Настоящая личная свобода невозможна без экономической безопасности и независимости. Голодные и безработные люди - это кадры для диктатуры.
Франклин Делано Рузвельт, 32-ой президент США, демократ.

Олесь Янчук. Магия и горечь кинематографа

Директор Национальной киностудии художественных фильмов имени Александра Довженко возглавил Союз кинематографистов Украины
8 сентября, 2017 - 10:31
ЯНЧУК НА СЪЕМОЧНОЙ ПЛОЩАДКЕ

НОВАЯ ДОЛЖНОСТЬ

— Олесь, в День украинского кино — кроме традиционных поздравлений с профессиональным праздником — вы наверняка услышите немало напутственных слов как недавно избранный председатель Союза кинематографистов Украины. Но я, например, в некотором замешательстве — поздравлять вас с данной должностью или сочувствовать? Ведь вы — директор Национальной киностудии имени Довженко, у которой проблем не меньше, чем в Союзе кинематографистов, действующий кинорежиссер, в настоящее время работающий над фильмом «Тайный дневник Симона Петлюры». Зачем вам было нужно взваливать на свои плечи еще и эти серьезные обязанности?

— Начну с того, что мою кандидатуру предложили коллеги. Теперь о связи Союза кинематографистов и Национальной киностудии имени Довженко. Если вспомнить историю, вначале в Украине были созданы кинофабрики, а уже затем, когда отечественный кинематограф начал развиваться, возник Союз кинематографистов. В будущем году киностудии имени Довженко исполняется 90 лет, а Союзу кинематографистов — 60. Два серьезных юбилея. Совершенно очевидно, что Союз (сообщество людей, которые имеют профессиональное отношение к кинематографу) был создан, когда в нем появилась острая необходимость. В стране (в те годы — одной из республик СССР) стало сниматься большое количество фильмов, где были заняты люди самых разных киноспециальностей. Возникали текущие проблемы, которые было нужно оперативно решать: получение квартир, устройство детей в садики и летние лагеря, обеспечение отдыха людям, работающим в отрасли, помощь заболевшим коллегам и пенсионерам. И, конечно же, четко спланированная информационная деятельность: регулярные премьеры украинских и зарубежных фильмов, которые в те времена, кстати, больше нигде нельзя было увидеть, а мы имели возможность быть в контексте достижений мирового кино. Для меня значимость Союза кинематографистов заключалась именно в этих функциях.

Сегодня времена изменились. Слава Богу, мы уже забыли о советской идеологии, которая по разным мотивам перекрывала доступ к информации о западном искусстве. Более того, технический прогресс позволяет смотреть фильмы не только в кинозалах, но и по интернету.

После долгих лет забвения начал восстанавливаться национальный кинопроцесс, но мы имеем недостаточно информации о том, что происходит в украинской киноиндустрии. Раньше каждый месяц печатались красивые календари с программой премьер, просмотров, творческих встреч в Доме кино, и человек заинтересованный всегда был в курсе того, что происходит в отечественном кинематографе.

Кроме того, меня как режиссера, всю жизнь проработавшего на киностудии имени Довженко, как ее директора искренне и эмоционально волнует судьба студии, поскольку она находится в настоящий момент в весьма плачевном состоянии. И демагогические сентенции — «у всіх зараз рівні можливості — і в приватних продакшн, і в Національній кіностудії» — вызывают стойкое несогласие. Это ошибочное мнение. Могу аргументировать свою точку зрения, так как практически все свои работы снимал не на государственные деньги, был не только режиссером, но и продюсером собственных картин. Однако всегда работал на базе киностудии имени Довженко, таким образом поддерживая ее. И мне было спокойно и комфортно здесь, поскольку костяк нашей студии — прекрасные специалисты самого разного профиля (им подобных в Украине — единицы), более ста тысяч костюмов, больше тысячи единиц разнообразного оружия, сохранился и другой уникальный реквизит.

Однако нынешняя власть, кажется, забыла, что существует государственная киностудия, которая, как и Национальный театр оперы и балета, и Национальные драматические театры — имени Ивана Франко и Леси Украинки, — в первую очередь представляет нашу державу в мире. Нас вроде бы и не существует. Мы — государственная (подчеркиваю это!) студия — не получаем от своего государства никакого финансирования. Более того, недавно в сми появилась информация, исходивщая из уст заместителя министра экономического развития и торговли господина Максима Нефедова о том, что киностудия имени Довженко включена в список предприятий, подлежащих приватизации...

— На каком основании было сделано такое заявление, ведь студия имеет статус национальной, то есть по определению не может быть приватизирована?

— Ни на каком. Это механическое действие чиновника, который просто вытащил из реестра 893 предприятия, в том числе и Национальную киностудию художественных фильмов имени Александра Довженко. Чтобы такое произошло, нужно, как минимум, решение Верховной Рады о снятии со студии данного статуса. А к чему приводит даже частичная приватизация, мы с вами видели на примере Одесской киностудии (которая, кстати, старше нашей), куда попали во время недавнего кинофестиваля. Я прекрасно помню ее в благополучные времена, поскольку делал там свой диплом и прожил в Одессе два месяца. Она была динамичной, живой, известной на весь бывший Советский Союз, где снималось много интересных фильмов, которые входят в золотой фонд кинематографа. Сегодня на студии запустение: ни одной картины в производстве, не работают почти все цеха...

Еще именно и поэтому я согласился занять пост председателя Союза кинематографистов Украины: если власть игнорирует коллектив киностудии из 200 человек, может быть, она услышит голоса членов Союза, в котором в настоящее время состоят 1095 человек. Мне кажется, что проблемы, с которыми сегодня сталкиваются и Союз, и киностудия — звенья одной цепи, я не разделяю их. И попытаюсь активнее выразить свою позицию, чтобы добиться их разрешения. Кинематограф — часть культурной политики страны, которая интегрируется в каждую украинскую семью через кинотеатры, телевидение, интернет. Необходима стабильность и качество в таком искусстве, как кино. Кинопроизводство не может быть хаотичным, если мы хотим, чтобы отечественные фильмы смотрел украинский зритель, чтобы они (простите за патетику) влияли на его взгляды, поведение, развитие. Разумеется, картины должны быть разножанровые и разнообразные по тематике, здесь неприемлемы никакие ограничения в творчестве и цензура. Значительное место, по моему мнению, необходимо уделять продукции, носящей воспитательный характер. Особенно лентам, ориентированным на детскую аудиторию и молодежь. Следует разработать долгосрочную культурную программу, в выполнении которой именно государственные студии могут стать гарантом и нести ответственность за ее качество и художественный уровень.

КОНТРОЛЬ, НО НЕ ДИКТАТ

— Как вы представляете себе такую культурную программу?

— Элементарно. Киностудия может получать государственные заказы. Необходимо продумать план производства фильмов на год или несколько лет — это могут быть картины на историческую тематику, экранизации популярных произведений, детские киноленты. Уверяю вас, подобные фильмы пользовались бы спросом. Причем нужно не только выпускать их в прокат, но и демонстрировать по телевидению. Ведь во многих городках районного типа кинотеатры вообще исчезли, их просто нет. К примеру, наши северные соседи понимают важность кинематографа лучше и не жалеют денег на кинопроизводство, а наш зритель до сих пор каждый вечер смотрит их продукцию, несмотря на формальные запреты. В результате мы проигрываем информацонную войну. Если бы за годы независимости Украины уделялось должное внимание развитию отечественного кино, наверное, сегодня мы не имели бы проблем ни с Крымом, ни с Донбассом.

— Ваши аргументы понятны, но не будет ли сложно совмещать две такие ответственные должности?

— Я уже ощущаю, что времени у меня стало намного меньше, хотя его у меня и так не было (смеется). А что делать? Я сложностей не боюсь.

— Не ищете легких путей?

— Мы родились в стране, где привыкли жить по принципу «хочешь сделать хорошо — сделай сам». А если серьезно, при правильном распределении обязанностей внутри правления Союза кинематографистов и взаимодоверии все можно успешно совмещать. Я не намерен быть завхозом. Потому отказался от зарплаты в Союзе, чтобы не было лишних домыслов, зачем мне «все это нужно».

НЕСОГЛАСНЫЕ

— Я не была на съезде и слышала самые разноречивые разговоры по поводу причин, почему 16 членов Союза, среди которых были известные кинематографисты, сложили свои мандаты, отказавшись голосовать за выборы нового председателя. Можете прокомментировать данный инцидент?

— Мне показалось, это был демарш. Они стали настойчиво предлагать отложить выборы, срочно создать инициативную группу, которая будет заниматься реформами. Однако почему все эти вопросы возникли именно в день съезда? Почему никто из них раньше не проявлял никакой инициативы?.. Я спрашиваю об этом как секретарь Союза кинематографистов, каковым являлся до съезда, поскольку знаю непонаслышке о «подковерных играх» в коллективе, об острых проблемах, которые необходимо решать. Всегда был противником интриг и уверен, что единственный выход сегодня — объединение, сплоченность. Только так можно добиться, чтобы наши желания стали реальностью.

ЧЕРЕЗ ГОД НА ТОМ ЖЕ МЕСТЕ

— Почти год назад мы встречались с вами, и уже тогда вы говорили о существующих проблемах на киностудии и об отсутствии реакции на просьбы разрешить их Министерства культуры Украины и Государственного агентства по вопросам кино. Есть ли положительные сдвиги за прошедшее время?

— По сути, нет. План модернизации киностудии был готов еще в конце 2014 года. В январе 2015-го мы подали его на рассмотрение и получили ответ, что денег нет, в стране идет война. Позднее на Евровидение было потрачено 850 миллионов гривен. Я понимаю, это имиджевый проект, важный для Украины, но он просуществовал всего неделю, и средства для его проведения были выделены! Мы просим в три раза меньшую сумму, немного более трехсот миллионов, но нам упорно отказывают. На мой взгляд, у власти просто нет желания поддержать киностудию, было бы — деньги нашлись бы. А проект очень перспективный, поверьте: на территории киностудии (а это 16 гектаров земли в центре города) можно сделать настоящий киногородок, перенести туда кинофакультет, что замечательно для студентов — они бы имели конкретную практику, делая свои работы в павильонах киностудии, пользуясь ее костюмами, реквизитом, получая профессиональные навыки от специалистов. Но, увы, пока это лишь на уровне фантазий.

Единственное, чего нам удалось добиться после неоднократных обращений в Министерство культуры, — продлить еще на три года возможность оставлять 100 процентов заработанных денег за предоставление услуг сторонним организациям для текущих потребностей студии.

СИМОН ПЕТЛЮРА С ДОЧКОЙ ЛЕСЕЙ — СЕРГЕЙ ФРОЛОВ И ВИКТОРИЯ ЯНЧУК

И О СВОЕМ КИНО...

— Кроме всех административных головоломок, вы продолжаете работать над своим новым фильмом. На какой стадии находитесь в настоящий момент?

— Картина уже снята более чем на 90 процентов. Осталось несколько съемочных дней, которые мы решили возобновить после первого монтажа, потому что в процессе сборки фильм начинает жить сам по себе и диктовать свои правила. То, что было прописано в сценарии, материализуется благодаря игре актеров — их эмоциям, пластике, насыщается психологией, и понимаешь, какие детали следует добавить, а что — убрать. Если все пойдет, как задумано, то до конца нынешнего года мы должны фильм закончить.

— Имена исполнителей главных ролей уже не секрет?

— Я доволен той очень кропотливой работой (а она длилась почти полгода), которую мы провели, отбирая актеров. Практически все они были замечательными и очень талантливыми, но я всегда, даже если хорошо знаю артиста, приглашаю его на пробы, чтобы убедиться — из этого ли он фильма.

— Кто играет Симона Петлюру?

— Актер из Одессы Сергей Фролов. У нас было пять претендентов на эту роль — мы остановились на Сергее. Президент Михаил Грушевский — Богдан Бенюк. Владимир Винниченко — Евгений Нищук. Убийца Петлюры Шварцбард — Олег Треповский. Его жена — Татьяна Михина, актриса Театра имени Ивана Франко. Ольгу Петлюру играет Ирма Витовская. И много других прекрасных артистов — не буду до конца раскрывать карты.

— Планируете и в дальнейшем совмещать административную работу с режиссурой?

— Я так быстро не снимаю. Для меня каждая картина равносильна рождению ребенка... И потом у меня столько энергии занимают все эти проблемные ситуации, которые так хочется быстрее разрешить, а сплошь и рядом натыкаешься на непонимание, недооценку серьезности доводов, что фильмов в Украине должно сниматься больше. Намного больше, чем сегодня. Чтобы о нашей стране вновь заговорили как о конкурентоспособной кинематографической державе.

— Желаю вам не утратить энергии, с которой вы беретесь за каждое новое дело, и на растерять по дороге к цели того оптимизма, который чувствуется в ваших словах сегодня. Удачи!

Ирина ГОРДЕЙЧУК, специально для «Дня»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ