Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Гетман Иван МАЗЕПА: жизнь «за» и «против» царя

6 июня, 2003 - 00:00

Чрезвычайно сложно, практически невозможно найти в истории Украины личность, оценки деятельности которой потомками были бы настолько диаметрально противоположными, как гетман Ивана Мазепа. Для одних он стал олицетворением хитрости, неискренности и предательства, для других — святой сыновней любви к родной земле, жертвенности в отстаивании ее благополучия. Но только ли личные качества гетмана привлекают пристальное внимание историков к его личности? Убежден, что это не так. Личный путь гетмана в поисках истины, восхождение на Голгофу испытаний, весьма красноречиво для понимания судьбы всей Украины.

На пороге наиболее тяжелого выбора, который ему только приходилось делать в своей жизни, гетман Мазепа убеждал своих подданных, которых вел на соединение со шведским королем и навстречу неизвестной будущности, в том, что «... не для приватной моей ползы, не для вышних гоноров, не для болшаго обогащенія, а ни для инных яковых-нибудь прихотей, но для вас всех... для общаго добра матки моей, Отчизны бедной Украйны... хочу тое при помощи Божой чинить...» Но поверили ли ему тогда? И помнят ли об этом сегодня?

ИВАН МАЗЕПА НА СЛУЖБЕ У ЦАРЯ

Булава гетмана Левобережной Украины в руки Мазепы попала в 1687 году, когда в результате очередного антигетманского заговора генеральной старшины, инспирированного фаворитом тогдашней российской правительницы Софьи — князем Василием Голицыным, гетман Иван Самойлович не только был низложен, но и сослан в Сибирь. Но вскоре и сам фаворит попал в опалу и отправился вслед за Самойловичем. Потеряла власть и Софья. Казалось, при таком раскладе сил быть гетманом Мазепе осталось тоже считанные дни. Однако в таких неопределенных условиях Ивану Степановичу не только удалось удержаться у власти, но и существенно укрепить собственные позиции.

Прямо из военного лагеря на реке Коломак, где проходили гетманские выборы, Мазепа во главе верных ему полков решительно укротил мятежи, которые, как грибы после обильного дождя, возникали в условиях смены власти почти во всех левобережных полках. Одновременно гетман обращается с универсалами к своим сторонникам, приказывая им не чинить самосуды, не мстить мятежникам, а добиваться правды и справедливости судом и согласием. Чтобы утихомирить страсти, Мазепа прекращает раздачу в частные руки земель, принадлежавших государству, запрещает казацкой старшине обременять своих подданных налогами и принудительными работами. Чтобы продемонстрировать серьезность намерений навести в Украине порядок, гетман отбирает имения у нескольких властителей с Полтавщины, прегрешения которых были доказаны судом. Несколько позже, в 1701 году Иван Степанович «за несносні обиди і в панщині непристанні вимисли» отдал под суд нежинского сотника.

Гетману во время первой встречи с молодым российским царем Петром I удалось завоевать его полное доверие. Учитывая тесные контакты Мазепы с опальным Голицыным и патологическую подозрительность Петра, факт просто невероятный. К тому же, очень сложно переоценить его значение не только для личной судьбы Мазепы, но и Украины в целом. Благодаря доверительным отношениям с царем, гетману в короткий срок удалось существенно укрепить государственную власть в Украине. Москва существенно ослабляет свой контроль за действиями гетманского правительства, а, кроме того, отныне старшина должна заботиться не о том, как выслужиться перед царскими должностными лицами, а каким образом зарекомендовать себя с лучшей стороны в Украине.

Едва ли не впервые за годы пребывания под властью московских царей украинский гетман ощущает себя полноправным правителем подвластной ему земли. Возвышение статуса гетманской власти отражается на внешнем облике гетманской столицы Батурина: перестраивается гетманский двор, который современники сравнивали с лучшими дворами Европы, в частности варшавской резиденцией королей. Мазепу, в соответствии с монархическими канонами, окружают гетманские дворяне, вводится пышный придворный ритуал.

Многочисленные доносы на гетмана, которые в былые времена могли стоить ему не только власти, но и головы, теряются в дебрях бюрократического аппарата, или же возвращаются в Батурин. Весьма показательным в данном отношении стало дело генерального судьи В. Кочубея и полтавского полковника И. Искры, донос которых на гетмана обернулся их же прилюдной казнью. А Мазепа не только не утратил личный кредит доверия царя, но и получил новые пожалования и награды. Разве не достаточно убедительной иллюстрацией высокого положения гетмана в государственной иерархии России является тот факт, что высшую награду — Орден Андрея Первозванного — Иван Степанович получил в 1702 году в числе первых, а, точнее, вторым в государстве, опередив даже самого царя Петра!

ГЕТМАН ПРОТИВ ЦАРЯ: «БРАТИЯ, ПРИШЛА НАША ПОРА…»

Поэтому настоящим «громом среди ясного неба» стало для царя и его окружения известие о переходе осенью 1708 года Мазепы на сторону заклятого врага Петра I — шведского короля Карла ХII. Конечно же, более чем двадцатилетняя государственная служба гетмана под властью царя, его высокое положение и безупречная репутация не могли прояснить мотивов этого шага. Абсолютно очевидно, что действиями семидесятилетнего, убеленного сединами, правителя руководили не личные мотивы, а интересы Украинского государства.

Решение о кардинальном изменении пути развития Украины давалось гетману непросто, и шел он к нему долго. Побудительными мотивами были здесь и планы Петра по ликвидации украинской автономии, и все те беды и испытания, которые выпали на долю казаков в условиях российско-шведской войны, и хозяйственное разорение края вследствие войны и вмешательства царя в экономику и торговлю Украины. Не последнюю роль сыграли и соображения международного плана: шведский король нанес довольно ощутимое поражение россиянам в Прибалтике, поставил на колени Данию и Пруссию, сбросил с королевства в Польше союзника Петра Августа II, и подошел к границам Украины. Имел ли право Мазепа при таких условиях подвергать нападению Карла ХII украинские земли и отстаивать ценой жизней украинских казаков абсолютно чуждые национальным интересам великодержавные планы Петра? Гетман решил избежать участия в кровопролитии, задекларировать политическую поддержку шведского короля, находившегося в зените славы, победа которого над Москвой представлялась наиболее вероятным результатом противостояния двух гигантов.

25 октября 1708 года Мазепа обращается к войску с яркой речью: «Братія, прийшла наша пора; воспользуемося представившимся случаем: отомстим москалям за их долговременное насилие над нами, за все совершенныя ими жестокости и несправедливости, охраним на будущия времена нашу свободу и права козацкіе от их посягательств! Вот когда пришло время свергнуть с себя ненавистное ярмо и сделать нашу Украйну страною свободною и ни от кого независимою».

Произнеся речь, гетман повел войска на соединение с Карлом ХII. Позади оставались годы вассальной службы Москве, впереди открывались перспективы независимой жизни.

VAE VICTIS — ГОРЕ ПОБЕЖДЕННЫМ

Однако военная кампания 1708 — 1709 годов стала едва ли не классическим образцом того, как грандиозный замысел может обернуться фатальным фиаско. Доселе непобедимые генералы Карла ХII потерпели поражение в Белоруссии и на Сиверщине. После этого король, вместо того, чтобы двигаться на Москву кратчайшим путем через Брянск и Калугу, повернул в Украину, приведя сюда и российские войска. Подкупив казацкого старшину, генерал Петра I князь А. Меншиков 2 ноября захватывает гетманскую столицу Батурин, превращает город в кучу пепла, а его защитников и мирных жителей, в том числе женщин и детей (по одним сведениям всего 6 тысяч, по другим — около 15 тысяч), показательно и жестоко истязает и предает казни — для устрашения всей Украины. В следующие два месяца царские слуги, по словами очевидца, анонимного летописца, казаков, «...заподозренных в симпатиях к Мазепе, выискивали по домам и отдавали на разные пытки: колесовали, четвертовали, сажали на кол, а уже совсем игрушкой считалось вешать и рубить головы...» Французский посол в России с ужасом докладывал в Париж: «Украина залита кровью, разрушена грабежами и всюду являет собой страшную картину варварства победителей».

Жестоко расправившись со сторонниками гетмана, Петр I в то же время демонстрирует незаурядную щедрость по отношению к его оппонентам, раздавая им имущество и земли «мазепинцев». Весьма показателен в этом отношении пример священника из Новгород-Сиверского Заруцкого, который еще недавно писал хвалебные оды в честь Ивана Мазепы, теперь же в стихотворении гневно корил его за «измену», и получил за это от Петра І в подарок... целое село!

Во второй половине ноября 1708 года подручные Петра устроили имитацию казни украинского правителя, отдав в руки палача чучело, долженствовавшее символизировать Мазепу. На девятый день после символической казни, 23 ноября, одновременно в Глухове и Москве было инсценировано предание анафеме гетмана, с тех пор более 200 лет провозглашавшейся по всем церквям Российской империи в первое воскресенье Великого Поста вплоть до ее торжественного снятия гетманом Павлом Скоропадским 10 июля 1918 года.

Последним актом тяжелой драмы 1708 — 1709 годов для Мазепы стало поражение шведов в Полтавской битве. После этого армия Карла ХII, а вместе с ней и старый гетман, были вынуждены бежать во владения турецкого султана. Лестью и даже подкупом царь пытался склонить турецких сановников к выдаче украинского правителя, обещая 300 тысяч золотых за его голову, однако под давлением шведского короля и иностранных дипломатов султан объявил Мазепу неприкосновенным гостем.

Но, очевидно, интриги Петра уже мало волновали гетмана. Силы его были непоправимо подорваны, и 3 октября 1709 года во время ночной грозы и страшного ливня, на чужбине, в селе Варницы, вблизи Бендер, навеки упокоился дух украинского правителя.

Сегодня, зная трагический финал задуманной Мазепой политической акции, можно найти немало ошибок в его действиях. Единственное, в чем трудно заподозрить гетмана, так это в отсутствии любви к «матке Отчизне бедной Украине». Именно так пламенный патриот Украины Иван Мазепа и войдет навеки в украинскую историю.

Виктор ГОРОБЕЦ, доктор исторических наук, заведующий Центром социальной истории Института истории Украины НАН Украины
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments