Страсть к победе пылает в каждом из нас. Воля к победе - вопрос тренировки. Способ победы - вопрос чести.
Маргарет Тэтчер, премьер-министр Великобритании (от Консервативной партии) в 1979-1990 годах

Украина — Россия: лидер мифа и лидер терпения

15 апреля, 2005 - 20:56

Альтернативный России центр притяжения постсоветского и восточнославянского мира — Украина. А почему бы и нет? По мнению некоторых политиков и политологов, среди которых и президент Института национальной стратегии Станислав БЕЛКОВСКИЙ , это вполне реально. В Украине, по его мнению, существует десять политико-ментальных территорий, обладающих собственной культурной и политической идентичностью. Эту идентичность можно либо уничтожить и унифицировать пространство, либо культивировать и, в итоге, сформировать некий конгломерат. Белковский более правильным считает второй вариант. И при этом задумчиво разводит руками: «Начнется ли попутно федерализация государства, неизвестно. Но, возможно, это следовало бы сделать».

Этой теории далеко до подрыва политического устройства страны хотя бы потому, что она могла бы ликвидировать по-прежнему существующий раскол на Восток и Запад. «Украина может стать государством, историко-политический прототип которого — Княжество Литовское, т.е. восточнославянское государство с европейской политической моделью в основе», — говорит Белковский.

Можно возразить: но мы же, дескать, идем в Европу! «Интеграция Украины в ЕС используется как пропагандистская ширма. У людей, стоящих у власти, никаких особых иллюзий на этот счет нет, — заявил журналистам, представляющим страны СНГ, президент Института национальной стратегии. — Неизвестно даже, будет ли через двадцать лет существовать Евросоюз в его нынешнем понимании». По мнению Белковского, евроинтеграция — это фактически утрата не только независимости, но еще и экономического потенциала Украины. Уступки, на которые придется идти, слишком велики. Это касается и военно-промышленного комплекса, и сельского хозяйства и т.д. «Украина никогда не сможет привести свою экономику в соответствие с международными стандартами», — отмечает наш собеседник. Тем более, что «прежде чем куда-то интегрироваться, нужно закончить формирование своего национального проекта», в противном случае есть риск уничтожить ростки собственной государственности. По словам эксперта, в этом есть нечто от колониального сознания. «Нужно где-то найти начальника, к нему пристроиться и ждать, пока он обеспечит нашу жизнь. Не успела Украина оправиться от Советского Союза, как уже бежит в другой союз. Притом, в Евросоюзе нарастает колоссальный внутренний кризис, в том числе связанный с подавлением идентичности, усиливаются противоречия между Старой и Новой Европой, — размышляет он. — Сначала нужно пройти процесс первичной самоидентификации, а потом уже можно будет интегрироваться куда угодно». И здесь, уверен Станислав Белковский, очень многое зависит от лидера, от его взглядов, убеждений и способа мышления. Что касается России, то «Путин перестал быть президентом надежд, а стал президентом терпения. Его терпят, пока не появится альтернативный лидер с альтернативным центром власти. Он перешел в совершенно новое качество и пока этого не понимает. Такое чувство, что он вообще не мыслит политически. Он считает, что вся политика — это сочетание трех ресурсов: денег, контроля над избирательными участками и телевидением. У кого все это есть, тот и в дамках. Хотя совсем недавно ему показали на примере Украины, что это не так. Путин совершенно не готов это воспринимать. О Ющенко говорить пока рано. Хотя Ющенко, в отличие от Путина, безусловно, политик. Я не поклонник Ющенко, но он политик, он мыслит политическими категориями, у него есть абсолютно политическая идея относительно Украины. Поэтому у него всегда будет определенная, достаточно устойчивая масса сторонников, независимо от его поведения в практических вопросах». К тому же, Белковский уверен, что Ющенко сам по себе — человек-миф и создатель национального образца, каковым Путин не является. Мифы же, мол — неизбежные спутники обретения страной идентичности. В России национальная идея не сформулирована, и у правящей элиты и людей, принимающих решения, нет потребности в ее формулировании. «Кремль сегодня пытается работать с молодежью. Но непонятно, кого они могут предложить молодежи в качестве примера», — утверждает президент Института национальной стратегии. В то же время Украина, если верить Белковскому, способна построить национальное государство, не тратя время на утомительные поиски гаранта своей независимости извне. «Когда я приехал в июне прошлого года в Киев, то понял, что качество политической элиты Украины, причем самых разных ее слоев, неизмеримо выше и иное, нежели у российской. Потому что для всех пластов элиты Украины, независимо от региона и идеологии, государство представляет большую непреходящую ценность», — отметил он. Российская элита, по словам Белковского, сама по себе не представляет никакой ценности и является объектом иронии. Поэтому психологически Украина сегодня более независима. Что же касается экономики, то она никогда не является главным условием независимости. Иначе в мире была бы пара десятков независимых государств...

— Прошел парад революций: Тбилиси, Киев, Бишкек. Что может быть дальше?

— Всегда можно сформулировать критерии. Что было причиной революции? Во-первых, моральный и интеллектуальный износ режимов, во-вторых, кризис национального проектирования, то есть полное отсутствие ясной цели развития нации. В-третьих, это были режимы, слабые внутренне. Они не располагали достаточной инфраструктурой для обеспечения собственной безопасности. В этом смысле революции в Украине, Грузии и Киргизии весьма схожи. Дальше надо всего лишь посмотреть, какие из постсоветских стран отвечают этим критериям. Армения и Россия, на мой взгляд, отвечают. В Беларуси таких предпосылок значительно меньше. В России революция вряд ли возможна раньше 2007 года, но вряд ли и значительно позже. Потому что режим Путина в конечном итоге такой же, как режим Кучмы, Акаева и Шеварднадзе. Он этого просто не понимает. Призыв к стабильности — это некая попытка консервации ситуации, которая народ не устраивает. Нам говорят: десять человек у власти, десять человек завладели всей собственностью, так и будет. Во имя чего эта стабильность? Для подавляющего большинства она воплотилась в несправедливой нищете. Путин совершает ту же ошибку. Сейчас он провозглашает, что любой ценой надо предотвратить революцию. А ради чего? Чтобы все осталось, как есть? Так не бывает. И договоренность Путина с олигархами — это шаг, не имеющий никакого отношения к делу. Это Путину кажется, что все наоборот. Он был абсолютно уверен в победе Януковича.

Украинская революция имела огромное значение для России. Все увидели, что это реально. Но обязательно должен быть политический субъект, кто-то, кто возглавит акцию протеста. Пока такого субъекта нет. Но он появится обязательно, потому что свято место пусто не бывает.

— В России есть оппозиция?

— Как организованный политический субъект — нет. Как набор людей, не приемлющих власть, она огромна. И ее шансы выдвинуть лидера велики. Сейчас я вижу двух лидеров — Рогозина и Ходорковского. Других пока нет, но вспомните конец Советского Союза — тогда лидеры возникали из ниоткуда, буквально за несколько дней.

Лидер должен быть внесистемен. Он не может быть элементом политтехнологической конструкции под названием «российская власть». Если он зависим от этой конструкции, то не может быть лидером оппозиции. Тогда власть может взять его на крючок и заставить делать то, что ей нужно. А лидера забастовки «скорой помощи» или Ходорковского ничем не запугать, потому что у них нечего отнять. У них все отняли.

— В России рассчитывают на реванш Януковича в Украине на парламентских выборах?

— В России просто не понимают природы того, что произошло, а следовательно, и природы возможного реванша. Реванша Януковича и Путина не будет. Может быть победа новой оппозиции, если она будет слаженной. В первую очередь, для этого нужен лидер. Нужна идеология. Идеология будет вызревать. Она уже вызревает, она так или иначе понятна, это продолжение антиолигархического импульса, данного первым этапом революции. Потому что очень скоро выяснится, что ничего не произошло. Как олигархи правили страной, так и правят, только другие.

— Судебные процессы над сегодняшними лидерами украинской оппозиции подрывают авторитет оппозиции как таковой?

— Я общался с Борисом Колесниковым в Донецке еще до его ареста. У нас был очень продуктивный разговор, он согласился, что вся старая доктрина и ее лидеры никуда не годятся. Поэтому я бы отнес Колесникова к структурным видам новой оппозиции. Другой вопрос, сможет ли он сам этим воспользоваться. Потому что те люди, которые на свободе его поддерживают, — это непроходимая оппозиция. А Янукович, кстати, еще выгоден Ющенко, потому что Партия регионов с Януковичем во главе вполне может получить свои 10—12% и забиться в будущем парламенте в маргинальную нишу, не мешая ничему. Если новая оппозиция не будет сформирована на базе блока Тимошенко и социалистов, то шансов мало... Правительство падет еще до парламентских выборов — возможно, в сентябре-октябре этого года. Есть противоречия, которые невозможно примирить. Важнейшие из них — противоречия между лидерами. У нации не может быть двух лидеров, лидер может быть только один. Ющенко и Тимошенко не могут быть больше в одном лагере. Раньше их сплачивал общий враг, более сильный, чем они, с точки зрения государственности, теперь этого врага нет. А отношения между ними никогда не были особо теплыми.

— Кто больше может претендовать на роль лидера?

— Тимошенко, безусловно, больше. Однако Ющенко сегодня выступает с большими ресурсами.

— Может ли Украина влиять на выборы в России?

— Нет, не может, и Ющенко не будет этого делать. Он выстраивает свой мир, где экспонаты трипольской культуры, пчелы... Украина выиграла на определенном историческом этапе, а Россия проиграла. Но Украина и Ющенко — это не одно и тоже. Есть объективный исторический процесс. А люди — лишь орудия этого исторического процесса. У Ющенко есть свои достоинства, но есть и недостатки, о них я сейчас и говорю. Главная проблема украинско-российских отношений в том, что Россия до сих пор не в состоянии сформулировать свой национальный проект. А Украина его плохо ли, хорошо ли, но сформулирует в ближайшие годы. Этот процесс уже активно идет. Поэтому эти отношения не могут быть равноправными на ментальном уровне. Смысловое наполнение элит качественно разное. Россия все отдаст Украине. Я в этом смысле Украине завидую. До смены власти в России, конечно.

— В России упрекают украинскую власть в том, что она постоянно оглядывается на Запад и на Америку...

— Ну, по сравнению с Россией, власть в Украине просто автономна. На Америку нельзя не оглядываться, потому что это сверхдержава. Вопрос в том, ты оглядываешься на нее со своей позиции или с позиции Америки? Украина как раз оглядывается со своих позиций, а Россия — с позиции Америки. В этом заслуга олигархов во многих постсоветских странах. Как только олигарх приходит к власти, тут же внедряет режим внешнего управления, потому что главное достояние олигарха — его счета на Западе. Как только их арестуют — все, он никто. Здесь он ничего не боится. Там он боится за свою репутацию...

Подготовила Марина БРИКИМОВА, «День», Москва — Киев
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ