Достоинство государства в конечном итоге зависит от достоинства личностей, которые его создают.
Джон Стюарт Милль, английский философ, политический экономист XIX века

Певец гайдамаков

Северин Гощинский гордо называл себя украинцем
7 апреля, 2005 - 20:45

Человек, о котором пойдет речь, представитель украинской школы в польской литературе, входивший в известную троицу «ЗА-ГО-ГРА» (Богдан Залеский, Северин Гощинский, Михал Грабовский), был большим сторонником украинства, превыше всего ценил землю, на которой родился, и всегда возвращался в родной край, куда бы судьба его не заносила. Намного раньше Тараса Шевченко Северин Гощинский коснулся болезненной темы гайдаматчины 1768 года, создав свое лучшее произведение — поэму «Каневский замок».

Родился Северин Гощинский 4 ноября 1801 года в городке Ильинцы (ныне поселок Винницкой области). Через год семья переехала в село Семаки. Отец поэта был управителем владельца Семаков Антония Прушинского. В этом богатом легендами и поверьями селе и прошло детство Северина Гощинского. Особые чувства у него вызывало местное кладбище, где якобы в лихие годы церковь не сгорела, а ушла под землю и ее колокола были слышны на Пасху, если припасть к земле. Детство и молодость Северина Гощинского прошли в своеобразном путешествии, ведь семья через год-другой меняла местожительство и жила в населенных пунктах нынешних Хмельницкой, Винницкой, Кировоградской, Черкасской областей. Учился будущий поэт в селе Заславье. Однако там уровень знаний был неутешительным, поэтому юноша занялся самообразованием. Продолжил обучение в селе Межирич.

Через три года тринадцатилетний Северин учится в средней школе уже в Виннице. Ему пришлось снова идти в первый класс. Однако юноша радовался, ведь там гуманитарные науки были на более высоком уровне, чем в Кременецком лицее. В конце ноября 1815 года Гощинские отправились на Смелянщину, а оттуда — в Умань, которая в жизни поэта играет довольно важную роль. В этом городе он получит образование, напишет «Каневский замок», состоится как поэт...

УМАНЬ, СОФИЕВКА, ДРУЗЬЯ

Умань и ее неповторимая окраина Софиевка оставили неизгладимый след в душе поэта. Здесь поэт проникся важным событием, которое изучил со всех сторон, — украинско-польским конфликтом 1768 года. Тогда местный властитель Францишек Потоцкий обращал в унию православных, создав атмосферу религиозной нетерпимости. Как известно, расплата со стороны казаков и крестьян была беспощадной. Восставшие убили ксендза Гераклия Костецкого, замучили учеников униатской школы. Простые люди иначе оценивали события в Умани, чем паны. Это давало Северина Гощинскому пищу для размышлений.

В Умани Северин Гощинский подружился с Богданом Залеским. Набирался ума и жизненного опыта, помогая отцу, который был экономом. С тех пор молодые поэты были неразлучны. Обычно (это было в традиции школы) к четырем утра они выбирались на прогулку перед уроками по Софиевскому парку, фонтаны и газоны которого и разнообразнейшие растения производили, словно уголок Эдема, незабываемое впечатление на учеников. О своем восторге, настроении души впоследствии поэт вспомнит так: «Желание оказалось настолько сильным, что главной молитвой во время ученической мессы была просьба к Богу, чтобы он помог стать поэтом». Переводы Горация, поэма о Костюшко стали первыми произведениями молодого Северина. На летних каникулах он поехал в Корсунь, что неподалеку от Канева, собирать материалы для будущей поэмы о гайдаматчине, осматривал руины разрушенного замка. Именно в Корсуне Северин Гощинский узнал о казаках, которые были против гайдаматчины, о казацком предводителе Вернигоре, просившем людей не идти за гайдамаками, он учил набожности и пытался разрешить конфликт бескровным способом.

После каникул в Умани образовалась известная литературная группа «ЗА-ГО-ГРА», в которую вошли три польских поэта, влюбленные в украинскую тематику, — Богдан Залеский, Северин Гощинский, Михал Грабовский. О тех годах Михал Грабовский вспоминал: «Полтора года, которые я провел в уманской уездной школе, в корне повлияли на мою дальнейшую судьбу, и именно благодаря ей я начал заниматься наукой и литературой. После знакомства с Северином Гощинским и Богданом Залеским в моей душе появилось огромное желание; как в детстве хотелось быть святым, так тогда захотелось быть писателем». Вскоре уманская тройка разъехалась. Михал Грабовский поступил в Одесский лицей, а Богдан Залеский отправился в Варшаву. Однако и при таких обстоятельствах молодые писатели всегда будут чувствовать влияние Украины как на творчество, так и на свою душу.

Группа «ЗА-ГО-ГРА» действовала и в Варшаве, куда съехались приятели. Вскоре Богдан Залеский с Северином Гощинским вступили в тайный союз Братьев поляков (1821 год). Дальнейшие годы для друзей будут нелегальными. Как-то Северин Гощинский даже захочет переехать в Грецию, чтобы участвовать в восстании против турок. Путь в эту страну у него пролег через Одессу. Сначала пойдет домой пешком, долгих пять месяцев...

В 1824 году в Умани Северин Гощинский напишет «Ночь в Софиевке», здесь задумает «Каневский замок», главным героем будет невыдуманный казак Небаба. Нелегальное положение в Софиевке, а затем в Киеве, выступления декабристов волновали молодого поэта. Неподалеку от Умани, в Лищиновке, где проживала в то время его семья, Северин Гощинский и начал написание своего главного произведения — поэмы «Каневский замок». Северин Гощинский еще не знал, какой силой он обладает, — магией невиданного в то время произведения — исторически правдивого и философского, с мастерским использованием украинского фольклора. Обсуждал произведение вместе с другом — Михалом Грабовским. Тот сообщил Богдану Залескому в Варшаву, что Северин равен Гете и Шекспиру!

ОН УМЕЛ ПОЛАДИТЬ С УКРАИНЦАМИ

Первая часть «Каневского замка» была создана в Лищиновке. Завершит поэт поэму в Александровке, над рекой Тясминица, где в 1826 году будет скрываться у матери Михала Грабовского. Товарищ Михал Грабовский, имевший довольно сильную финансовую опору, очень помог Северину Гощинскому. Он организовал поездку в Канев и по местам Колиивщины. Именно там станет известно, что предводитель Швачка — каневский мещанин. Целостной фигуре Швачки поэт противопоставил гордого и трагического Небабу. Также реальное лицо и героиня произведения — Орлика.

Богдан Залеский, который в то время находился в Варшаве, холодно отнесся к «Каневскому замку». Сам Залеский любил и уважал казаков и поляков только как побратимов — подданных Речи Посполитой. Однако третья часть поэмы была еще лучше. О «Каневском замке» вспомнит в «Пане Тадеуше» Адам Мицкевич. Здесь будет меньше гайдамацкой жестокости и дикарства. Герои будут страдать из-за капризов времени, часто вспоминать свою золотую молодость, лирически и трагически переживать «то, что судьба неуловимая принесла». Убийство Оксаны вызвало дальнейшие смертельные преступления, которые стали почвой Колиивщины. Завершался «Каневский замок» все-таки пессимистично:

 

Брама пекла зачинилась по війні.

І знов такий же мир, і злочини такі ж.

 

Северин Гощинский свою легендарную поэму дописал в Александровке, куда из Лищиновки его забрал Михал Грабовский.

Публикация «Каневского замка» вызвала восторг у романтиков и возмущение — у классиков. Но прогрессивные литературные критики видели в поэме будущий путь развития поэзии и других жанров литературы. Особенно восхищались вступлением к поэме, где Небаба с верховья дуба смотрит вокруг и вспоминает детство, вечные и неповторимые огни Ивана Купала. Поэтические строки этого отрывка были популярны в литературных кругах, часто цитировались...

В Морозовичах на Волыни, спустя несколько лет, Северин Гощинский создал свое второе крупное сочинение на украинскую тему — поэтическую повесть «Вернигора». В Морозовичах Северин Гощинский изучает Библию, ищет в ней силы. От пророчеств израильских потекли его мысли к пророчествам предводителя украинского казачества Вернигоры. Вдохновение в Морозовичах поэту давал труд на земле, который он с детства очень любил. Творил поэт обычно в овине, как это было раньше в селе Свинарка.

И вот летом 1829 года он снова на родной украинской земле, приезжает в Лищиновку, а оттуда — в Киев, чтобы обсудить издательские дела с Глюксбергом. Однако судьба повернула стремительно.

Летом 1830 года произошли волнения восставших в Бельгии, кризис в Берлине и Мадриде, возмущение народа в Париже. Возникла перспектива революционного движения в Варшаве. В конце ноября 1830 года Северин Гощинский участвовал в польском восстании, лично штурмовал Бельведер. Поэт и воин, который очень хотел, чтобы все народы на территории Российской империи жили свободно, в очередной раз скрывался после разгрома восставших.

С 1838 года поэт был вынужден жить во Франции, где чуть не умер с голоду. Перенес немало тяжелых ударов судьбы. Правда, и почитание его таланта окрепло так же, как и душа. В начале 1839 года тот же Богдан Залеский об его творчестве отозвался совсем подругому, чем раньше: «Три роки не брав у руки твого «Канівського замку». За цей час багато думав, наспівав по різних околицях, що надто хотів би спіткати невимовну радість — зустрітися з козаком Небабою, Орлікою і цілою гайдамацькою дружиною. Не хочу хвалити тебе в очі, але ж ти чорт і біда тобі на віки вічні, якщо залежиш своє поле. Я прогуляв свою молодість, а проснувся нещодавно, і проснувся на тернинах. А ти, брате, вдар копитом, і досягнеш не тільки мене, а й випередиш усіх, скільки нас є! Головне, козаче-голубе, серце, роби і роби його найкращим!»

В Украину Северин Гощинский вернулся в 1872 году. До конца своих дней жил во Львове, как и мечтал. 25 февраля 1875 года в этом городе он умер; этот великий пилигрим, который никогда не расставался с музой, нашел свое последнее пристанище на Лычаковском кладбище.

Сергей ГУПАЛО г. Киверцы, Волынская обл. Иллюстрации предоставлены автором
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ