Достоинство государства в конечном итоге зависит от достоинства личностей, которые его создают.
Джон Стюарт Милль, английский философ, политический экономист XIX века

«Образование свободной, трудовой Украинской Республики является наибольшим революционным делом Европы», —

заявил 28 января 1919 года председатель Трудового Конгресса Семен Витык
29 января, 1999 - 00:00

Вот уже несколько лет Верховная Рада Украины творит законы.
Но не всем известно, что подобной деятельностью (конечно, не в таких условиях)
занимались их предшественники. Ровно 80 лет назад, заседая в Конгрессе
трудового народа Украины, они практически сталкивались с теми же вопросами.

В декабре 1918 года в Киеве утвердилась власть Директории,
провозгласившей восстановление УНР. В черноморских портах от Одессы до
Новороссийска высадились войска Антанты, чтобы помочь Белой армии под командованием
А. Деникина возродить «единую и неделимую Россию». На севере Советская
Россия, не оставляя намерений напасть на Украинскую Народную Республику,
начала военный поход против нее.

Несмотря на это, Директория заверила украинских граждан
в том, что вскоре они сами будут решать судьбу своей страны. Она объявила
себя «временной верховной властью революционного времени, получившей на
время борьбы силу и право правления государством от первоисточника революционного
права трудящегося народа». И обязывалась через некоторое время передать
данные полномочия трудовому крестьянству, рабочему классу и трудовой интеллигенции.
Представительным органом этих слоев населения должен был стать Трудовой
Конгресс.

В начале января 1919 года Директория издала инструкцию,
в которой подчеркивалось, что данный орган «как революционное представительство
организованных работающих масс созывается не по усовершенствованной формуле
выборов, которой руководствоваться сейчас невозможно». «Когда настанет
мирная жизнь, он будет заменен представительством работающих масс, избранным
по усовершенствованной системе выборов, то есть Учредительным собранием»,
— так определялись перспективы дальнейшего национального государственного
строительства.

Избирательным правом могли пользоваться граждане Украинской
Народной Республики «не моложе 20 лет и не лишенные прав по суду за уголовные
преступления». Указывалось, что избирать депутатов в Трудовой Конгресс
надлежит крестьянам (377 чел.) на уездных съездах, рабочим (117 чел.) и
интеллигенции

(33 чел.) — на губернских съездах под контролем главной
и местных комиссий. Всего в его состав должно войти 527 человек, среди
них — 65 представителей от Западно-Украинской Народной Республики.

Как сообщалось с мест, на протяжении небольшого времени
трудящиеся смогли увидеть и оценить заботу о них различных государственных
институтов, которые утверждались на территории республики, и оказаться
наконец в состоянии, когда «человек сам не знает, существуют ли какие-либо
законы в государстве нашем, и если существуют, то какие именно». Поэтому
они выражали надежду, что Конгресс установит порядок, которого «желают
все граждане и поставит их в такие обстоятельства жизни, когда «завоевания
революции» будут ощущаться всеми. Когда они станут фактом, а не бумажным
лозунгом, пустым звуком».

В избирательные комиссии поступали сведения, что «настроение
крестьян и рабочих превосходное», что жители сельской местности «собираются
на сходы еще до получения властями инструкции и раньше указанного срока»,
а депутатов избирают «даже там, где большевики». Общественность проявляет
к Конгрессу «большую заинтересованность и, не желая оставаться без своих
представителей, организует нелегальные съезды, на которых избирают депутатов».

Крестьяне, рабочие, интеллигенция избирали депутатами не
только партийных и государственных деятелей, известных им еще со времен
Центральной Рады, таких как В. Винниченко, М. Грушевский, М. Ковалевский,
Н. Шаповал, В. Чеховской,

Н. Порш, Б. Мартос, но и достойных представителей непосредственно
из своей среды. Многие из них с большим трудом из захолустья добирались
до губернских центров, а затем «в большинстве лошадьми, пешком», иногда
по железной дороге прибывали в Киев.

Накануне открытия Конгресса было сообщено, что 335 депутатов,
в том числе 48 от Галицкой Народной Рады, распределились по 10 партийным
фракциям. В правый сектор вошли социалисты-самостийники, социалисты-федералисты,
представители Галицкой Народной Рады. Центром считался блок правительственных
украинских партий социал-демократов и социалистов-революционеров, железнодорожников,
почтово-телеграфных работников и правых бундовцев. В оппозиции к нему находились
часть украинских эсеров, российские меньшевики и эсеры. В левую входили
украинские социал-демократы-незалежники, левые украинские эсеры, социал-демократы-интернационалисты
и левый Бунд.

Во время работы Конгресса в составе его фракций происходили
определенные изменения. Так, украинские эсеры вынуждены были из-за политической
разобщенности образовать три течения. Не удалось оформиться в единый блок
беспартийным депутатам. Не была создана рабочая группа, так как ее представители
находились в составе различных партий. Крестьянская «Спилка», сильная своей
внутренней дисциплиной, вошла в состав центристов — украинских социалистов-революционеров.
Но перебежчиков, ни групповых, ни одиночек, из одной фракции в другую зафиксировано
не было.

Конгресс начал свою работу 23 января 1919 года. В зале
городского Оперного театра, кроме депутатов, находились представители дипломатического
корпуса, украинские и зарубежные журналисты, члены бывшей Центральной Рады.
Первое заседание открыл председатель Директории В. Винниченко, который
сказал: «Кровь, пролитая борцами на полях Украины, и те естественные усилия
борцов, призванных Директорией, дали нам право считать себя настоящей властью
трудового народа. Именем этой власти мы созываем Трудовой Конгресс для
полного волеизъявления народа». По оценке журналистов и присутствующей
публики, все его выступления стали украшением данного форума.

Уже первое заседание Конгресса показало, что левый блок
будет все время «держаться за ручку двери возле входа», чтобы при первом
удобном случае демонстративно покинуть Конгресс. Они отказались делегировать
своего представителя в президиум на место заместителя председателя, имея
количественное меньшинство (32 чел.), вели себя довольно агрессивно. Но
до рукоприкладства дело не доходило, так как специальные приставы строго
следили за соблюдением порядка.

Занявшему председательское место за столом президиума Семену
Витыку выпала честь объявить об обсуждении акта объединения двух частей
Украины в соборное государство, провозглашенного накануне в торжественной
обстановке на Софийской площади в Киеве. После оглашения соответствующего
Универсала Директории выступающие высоко оценили этот исторический документ,
отмечая, что в едином порыве соединили свои усилия родные братья, что после
этого момента «сожжены все мосты и возврата назад не может быть», ибо подобный
шаг означал бы «поступок Каина». Была высказана надежда, что «после этого
на наш острый трехконечный трезубец не будут садиться ни одноглавые, ни
двуглавые, ни черные, ни белые орлы. С этим пойдем вперед».

Торжественный момент при рассмотрении данного вопроса пытались
испортить представители левого блока. Когда абсолютное большинство присутствующих
на этом заседании Конгресса поднялось в знак одобрения объединения обеих
частей Украины, некоторые из них демонстративно остались сидеть.

Последующие заседания Конгресса были посвящены рассмотрению
различных направлений внутренней и внешней политики республики. С докладами
о деятельности Директории выступал В. Винниченко, о работе правительства
— В. Чеховской, об обороне Украины от внешних врагов — С. Петлюра, об аграрной
политике — Н. Шаповал и другие. Оживленную дискуссию вызвал вопрос о государственном
устройстве страны. Большинство депутатов высказывалось против всевозможных
социальных экспериментов, диктатуры какого-либо класса или партии.

В период работы Конгресса Директория, как и обязывалась
в своей Декларации, имела намерение вручить управление государством этому
представительному органу, на некоторое время оставив за собой руководство
«техническими делами до окончательной конструкции нового кабинета». Но
с учетом «неблагоприятного внутреннего и внешнего положения нашей республики»
большинство фракций Конгресса пришло к выводу о прекращении его работы.
Все же из своего состава ему надлежало сформировать постоянно действующие
комиссии, имеющие «законоподготовительные и контрольные функции», по обороне
страны, земельную, бюджетную, международную, продовольственную, народного
образования и культуры, коммуникаций и труда, в которые должны войти представители
различных фракций.

Директории до следующей сессии Конгресса передавалась законодательная,
а Совету министров — исполнительная власть в стране. В этот период надлежало
передать землю трудовому крестьянству без выкупа, создать ему условия для
нормального хозяйствования, восстановить разрушенную промышленность и занять
рабочих созидательным трудом, ликвидировать безработицу, наладить систему
социального обеспечения населения республики, охранять ее от посягательств
внешних врагов, обеспечить авторитет республики на международной арене.

На последнем заседании Трудового Конгресса, которое состоялось
28 января 1919 года, выступил В. Винниченко и призвал своих оппонентов
«помочь делу обустройства молодого Украинского государства не только критикой,
но и активным участием и помощью правительству». Символичной была заключительная
речь Семена Витыка, который заявил, что «образование свободной, трудовой
Украинской Республики является наибольшим революционным делом Европы. Это
дело предоставляет Европе спокойствие и помогает осуществлению настоящего
братства народов». А в Ноте к государствам всего мира сообщалось о желании
«сорокамиллионного украинского народа свободно войти в семью народов мира
и стать равным среди них».

Уроки Трудового Конгресса весьма поучительны. Почти за
неделю ему удалось принять ряд важных решений, которые свидетельствуют
о твердых намерениях новой, демократической власти заложить основу национального
законотворчества в Украине. Но последующие события похоронили попытку вывести
страну на путь цивилизованного развития. Под натиском большевистских войск
Директория вынуждена была менять места своего пребывания в республике,
пока осенью 1920 года не оказалась за рубежом.

Виктор ГУСЕВ, кандидат исторических наук
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ