Достоинство государства в конечном итоге зависит от достоинства личностей, которые его создают.
Джон Стюарт Милль, английский философ, политический экономист XIX века

КРЕПОСТЬ ЗАМКОВОЙ ГОРЫ — II

9 июля, 1999 - 00:00


C разрешения турецкого султана, ловкий и денежный князь Дьердь I Ракоци выступил против Австрии на стороне Франции и Швеции. А уже через год он договаривался с польским князем Яном Радзивиллом о создании европейской коалиции против своего сюзерена — турецкого султана





«BORONA» — СЛОВО УКРАИНСКОЕ

Автохтонным населением Закарпатья было славянское племя белых хорватов, которые с IХ века попадают в сферу геополитических интересов Киевской Руси, но отдаленность не давала возможности эффективно осуществлять контроль над провинцией. Поэтому когда в 896 г. здесь прошли кочевые угры, метрополия совершенно не отреагировала. Только «Повесть временных лет» сухо констатировала: «Угри... пришедшие от въстока и устремишеся чересъ горы великыя иже прозвашася Оугорьскыа, и почаша воєвати на живущая ту волохи и словени. Седяху бо ту прежде словени...».

Угры, перейдя перевал Русские ворота, расположились лагерем в долине, назвав ее Мункач (от венгерского — работа, труд) и отдыхали там 40 дней. Потом пошли дальше, осев в Паннонской долине. Контакты на том не прервались — от длительного общения со славянским населением угры переняли часть культуры, а самое главное — ведение сельского хозяйства, которого раньше угры-скотоводы не знали. В их языке появляются новые слова — kasza (каша), lapat (лопата), barazda (борозда), borona (борона), medve (медведь), kasa (каша), ebed (обед), barat (брат), vajda (воевода) и т.д...

ПРЕСЛОВУТАЯ УТКА МУКАЧЕВСКОГО ЗАМКА

Жизнь в замок вдохнул сын великого князя новгородского и литовского Михаила Корията — подольский князь Федор Кориятович. Великий князь литовский Витовт, руководствуясь соображениями государственной важности, хотел ликвидировать независимость Подольского княжества. Поэтому в 1393 г. выступил против Кориятовича, который, не долго думая, кинулся к своему племяннику — венгерскому королю Жигмонту. Тот за своего «дражайшего дядюшку» воевать не стал, но через три года, чтобы успокоить амбициозного князя-изгоя, предложил ему Мукачевскую и Маковицкую доминии. Себе же взамен он попросил «сущую безделицу» — права на Подолье.

Кориятович, которому бывшие владения уже «не светили», с радостью согласился с предложением и начал перестраивать Мукачевский замок, превратив его в свою резиденцию. К Старой башне были достроены новые каменные стены высотой в 10 м и толщиной в 3 – 5 м с четырьмя круглыми башнями. На случай осады замка было приказано выдолбить в скалистой почве колодец, диаметр которого составлял 2,5 м, а глубина — 85. По народным преданиям, утка, которую пускали в колодце, выплывала в речке Латорица. (Впрочем, история с уткой, похоже, не давала покоя ужгородским «любителям живой природы». Несколько лет назад они, по свидетельству корреспондента «Дня» Василия ЗУБАЧА, спустили в колодец Ужгородского замка утку, и та выплыла в речке Уж. Неизвестно, только, живой ли. Но в Ужгородском замке глубина колодца — только 32 метра...). Село Верхние Лучки высшим повелением должно было поставлять ежегодно для колодца 95 м веревки.

По тем же народным преданиям, колодец долбили пленные турки, которым была обещана свобода за «ударный труд». Однако это больше похоже на газетную «утку», поскольку в тех краях турки появились лет на сто позже.

Как и всякий порядочный князь, Кориятович заботился о проблемах веры, поэтому позволил на правом берегу Латорицы основать православный монастырь, библиотека которого насчитывала шесть тысяч книг. А чтобы местное население, начитавшись тех книг, не учинило бунта, под Старой башней был вырыт длинный потайной ход, заканчивавшийся камерой пыток для читак-грамотеев.

Старый князь не имел потомков, поэтому после его смерти в 1414 г. замок перешел в руки жены Ольги, а когда и та спустя четыре года отдала Богу душу — Жигмонт снова завладел замком. Вот так хитрый племянник, ничего не теряя, получил первоклассную крепость и права на Подолье.

«МНОГОВЕКТОРНОСТЬ» ПО-ЗАКАРПАТСКИ

Полторы сотни лет крепость переходила из рук в руки, пока австрийская армия не захватила ее. Король Максимилиан II приказал реконструировать замок, для чего было собрано 49 076 крепостных крестьян. Работу завершили в 1569 г., количество пушек довели до 220, а ручного оружия — до 600 единиц.

Важную в стратегическом отношении крепость снова несколько раз перепродавали, отдавали в залог, пока в 1635 г. у Фердинанда II за 200 тысяч форинтов ее не приобрел трансильванский князь Дьердь I Ракоци. Мукачево было превращено в центр княжества. Спустя девять лет, с разрешения турецкого султана, ловкий и денежный князь Дьердь I Ракоци выступил против Австрии на стороне Франции и Швеции. А уже через год он договаривался с польским князем Яном Радзивиллом о создании европейской коалиции против своего сюзерена — турецкого султана. (Что-то очень похоже на позицию Украины при решении косовской проблемы — постоянные шараханья между Россией и НАТО.) Такая «многовекторность» во взглядах на геополитическое положение своего государства Дьердю I Ракоци вылезла боком — в 1648 г. он умер из-за того, что многие европейские правители хотели видеть его мертвым. Как говорится, хороший Ракоци — мертвый Ракоци.

После смерти князя — его дело продолжила жена, — Жужанна Лорантфи. Она закончила строительство, и к Верхнему (Старому) замку были достроены Средний и Нижний, а также внешнее оборонное кольцо, состоявшее из земляного вала и заполненного водой рва шириной в 12 и глубиной 6 метров.

Перестроенный Жужанной Лорантфи Мукачевский замок приобрел вид типичного средневекового замка с высокими башнями и мощными бастионами. И в память об этом большом строительстве на стене юго-восточного бастиона Нижнего замка была сделана надпись по-латыни, от которой сохранились только две строки: «Если военное искусство, природа и Бог глубоко меня уважают, не страшны и пушки, а при благоприятном расположении звезд — века простою».

БЫЛИ БЫ СТЕНЫ, А РАБОТА НАЙДЕТСЯ

Во время завоевательских войн Наполеона Мукачевский замок несколько лет использовался в качестве укрытия королевских регалий венгерского короля. Как говорится, от греха подальше. Ведь Наполеон охотно раздавал своим сподвижникам титулы — король Неаполитанский, герцог Баварский, наместник Испанский, — а если нет короны, то как будто бы и королевства нет, а посему и воевать не за что. По окончании Наполеоновых войн корона торжественно была возложена на монаршую голову.

Лето 1834 г. на Закарпатье выдалось ужасно знойным. Поэтому ночью, 27 июля, когда из-за чьего-то небрежного обращения с огнем в городе вспыхнула хата, — огонь мгновенно перекинулся и на соседние дома. Стоявшему на горе замку пожар не грозил. Да не тут-то было. Заинтересованная зрелищем, к окну подошла повариха, а чтобы лучше рассмотреть пожар, она захватила с собой свечу. (Просто сюрреализм какой- то. Только подумайте, пошла смотреть на пожар со свечой! Как по мне, это не хуже поездки в Тулу со своим самоваром). От пламени свечи загорелись занавески, и сообразительная стряпуха, чтобы случайно не натворить бед, — сорвала их и выбросила в окно. Все бы ничего, если бы горящие занавески не упали на крышу порохового склада, крытого деревянной гонтой. Как говорится, без комментариев...

Вследствие взрыва была разрушена часть крепостных каменных стен и полностью сгорели все деревянные здания. Так замок не разрушали даже во время многочисленных войн. Однако, в отличие от Хустского замка, в пороховую башню которого попала молния, — Мукачевский был отстроен и покрыт черепицей.

С развитием военного искусства крепости все более теряли свои оборонные функции, поскольку победы завоевывались не под крепостными стенами, а на полях битв, где встречались сотни тысяч солдат. Поэтому венгерское правительство стало использовать толстые стены Мукачевского замка в качестве тюрьмы. Тамошние «места не столь отдаленные» посетили 12 тысяч «гостей». Количество поразительное, если учесть тот факт, что сидели они — по одному-двое, а не так как в кутузках Российской империи: толпами в одной камере. И, как ни странно, ни одного побега. Был только один бунт, названный «морковным». Арестантам надоело питаться каротином-А, однако, когда они были переведены на нормальную еду — картофель, сало, капусту, — все улеглось.

В 1896 г. правительство Венгрии, к 1000-летию образования государства, издало указ, по которому всем арестантам предоставлялась амнистия, а тюрьма в Мукачевском замке — упразднялась.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Спустя пятьдесят лет, по окончании Великой Отечественной войны, территория Закарпатья перешла к УССР, Мукачево стало внештатным райцентром, замок пришел в упадок — его какое-то время использовали как тюрьму советские «компетентные органы». Позже в замке было ПТУ, в котором учились слесаря- сантехники. О, ирония судьбы, — там, где не было даже водопровода и канализации — учили их прокладывать и использовать.

А в последние годы стараниями местных любителей старины замок начали возрождать и он вновь стал приобретать свой первозданный вид.

Игорь ТИМОФЕЕВ, «День», Мукачево — Хуст
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ