Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, после долгих сомнений решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, украинский государственный, политический и общественный деятель, последний гетман Украины

Три задания для Президента

«Нам нужно правительство политиков-профессионалов, которые способны сформировать план действий как почву для единой стратегии», — Андрей СЕНЧЕНКО
14 августа, 2019 - 18:20
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Газета «День» пообщалась с главой ГО «Сила права» Андреем Сенченко, который активно занимается защитой прав украинских граждан и, в частности, ведет борьбу на ниве юридической почвы для восстановления справедливости в войне России против Украины. Прежде всего это касается вопроса компенсаций пострадавшим украинцам в результате агрессии РФ на Востоке Украины и аннексии Крыма. Вопросов к пану Сенченко много, поэтому мы решили выделить три основных аспекта, которые касаются будущей политики уже новой власти и его мнения о том, как именно эта власть должна вести себя в нынешних сверхсложных условиях.

«ВАЖНО ФОРМИРОВАТЬ ВНУТРИ ПАРЛАМЕНТА КОМАНДУ ПОДДЕРЖКИ СТРАТЕГИИ»

— Андрей Виленович, хотелось бы услышать ваши впечатления от первых шагов новой власти.

— Пока этот аспект сложно оценивать, ведь сотрудничества с остатками предыдущей власти как такового нет. Сейчас есть Президент, пока нет нового парламента, а правительство Гройсмана по своему составу очень сложное. Правительство Гройсмана не стало национальной сборной, а стало набором, по большому счету, людей, которых пролоббировали олигархи. Поэтому пока по сольным действиям самого Зеленского качество его работы оценивать довольно трудно. Результаты работы новой власти будут зависеть от того, насколько она сможет мобилизовать избранных людей на серьезную работу. Для этого, безусловно, нужна стратегия. Потому что механически удерживать их в определенной единой группе будет очень трудно. Безусловно, будут проблемы, но в истории украинского парламента такое было многократно. Второй момент заключается в том, как именно будет сформировано правительство. Здесь может быть два принципа. По формированию списка парламента. Если правительство будет сформировано из политиков-профессионалов, то от этого будет зависеть и эффективность правительства. Я категорически против идеи, что нам нужно технократическое правительство. Подчеркиваю, нам нужно правительство политиков-профессионалов, которые способны в своих направлениях сформировать план действий, и эти планы должны стать почвой для единой стратегии. Тогда такая команда будет эффективной. В нынешних раскладах Верховная Рада не будет центром законотворческой деятельности, но это не значит, что эти люди превратятся в статистов. Это просто повысит ответственность правительства. Но еще раз хочу подчеркнуть, что очень важно формировать внутри парламента команду поддержки стратегии. Для этого ее нужно публично обнародовать. По моему мнению, первое, что нужно сделать Зеленскому, — это все же формировать внепарламентскую коалицию в поддержку упомянутого курса. Но для этого этот курс нужно четко сформулировать. Если этот курс будет поддержан обществом, то упомянутая внепарламентская коалиция может стать эффективным механизмом для реализации стратегических вещей. Задач у них очень много. Единственное, по моему мнению, что не очень хорошо на этом этапе, — это то, что в то время, которое прошло после президентских и парламентских выборов, новой власти нужно не тасовать свой круг людей, а просеивать их. Тогда у них появится скамья запасных по всем направлениях и на разных этажах власти. Это серьезный вопрос и серьезная проблема. Именно поэтому постоянно нужно просеивать огромное количество людей и не быть замкнутым в своем кругу.

«НУЖНО ПРОСЕИВАТЬ КАДРЫ»

— Для всех это и является определенной интригой, потому что не известно, каким образом этот состав будет формироваться. По всему «Фейсбуку» разошлась известная фотография, как Богдан что-то нашептывает Зеленскому.

— Понятно, что все эти люди вместе шли к власти. Я имею в виду не только Богдана. И понятно, что у них есть определенная степень доверия. Но задач, которые стоят перед властью, намного больше, чем силы этих людей. И кадровых позиций, которые нужно заполнять, тысячи. Именно поэтому я и говорю, что нужно просто просеивать кадры. Это очень непросто, потому что всегда комфортнее общаться со своим кругом людей. Поэтому, честно говоря, меня меньше всего волнуют интриги, кто сегодня ближе к Президенту, кто дальше и кто ему что нашептывает. Вопрос, что эти люди все вместе делают. И если в результате этих общих действий появится стратегия и они смогут сформировать скамью запасных, тогда у них выйдет эффективное управление страной.

«ТАКТИЧЕСКИЕ ВЕЩИ О РАЗВОРАЧИВАНИИ СИЛ НИЧЕГО ПРИНЦИПИАЛЬНО НЕ РЕШАТ»

— Другой вопрос касается разведения сил в зоне боевых действий. Как вы смотрите на эту проблематику? В том числе это касается Станицы Луганской.

— Я не так давно был и в Станице Луганской, и в Счастье. Считаю, что очень важно нащупать новой власти определенные отправные точки для последующих действий. Если говорить о внешней политике, первое, с чего нужно начинать, — это понять природу этой агрессии. Это же не связано с тем, что у Путина там есть какие-то экономические интересы. У него стоит задача разрушить украинское государство. Эту цель он будет преследовать до тех пор, пока перед ним ни появятся другие более острые задачи. Это может произойти, когда начнет разрушаться конструкция его режима. Для этого нам нужны системные согласованные действия нас и наших западный партнеров. Это не значит, что наши западные партнеры готовы принять это задание как самое главное для себя. У них есть свои цели и свои национальные интересы, которые с нашими никогда на 100% совпадать не будут. Поэтому думаю, что тактические вещи о разведении сил ничего принципиально не решат. Более того, они просто затягивают время, так как создают иллюзии, что что-то произойдет. По моему мнению, нам нужно подходить к более тесному общению с нашими будапештскими гарантами. При этом происходит постоянное передергивание в этом вопросе, когда определенные лица говорят, что они не нарушали меморандум, а Россия нарушила. Простите, но когда мы отдавали ядерное оружие, мы договаривались не о том, что эти страны на нас не нападут. Мы договаривались о том, что они нам гарантируют безопасность. РФ с того момента, когда она развязала вооруженную агрессию против нашей страны, гарантом уже не является. Она является государством-агрессором. Таким образом, с теми гарантами, которые остались, мы должны обсуждать вопрос, как именно реализовать эти гарантии. Стоит сказать, что Кремль достаточно активно поработал с точки зрения девальвации этих гарантий. Мол, эти гарантии — лишь бумажка. Конечно, ни британцы, ни американцы не придут на нашу землю воевать за нас. Но должны существовать минимум три позиции. Первая — это доведение санкций до уровня, достаточного для того, чтобы путинский режим начал шататься. Вторая — это совсем другого масштаба военно-техническая помощь Украине. Третья — это суды против РФ в интересах украинских граждан, пострадавших в результате российской агрессии.

— Относительно Будапештского меморандума. Насколько я помню, в английской версии этого документа есть слово не «гарантии», а «уверения». При этом в украинской версии звучит слово «гарантии».

— Настоящие документы существуют на трех языках — украинском, русском и английском. Кремль постоянно использует свободный перевод английского текста на русский язык вместо использования текста на русском языке. Такой подход им позволяет манипулировать. Нам сейчас нет никакого смысла вдаваться в эти тонкости. Мы должны очень четко сформулировать свои требования и их жестко и публично воплощать в жизнь. И Президент должен занимать именно такую позицию. Кроме того, возникает вопрос, что нам делать в Минске. Я считаю, что нужно требовать изменения состава участников такого формата. Потому что Минск никогда не был площадкой для поиска решения упомянутых проблем. Там стоял вопрос о том, как нам вернуть Донбасс по путинскому сценарию. Это мина под украинской независимостью и государственностью. Но это не было вопросом восстановления мира, потому что остается захваченным Крым, который оказался за скобками минских переговоров. Это означает продолжение конфликта и агрессии.

«ПРЕЗИДЕНТ ДОЛЖЕН ОЧЕРТИТЬ СВОЕ ВИДЕНЬЕ ПРЕДОХРАНИТЕЛЕЙ В ВОПРОСЕ ПРОДАЖИ ЗЕМЛИ»

— Еще один вопрос касается земельного вопроса. Насколько мне известно, вы, в том числе, занимались вопросом земельного кадастра в Крыму. Каково ваше отношение к этой тематике? Какие здесь могут быть подводные камни?

— Кадастр — это только инструмент. Вопрос заключается в политических решениях, какими они будут, будут ли поддержаны народом. Но, по моему мнению, самого по себе рынка земли не стоит бояться. Однако стоит знать — будут ли иностранцы иметь право на покупку земли сельскохозяйственного назначения. На этот вопрос должен быть дан четкий ответ, который должен быть закреплен в законе. Мое мнение — категорически нет. Второе — сколько земель можно будет продать в одни руки? Если в одни руки продавать огромное количество гектаров, то это будет очень неэффективное использование земли. На объеме, на монополизме, на преференциях, которые они получают от государства, эти люди будут наживать капиталы. Но не потому, что у них эффективный бизнес. Если вспомнить советские времена, каким был максимальный земельный надел в колхозе? За редким исключением до 5 тысяч гектаров земли. Обычно 2—3 тысячи пашни. Это тот объем, который можно эффективно использовать. Но я думаю, что это вопрос опять же политический. Считаю, что колебание должно быть от 200 до максимум 2 тысяч гектаров. Кроме того, нужен жесткий механизм контроля за тем, как именно используется земля. Не может падать качество земли. Таким образом, нужен механизм возврата земли в государственную собственность, если владельцем не выполняются параметры с точки зрения сохранения качества земли. Президент должен очертить свое виденье упомянутых предохранителей.

Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ