Власть опирается на всех, кто живет во лжи.
Вацлав Гавел, чешский политик и общественный деятель, диссидент, критик коммунистического режима, драматург и эссеист, девятый и последний президент Чехословакии и первый президент Чехии

Реконструкция судьбы

Гетман Куницкий: малоизвестная страница из истории украинского казачества
31 марта, 2005 - 19:54
ПОЛЬСКИЙ КОРОЛЬ ЯН III СОБЕСКИЙ, В ПРАВЛЕНИЕ КОТОРОГО ВОЕВАЛ И ПОГИБ ГЕТМАН КУНИЦКИЙ (К СОЖАЛЕНИЮ, ПОРТРЕТ НАШЕГО ГЕРОЯ НЕ СОХРАНИЛСЯ). ФОТО ИЗ КНИГИ: Д.ЯВОРНИЦКИЙ «ИСТОРИЯ ЗАПОРОЖСКИХ КОЗАКОВ»

К большому сожалению, даже в объективных исторических произведениях встречается порой историческая неправда. Иногда она лежит на поверхности, ее легко сразу же выявить и тогда она не опасна. Так, например, в некоторых наших летописях указывается, что предводителя казацкого восстания Северина Наливайко поляки заживо сожгли в медном быке, хотя из достоверных источников известно, что он был четвертован (И.Бельский). Но иногда ошибки бывают не столь уж безобидными, закрадываясь в историческое произведение помимо воли самого автора и формируя у читателей заведомо неправильное представление о том или ином факте или историческом персонаже. Одна из таких ошибок связана с именем гетмана Степана Куницкого.

О Степане Куницком нам известно немного. Происходил он из старинного шляхетского рода Куницких герба Драго-Сас. В свое время служил у гетмана Дорошенко, который возглавлял Правобережье в 1665—1676 годах. При этом Куницкий пользовался особым доверием у гетмана. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что когда Дорошенко выдавал свою дочь замуж за племянника Левобережного гетмана Демьяна Многогрешного, сватовство шло именно через Куницкого.

Дорошенко хотел создать самостоятельную украинскую державу, независимую ни от Польши, ни от России. В борьбе с Петром Дорошенко польское правительство стремилось уничтожить саму сердцевину украинской казацкой державы — ее гетманско-полковое устройство. Поэтому после смерти в 1679 году Остапа Гоголя, назначенного поляками наказным гетманом (кстати говоря, прямого предка Николая Васильевича Гоголя), правобережные казаки почти три года вообще не имели гетмана.

Однако под угрозой турецкой экспансии в 1682 году польский король Ян III Собеский вынужден был обратиться к правобережному казачеству с просьбой оказать помощь в борьбе против «бусурманов». За это король обещал восстановить все их старинные вольности и привилегии, позаботиться о равноправии православной веры с католической и т. д. Несмотря на противодействие гетмана Левобережной Украины, правобережные казаки решили принять предложения польского короля. Казацкие полки приняли самое активное участие в битве европейских армий с турецким войском во время осады Вены в 1683 году. Ян III Собеский с успехом использовал казацкий военный потенциал и в победном «послевенском» походе, в битвах под Парканами и Эстергомом в Словакии и Венгрии, и в последующем освобождении этих земель от османского ига.

Летом 1683 года, выполняя свои обещания, Ян III Собеский утверждает правобережным гетманом Войска Запорожского войскового товарища Степана Куницкого, избранного казаками. В конце 1683 года король присылает Куницкому гетманские клейноды — булаву и печать с «гербом старожитным Украины» (это был известный образ пешего казака с мушкетом), которые впоследствии перешли к его преемникам.

Обосновавшись в Немирове на Подолье, Куницкий проводит новую колонизацию земель Правобережной Украины, разоренных военными действиями во время гетманства П.Дорошенка и Ю.Хмельницкого. Он отстраивает старинные казацкие города Корсунь, Богуслав, Мошны. Во время гетманства Куницкого в 1683 году составляется так называемый «компут» (реестр) правобережного Войска Запорожского. В этом же году казаки получают плату за свою службу. Две крупные выплаты были осуществлены из государственной казны Речи Посполитой, и еще одна (при посредничестве польского правительства) — от Папы Римского.

Зимой 1683—1684 годов по приказу Яна III Собеского во главе 5-тысячного казацкого корпуса Куницкий осуществляет поход в Молдавию, чтобы свергнуть протурецкого господаря Г.Дуку и сорвать готовящийся поход турецких войск на Венгрию. Утвердив господарем на молдавском троне польского ставленника Стефана Петричейку и выполнив тем самым свою миссию, Куницкий повел заметно поредевшее казацкое войско домой. Путь их пролегал через татарские владения — Буджак. Здесь-то и развернулись те драматические события, которые затем были неверно описаны украинскими летописцами. Согласно широко распространенной версии Куницкий, столкнувшись с превосходящими силами буджацких татар, покинул поле боя, оставив казаков в окружении. Позже он якобы был убит своими же казаками, которым удалось прорваться, в Могилеве-Подольском.

Вот, например, как описываются эти события в «Истории Русов»: «Король Польский ... в 1683 году ...определил в Заднепрские полки Гетманом, выбранного козаками из своих старшин, Якима Куницкого, на место убитого под Веною Гетмана их, Евстафия Гоголя. Но когда, в 1684 году, командирован был сей Гетман от Короля со своими козацкими полками в Бессарабию для поисков над Белгородскими Татарами, собравшимись идти войною на Венгрию, то он, увидя татар в большом числе от своего корпуса, оробел и скрылся подлым образом из своих полков, оставив их в нерешимости на произвол судьбы. Козаки, провозгласив зараз главным начальником своим Полковника Брацлавского, Дмитрия Могилу, сделали из полков своих, по его повелению, пешую батаву или фалангу и, быв окружены со всех сторон татарами, пробились сквозь их толпы и воротились к своим границам благополучно оборонительными мерами, а там, сыскав убежавшего от них Куницкого, убили его, по приговору всего войска, тупыми концами своих ратищ» (История Русов/ Репринтное воспроизведение издания 1846 года — К.: Дзвін, 1991 с. 180).

Подобные описания смерти Куницкого приводятся также в летописях Самовидца, Григория Грабянки и Самуила Величко. Правда, неизвестно, какими источниками при этом пользовались их авторы. Вообще, Куницкий — один из наименее упоминаемых казацких гетманов. Но, что любопытно, упоминание о нем мы находим у наших соседей — молдаван. В 1844 году, за два года до издания Осипом Бодянским «Истории Русов», в газете «Одесский вестник» №32 был напечатан небольшой рассказ молдавского писателя Болеслава Хыждеу «Гетман Куницкий. Молдавское предание из летописи Василия Баинского». Из этого рассказа следует, что Куницкий погиб совсем не так, как сообщают нам казацкие летописцы.

Действительно, вот что пишет Хыждеу: «В 1684 году казацкий гетман Куницкий вторгся в Молдавию, чтобы освободить ее от турецкого плена и утвердить на ее престоле господарем Стефана Петричейки. Обманутый в пособии молдаван, преследуемый сильным войском хана татарского, он убежал в буджакские степи, чтобы через Днестр убраться скорее в Польшу. Из пяти тысяч казаков, приведенных Куницким, осталось только семьсот молодцов. На берегу реки Ялпуха расположился этот обломок славной казацкой силы праздновать Пасху». На следующее утро, не успели еще толком казаки раскрыть глаза, как увидели в степи черное облако. Это десятитысячная татарская орда во главе с ханским сыном приближалась к ним. Ну и что же Куницкий? «Эй, братцы-молодцы! — сказал своим Куницкий, — не сдобровать нам! Незванных гостей провожают огнем и мечом. Но не посрамим крови казацкой, не посрамим нашей славы рыцарской. Лучше гнить в сырой земле, да жить в памяти людей, чем пойти в ясак, да служить бусурманам рабством египетским!»

Как понял читатель, рассказ Хыждеу не историческое, а художественное произведение, основанное на конкретном историческом факте. Далее следует красивая легенда о том, что ханский сын согласился отпустить казаков с миром, но при условии, что в выпущенном им в небо соколе будет столько ран, сколько казаков у Куницкого. Казаки соглашаются, но когда развеивается дым от выстрелов, татары видят, что семьсот казацких пуль пробили не белого сокола, а сердце их хана. В тот же миг десять тысяч татарских сабель обрушиваются на казацкие головы. «Так погиб в Буджаке славный казацкий гетман Куницкий вместе со своим славным рыцарством, — заключает Хыждеу свой рассказ. — Вечная память герою, старавшемуся освободить Молдавию от ига турецкого!»

Как же возникло это предание, и кем был автор рассказа? Известно, что Василий Баинский, «родственник молдавского господаря Стефана Петричейку», которому Хыждеу приписывает роль летописца, не оставил после себя какой-либо летописи, но сам Болеслав Хыждеу был прямым потомком молдавского господаря. Его прапрадед Стефан Хыждеу был женат на родной сестре Стефана Петричейку, и после его гибели в 1673 году Стефан Петричейку усыновил своих племянников. С тех пор этот род носил двойную фамилию — Петричейку- Хыждеу. Очевидно, что в семье Хыждеу сохранились семейные предания, берущие начало от событий тех лет.

Хыждеу было известно, что существует другая, изложенная выше, версия гибели Куницкого, поскольку в конце рассказа он по сути дела комментирует описываемые события и дает примечательную оценку этому преданию, свидетельствующему о том, что «Куницкий убит татарами, а не своими же казаками, как это утверждают некоторые печатные источники». Как же случилось, что Грабянка, Величко и автор «Истории Русов» использовали в своих летописях неверную версию гибели Куницкого? Ответ, как ни странно, содержится в той же «Истории Русов». В предисловии к ней автор обращает внимание на следующее: «Историки Польские и Литовские, справедливо подозреваемые в баснословиях и самохвальстве, описывая деяния народа Руского, якобы в подданстве у Поляков бывшего, затмевали всемерно великие подвиги их, подъятые на пользу общего отечества своего и Польского». Примером такого «баснословия» может служить хотя бы уже упоминавшаяся легенда о сожжении Наливайко в медном быке, которая была выдумана польскими историками из желания отомстить казацкому герою даже после его смерти.

Поход гетмана Куницкого в Молдавию в 1683—1684 годах был очередной вехой в совместной борьбе молдавского и украинского народов против татарского ига. Более того, эта военная операция стала одним из ярких эпизодов общей борьбы европейских народов с Османской империей в их противодействии распространению турецкого влияния на христианский мир Центральной и Восточной Европы.

Свой рассказ Болеслав Хыждеу предварил эпиграфом из украинской народной песни «Слава наша козацька най марно не гине!» Хотелось бы, чтобы эти слова сбылись, наконец, в полной мере и в отношении славного казацкого гетмана Степана Куницкого.

Владимир СЕЛЕЗНЕВ, историк, Днепропетровск
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments