тех, кто голосовал за свободу!». Иначе говоря — за нужные партии.

Тогда же в либеральных кругах возникло понятие «демократуры» — «демократической диктатуры». Диктатуры, которая железной рукой водворит демократию. Возникла мечта о «русском Пиночете». На митингах скандировали: «Даешь стадион!» (имелись в виду стадионы, на которых Пиночет расправлялся со своими противниками).

Чем это закончилось, всем известно. Русский Пиночет появился, и звали его Владимир Владимирович Путин. Возникает вопрос: нужен ли Украине украинский Пиночет?

Да, действительно, я понаехавший москаль (и если бы мне платили всякий раз, когда об этом напоминают, сейчас Порошенко был бы у меня в шоферах). Но не стоит ли использовать мой москальский опыт? Ведь отрицательный опыт тоже полезен. Он помогает не наступать на те же грабли.

Однако продолжим. Я знаю за собой склонность к примерам из древней истории, но и мои оппоненты в этом плане не отстают. Прошу прощения за длинную цитату:

«Кстати, в античной Греции власть, которая опиралась на поддержку большинства населения, порой превращалась в тиранию. Потом поддержка эта таяла, тирана (который еще вчера был любимцем масс) убивали или изгоняли. Почему таяла поддержка? А потому, что тираны, вдохновленные большинством голосов, устанавливали (от имени народа!) единоличную деспотическую власть, считали, что теперь могут делать все, что им заблагорассудится. Тираны — это не лица, которые самостоятельно захватили власть, как считает Федосеев, а продукт выродившейся демократии, которая превратилась в охлократию — власть толпы. Но в результате преступлений тиранов через какое-то время охлос приходил к понятливости, возвращал обычные формы правления с борьбой партий, с системой сдерживаний и противовесов, с верховенством права, с отказом от своеволия любимых народом вождей. Только нередко было уже поздно, государство становилось жертвой чужеземного агрессора или теряло слишком много населения».

Прошу прощения, но Федосеев (извините, что, по примеру Юлия Цезаря, говорю о себе в третьем лице) никогда не считал, что тираны захватывали власть самостоятельно. Стандартный цикл (разумеется, существовали и отклонения от него) жизни греческих полисов был несколько иным.

Как правило, изначально городом управляла царская династия. Затем знать свергала ее и устанавливала аристократический строй, который, разумеется, нравился далеко не всем. Народ выдвигал своего представителя — тирана. Напомню, что в Древней Греции это слово означало всего лишь человека, незаконно захватившего власть, так что сейчас правильнее было бы передать это слово как «узурпатор». Самым известным из тиранов был афинянин Писистрат, но подобное происходило и в других греческих полисах. В дальнейшем народ свергал и самого тирана, и устанавливалась та греческая демократия, которую сейчас все мы знаем по школьным учебникам. Ну а дальше уже всем пришел Филипп Македонский.

Что получится, если приложить эту схему к нынешней Украине? Допустим, олигархи с некоторой натяжкой подходят на роль эвпатридов — родовой знати. Тогда Зеленский — это действительно тиран в древнегреческом смысле. Извините за каламбур — таран, которым народ сокрушает аристократический режим. Но этим его роль и ограничивается. Как только власть знати уничтожена, делать ему на исторической сцене больше нечего. Приходит время для демократии. Власти немудрых и не слишком образованных людей, которым лишь бы вкусно поесть да сладко поспать. Тех самых, которым и принадлежит страна.

На этом можно было бы и закончить статью, но приходится сделать одно небольшое уточнение. Мои уважаемые оппоненты пишут:

«Выходит, немцы имели право избрать Гитлера (а он пришел к власти в строгом соответствии с демократической Конституцией) и устроить геноцид «низших рас»?».

Во-первых, немецкий народ, конечно, имел право избрать Гитлера. Как имел и обязанность впоследствии ответить за это. А ответ был вообще-то не маленький — бомбой по башке.

Во-вторых, придется дать небольшую историческую справку. Некоторые немцы, конечно, избрали Гитлера, но большинство немцев его не избирало. На июльских выборах 1932 года в рейхстаг нацисты получили 37,4 процента голосов — и было ясно, что это их потолок. Левый электорат перебегает от коммунистов к социал-демократам и наоборот, но понятно, что за НСДАП он не проголосует ни при какой погоде. У католиков — свои партии, там нацистам тоже ловить нечего. Досрочные перевыборы в ноябре того же года это показали — там партия Гитлера получила уже 33,1 процента. Относительное большинство у нее было, но абсолютного — не было.

Приход Гитлера к власти — это результат не тогдашней германской демократии, а ее несовершенства.

Возвращаясь к основной теме статьи, можно сказать одно: Россия, сама того не желая, оказала Украине очень важную услугу. Она показала, где лежат те грабли, на которые ни в коем случае нельзя наступать.

Илья ФЕДОСЕЕВ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ