Достоинство государства в конечном итоге зависит от достоинства личностей, которые его создают.
Джон Стюарт Милль, английский философ, политический экономист XIX века

Из окна кельи видно не только Турию, но и целый мир

23 августа, 2001 - 00:00


Если после Ковеля в Заречье повернуть налево, то попадете на такую мостовую, которая вытрясет вам всю душу. По обе ее стороны тянутся бедные полесские села. Чем дальше вглубь — тем больше в глушь. Даже сегодня эти места удивляют первозданной природой, а какими были они полтысячи лет назад, когда в этой пуще нашли спасение от татаро-монголов беглые монахи?.. Дорога в конце концов упрется во врата древнего Мильцовского монастыря, обойдет ее и поплывет пыльным облаком над длиннющей, бесконечной стеной из природного камня.

Недавно монахи выкопали на территории монастыря совершенно целый человеческий череп. Человеческим же костям, найденным во время реставрации монастыря и хозяйственных работ, уже несть числа. В подвале растет гора останков, которые, как сообщил нам послушник брат Михаил, впоследствии будут захоронены. Несколько веков истории духовной обители, форпоста православия на западноукраинских землях, дают основания считать, что монастырь в Мильцах теперь, после окончательного возвращения зданий монашеской братии, откроет немало тайн. И одна из них — уникальная икона, случайно обнаруженная во время реконструкции Свято-Николаевской церкви.

МИЛЬЦОВСКАЯ БОГОМАТЕРЬ

Эту находку уже называют научной сенсацией. Впервые на Волыни, а в Украине такие случаи можно пересчитать на пальцах, обнаружена фреска. Причем выполнена она в оригинальной иконографической манере и очень хорошо сохранилась. Открывая нишу в алтаре, рабочий ударил молотком по кирпичу, он отвалился — и на свет Божий появился лик Богородицы...

Следом за братом Михаилом, который в монастыре исполняет послушание в роли экскурсовода для паломников, переступаем через балки и кучи кирпича — в Свято-Николаевском храме еще продолжается ремонт. Во времена, когда здесь размещался интернат для престарелых, в Божьем храме находилась столовая. Где алтарь — работала кухня, где должен быть престол, на котором приносят кровную жертву, — резали мясо и готовили рыбу...

Брат Михаил считает, что советская власть не случайно допускала такие вещи на самых святых местах: каждое духовное дело не обходится без искушения... В стенах церкви были проделаны с двух сторон огромные окна — кирпич пошел на сооружение бани и свинарника. Поскольку свинарник в монастыре не нужен — монахи мяса никогда (даже на Пасху!) не едят, его разобрали и тем же кирпичом замуровали окна. Так история Божьей обители сделала еще один поворот, доказав, что все возвращается на круги своя...

Из преданий известно, что в Мильцовском монастыре было две чудотворные иконы: одна из них — Святителя Николая. Во времена Первой мировой войны при приближении фронта ее вывезли в Харьков. Нынче братия с Божьей помощью подняла из руин монастырь, поэтому если икону в Харькове найдут, ее попытаются привезти в Мильцы хотя бы на поклонение.



Фреска, обнаруженная — иначе нельзя сказать — по воле Господа, принадлежит к так называемому иконографическому типу кипрско- печерской (свенской) Богоматери. Прекрасно сохранившаяся, настоящая классическая фреска на известковой штукатурке! Из акта, подписанного художником-реставратором высшей категории, старшим преподавателем Национальной академии искусств и архитектуры Владимиром Цитовичем, следует, что стиль написания иконы, оригинальность изображения дают основания отнести ее к «именным» иконам. В реестре Богородичных икон — почти семьсот названий: Владимирская, Казанская, Покровская, Гишинская Богородицы... Найденная фреска может получить название Мильцовской Богоматери.

Церковь, в которой найдена эта уникальная святыня, также уникальна: это единственный в Украине храм оборонного типа и единственная в Украине православная церковь с внешней росписью.

МОНАСТЫРЬ — НЕ ПИОНЕРСКИЙ ЛАГЕРЬ, НО ДЕТЕЙ СЮДА ВЕЗУТ. ЗА БЛАГОДАТЬЮ...

Сбоку Мильцовский монастырь кажется очень большим. А зайдешь внутрь — всего несколько зданий. Гостиница для паломников и трапезная. Кельи, колокольня и два храма... «Родным» монастырю, т.е. построенным вместе с ним, считается Свято-Николаевский. Молоденький послушник брат Михаил в монастыре — меньше года, а историю его рассказывает с увлечением — как добрую, памятную с детства сказку. Когда именно здесь нашли пристанище монахи — неизвестно. Значительно раньше, чем Мильцовский, существовал мужской монастырь под Ковелем, в селе Вербки, на реке Турии. В поисках хорошей рыбалки монахи могли на лодках доплыть до дремучей пущи, которой тогда была нынешняя мильцовская околица. Места настолько красивые, что монахи назвали их «милыми», «миленькими» — отсюда идет и название монастыря, который дал название селу, а монахам — спасение от татар.

Первые письменные упоминания о монастыре относятся к 1532 году. Он был так спрятан, что владелец этих земель, князь Федор Сангушко, маршалок земли Волынской, обнаружил на своей земле монахов случайно во время охоты. Будучи православной веры (исключительный случай на то время для землевладельца!), тронутый подвижнической жизнью братии, он построил вместо деревянной церковки каменную, всячески помогал монастырю.

За свою полутысячелетнюю историю обитель 130 лет (с 1707 года) принадлежала униатам, впоследствии была православным монастырем первоклассного статуса, полностью обеспечивала братию и паломников продуктами, имелась церковно-приходская школа, духовное училище, мельница, кирпичный завод, ей принадлежали семь близлежащих сел и Сыновье озеро...

По дороге в Мильцы мы видели на поле монахов, собиравших в копны сено. Монастырь обрабатывает немало гектаров поля, есть свой трактор и свой комбайн. В коровнике — 15 коров. Когда появляются бычки, их выращивают и меняют на коров: ведь мяса монахи не едят. Удивительными, с мирской точки зрения, были черные одеяния на поле или на хозяйственном дворе. Но таков монастырский закон: приняв постриг, человек ходит в черном до конца своих дней... В монастыре немало паломников: не только, так сказать, «экскурсантов», приезжающих поклониться местным святыням, но и людей, жертвующих монастырю свой труд.

— К нам приезжают семьями, на лето детей отдают, как когда-то в пионерские лагеря, — рассказывает брат Михаил. — Взрослые помогают по хозяйству, посещают службы в храме. Дети тоже выполняют легкие работы: сено сгребают, жуков на картофеле собирают, подметают, подкрашивают...

В монастырь люди приезжают за благодатью.... Здесь можно поработать, послушать молитвы братии, но как хорошо здесь просто помолчать... Задуматься.

— В монастырь люди приходят, чтобы или остаться здесь на всю жизнь или, понять это — не их, — говорит брат Михаил.

МИЛЬЦОВСКИЙ СТАРЕЦ

В Мильцовском монастыре начинал свою монашескую жизнь схиархимандрит Алексей. Он чудом спасся от смерти, когда в 1943 году карательный отряд фашистов уничтожил обитель и ее жителей. Будущего старца, а тогда послушника, выпросила накануне домой в соседнее село Велимче мать, чтобы он помог по хозяйству. Впоследствии здесь же, в Мильцах, принял монашество, служил во многих монастырях, в храме в Одессе, где стал духовником всемирно известного офтальмолога Филатова. Без его благословения Филатов не делал ни одного дела — отец Алексей его и исповедовал, и причащал перед смертью, и отпевал.

— Он выделялся своей жизнью святой, сколько было исцелений по его молитвам, сколько пророчеств! Даже собственную смерть предвидел, как и то, что вернется после нее в Мильцы, и когда именно... — и брат Михаил ведет нас в Преображенскую церковь, где справа от алтаря, в небольшой комнатушке, стоит гроб с телом Божьего человека Алексея.

После смерти праведника замироточили его фотографии — в Одессе, в Иваново (на территории этой области в скиту он и умер), две недели назад — в благочестивых семьях в Ковеле, в селе рядом с монастырем... Старец исцеляет и после земной смерти.

От гроба исходит не запах тления, а легкий аромат, чувствуется — если приложиться с молитвой к фотографии на крышке — сила, которую нельзя передать словами.

«ЕЩЕ НИ ОДИН УХОД В МОНАСТЫРЬ НЕ ПРОШЕЛ БЕЗ СЛЕЗ...»

Говорят, что если бы люди знали, как в монастыре трудно, сюда бы никто не пошел. Но если бы человек знал, какие блага получит после праведной монашеской жизни, — сюда бы все пошли... День в Мильцовском монастыре начинается в пол-шестого. До семи — утренняя молитва, в 7.30 — завтрак. Вообще-то монахи едят два раза в день, но поскольку мильцовская братия отстраивает обитель и тяжко трудится, разрешено трижды. Тяжелая работа сменяется продолжительными службами. Ко сну отходят почти ночью.

Наивно надеяться, что кто-то из братии рассказал бы интересующимся, почему он пошел в монастырь (с точки зрения монахов, так же можно спросить, почему кто-то из нас идет на работу в школу, больницу или бизнес). Послушник Михаил на вопрос, как реагируют родные на такое решение, дипломатично ответил, что еще ни один уход в монастырь не обошелся без материнских слез... Мол, и близкие не сразу понимают, что человек ищет в монастыре не уединение — от себя же не убежишь!

— Да их здесь миллионы уже прошло, — аллегорично высказались впоследствии ближайшие соседи монастыря, чья хата — впритык ко вратам. — Приходят пьяницы, наркоманы, любители легкой жизни, надеясь на рай в обители... Как приходят — так и уходят. Какой терпеливый человек, этот наместник архимандрит Леонтий!

До бури, натворившей бед в этих краях четыре года назад, когда в ее эпицентр попал Мильцовский монастырь, леса подходили к Турии впритык. Искореженные деревья вырубали, вместо чудесного сада, который рос на территории интерната для престарелых, братия насадила новые деревья. Река течет почти под окнами монастыря. Рыба играет такая... Даже не верится, что такая свободно водится в речке. У монахов есть лодки, доступ к реке, свои ставки, ловят рыбу. От старой Онуфриевской церкви на старом сельском кладбище — с другого берега Турии — хорошо просматриваются и леса, и светлые величественные сооружения монастыря. На кладбище очень много могил, в которых похоронены совсем молодые люди: что в прошлом веке, что в позапрошлом... Поразительно много! И невольно думаешь, с точки зрения матерей, что не лучше ли было бы этим детям служить Богу на земле, а не так рано уйти в мир иной...

Брат Михаил под пение птичек рассказывает о Феофане-затворнике, который был канонизирован как святой. Он 22 года провел в заточении, то есть не выходил за двери кельи. Молился за нас, грешных, переводил духовную литературу с древнегреческого и новогреческого, написал много книг. В перерывах между титанической просветительской работой ему сначала нравилось смотреть из окна на природу, а впоследствии Господь раскрыл ему внутренний мир, и, как писал Феофан, «временами келья моя казалась мне такой широкой, что я даже не знал, куда идти».

— Если работать над собой, над своим внутренним миром — Господь все откроет: здесь будут и горы, и море, и все на свете, — говорит брат Михаил.

***

На могилах монахов стоят кресты, но только одна на них дата — смерти. Это потому, что монах, говорят, рождается дважды: мама рождает телесно, а принятие монашества значит духовное рождение для службы Божьей.

Наталья МАЛИМОН, Старовыжевский район на Волыни. Фото автора
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ